X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Ехал я как-то по дороге…» (часть 1)

гость, протоиерей Николай Германский

Недавно в нашем монастыре гостил протоиерей Николай Германский — священник, поэт, прозаик, редактор духовно-просветительского альманаха «Возвращение». Уже 31 год отец Николай является настоятелем Свято-Никольского храма в поселке Ракитное Белгородской области, где служил почитаемый старец XX века архимандрит Серафим (Тяпочкин). Мы поговорили с отцом Николаем о его дороге жизни, о пути к священничеству, о духовной связи со старцем Серафимом и о любви к Беларуси.

Отец Николай, расскажите, как состоялось Ваше знакомство с нашим монастырем?

— Мы узнали о монастыре от нашего друга Татьяны Дашкевич — поэта и прозаика, члена Союзов писателей России и Беларуси. Она и привезла нас в монастырь.

Мы очень любим Беларусь. Уже пятый раз приезжаем к вам. Самое ценное, что есть в жизни, — это человек. И с каждым годом я начинаю понимать это всё больше и больше. В монастыре я познакомился с удивительными людьми, которые стали моими друзьями. Мы познакомились с духовником обители — протоиереем Андреем Лемешонком. У меня была замечательная возможность послужить вместе с ним, побывать на мужском подворье, поучаствовать в сестрических собраниях.

— Чем для Вас лично интересен наш монастырь?

— Опыт монастыря интересен и уникален. Здесь стараются совмещать делание Марфы и Марии. Это не так просто. Деятельность монастыря порой поражает. Думаю, без Бога было бы трудно сделать всё то, что сделано.

Я знаю, что некоторых настораживает деятельность монастыря. Но я при случае всегда защищаю обитель. Наряду с внешним деланием здесь идет непрестанная молитва. Отец Андрей очень любит Божественную литургию и много служит. Для меня это главный показатель. Опасности и искушения есть всегда и у всех — и у послушников, и у игуменов, и у патриархов. Можно даже и храмы строить в ущерб вере. Но это вовсе не значит, что не нужно строить храм, писать иконы, творить благолепие, ведь через внешнее человек часто приходит к внутреннему. Например, через чудесную каноническую икону человек может прикоснуться к Царству Небесному. Нужно помнить, что Господь видит, насколько мы искренни в своем делании.

 

— Вы сказали, что отец Андрей любит Божественную литургию. Как Вы это увидели?

— Он собран и старается не отвлекаться на внешнее во время богослужения. Думаю, это очень важное условие для того, чтобы человека коснулась благодать. Собранность, внимательность к каждому моменту Божественной литургии говорит о серьезном отношении человека и его понимании того, что это богослужение является кульминацией нашей жизни. Кажется, святитель Иоанн Златоуст говорил, что вся вселенная была создана ради Божественной литургии, и если бы ее не было, то не было бы и Церкви, а если не было бы Церкви, то жизнь была бы абсолютно бессмысленна. Лично для меня это так.

А до священнической хиротонии Вы считали, что у Вас есть смысл жизни?

— Пожалуй, нет. Но я его усердно искал, задавая себе вопрос: «Зачем я живу?» Меня не удовлетворяло то, чем жили люди вокруг, мне этого было мало: прийти на работу, вернуться с работы… Мне всегда казалось, что в жизни есть нечто гораздо более важное и интересное.

Я часто смотрел на глобус и думал: «Это же моя земля, я на ней живу, неужели я ее не повидаю? Неужели я всё время буду жить только в своем городе и больше ничего не увижу?» Когда приезжал в областной центр к родственникам и видел в многоэтажных домах окошечки со светом, то думал о том, что там, за этими окнами, живут люди со своими проблемами, о чем-то думают, о чем-то переживают, о чем-то мечтают… Или в метро смотришь на скопление людей и понимаешь — каждый со своим неповторимым миром. Теперь-то я точно знаю, что каждый человек — это неповторимая вселенная. И мне становятся всё более и более понятны слова святых отцов, которые говорили, что человеческая душа дороже для Бога, чем целые мириады звезд. Святые отцы понимали, что Господь ценит и любит каждую душу. В соборной молитве мы являемся единым телом Христовым, а в Святом Духе различаемся, ибо каждый может принять Духа в свою меру.

 

— Отец Николай, как проходил Ваш поиск смысла жизни? Где Вы его искали?

— Я родился в городе Лиски, это районный центр Воронежской области. Время было безбожное, но мы, будучи детьми, об этом, конечно, не думали. Моя мама всегда молилась за меня. Через дорогу от нашего дома стоял храм Покрова Пресвятой Богородицы. Как только я смог забираться на стул, я каждый день смотрел на него через окно. Думаю, это тоже сыграло свою роль в моей дальнейшей жизни. Потом меня стали водить в детский садик, а через забор садика был виден церковный двор, и мы наблюдали, как там служат молебен. Когда батюшка шел на службу вдоль наших ворот, мы всегда радостно бежали за ним.

Смысл жизни я искал везде: увлекался йогой, хотя и не глубоко, занимался восточными единоборствами, почитывал китайскую философию. Всё, где речь шла об истине, меня очень увлекало. Однажды в букинистическом магазине я открыл книжку и увидел в ней слово «истина», сразу купил ее и стал читать, но об истине так ничего и не нашел.

Храм был последним местом, где решили искать истину?

— Не то чтобы я раскладывал для себя эту очередность и думал, что напоследок зайду в храм. Просто так получилось. Наверное, Господь меня провел везде, чтобы показать, что там я ничего не обрету для себя.

 

Священник — это всегда призвание Божие? Вы ведь окончили педагогический институт…

— В мои планы никогда не входило стать священником. Я очень боялся покойников. Когда мимо нашего окна проходила похоронная процессия, сопровождаемая душераздирающей музыкой, я забивался в угол и закрывал уши. Разве мог подумать я тогда, что когда-то тоже буду отпевать усопших…

В какой момент Вы почувствовали, что на это служение Вас призывает Господь? Как этот призыв распознать?

— Мне было 30 лет, когда я пришел на церковный двор и с тех пор стал захаживать туда всё чаще и чаще. Наконец блудный сын вернулся. Мне было интересно слушать то, о чем разговаривали «ветхие» верующие бабушки, которые вскоре стали признавать меня своим.

Однажды на Рождество Христово я впервые решил пойти на службу. Перед этим мне приснилось златокудрое существо, которое сказало три слова: «Встретимся в храме». Придя в храм, я только и делал, что искал это существо. Конечно же, не нашел. Но когда выходил из храма, то на стенах справа и слева увидел иконы двух ангелов со свитками в руках. Эти ангелы, как мне показалось, очень походили на того, кого я так хотел увидеть. Я почувствовал, что встреча произошла.

В один из своих приходов на церковный двор я встретил священника, который словно ждал меня, и именно он стал моим первым духовным наставником. Вскоре он привел меня на клирос и благословил на пение и чтение, чем я и занимался каждый день в течение пяти лет. С того момента я понял, что пришел домой. Когда-то иеромонах Серафим (Роуз) сказал, что, когда он впервые зашел в православный храм, двери за ним захлопнулись.

Через пять лет по рекомендации отца Николая архиепископ Курский и Белгородский Ювеналий (Тарасов) рукоположил меня во священники. Таким образом Господь Сам меня нашел. Я верю в это.

 

Продолжение следует…

Беседовала Ольга Демидюк
Фотографии трудника Иоанна

13.07.2022

Просмотров: 1202
Рейтинг: 5
Голосов: 28
Оценка:
Комментировать