X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Ехал я как-то по дороге…» (часть 2)

Ехал я как-то по дороге часть 2

— Отец Николай, Вы служите в удивительном месте — там, где служил архимандрит Серафим (Тяпочкин). А когда Вы почувствовали духовную связь с отцом Серафимом?

— Однажды, еще будучи чтецом, я приехал к одному почтенному священнику, а у него как раз была в гостях женщина из Москвы, как впоследствии выяснилось — жена знаменитого детского писателя Геннадия Снегирева. Отец Александр попросил меня сопроводить Татьяну Ивановну в Петербург, чтобы приобрести там колокола для двух сельских храмов. Вот тогда-то она мне и рассказала об отце Серафиме, о котором я раньше не слышал. Я слушал ее раскрыв рот. Ее рассказ задел мое сердце, и с тех пор моя семья приняла и полюбила отца Серафима. Татьяна подарила мне его фотографию, которая всегда была с нами. Года через три-четыре я стал священником и начал свое служение в селе Борки Курской области в величественном храме иконы Божией Матери «Знамение». Я прослужил там год и был счастлив. А потом чудным образом владыка Ювеналий меня благословил в Ракитное, в Свято-Никольский храм.

 

Отец Николай

Фотография батюшки всегда висела над моей кроватью. Бывало, он с этой фотографии на меня строго смотрел, бывало, улыбался. А тут три дня подряд, когда я смотрел на батюшкину фотографию, он как будто смеялся, словно живой. В третий раз я уже даже сказал: «Батюшка, что это Вы смеетесь? Что это Вы так радуетесь?»

Это было перед Великим постом. Я поехал в епархию. Владыка спросил, как мои дела, и добавил, что есть возможность моего перемещения: «Не хотели бы Вы послужить в Ракитном?» В этот момент я потерял ощущение пространства и времени. Бог будто вырвал меня из времени, и у меня было ощущение, что я пребываю на Его руках в Его необыкновенной любви! Почему-то пришла мысль, что Бог всё знает обо мне — и то, что было, и то, что будет. Это состояние продолжалось несколько мгновений. Затем я «вернулся» и подумал, что неплохо было бы испросить совета у духовных наставников. Я попросил у владыки время подумать. Владыка согласился. Я поехал к своему наставнику — отцу Николаю, а он мне и говорит: «Ну ты и дурачок! У могилки отца Серафима ты столькому можешь научиться! Звони владыке и говори, что согласен». А я иду на почтамт, подхожу к телефону и не знаю, что говорить. «Владыка, я согласен»? Взмолился: «Господи, дай мне слово!» И вот владыка берет трубку, и я говорю: «Владыка, благословите, это отец Николай Германский. Вот Вы говорили о Ракитном. Как мне быть?» А он мне говорит: «Отец Николай, служите, где служили». И я ответил: «Благословите, владыка».

Видно, мне нужно было пройти это испытание, чтобы ясно увидеть свое недостоинство. Внутри меня как будто кто-то говорил: «Уходи…» И, как мне кажется, я понял, кто меня тогда гнал. Я тут же подумал: «Пока пинками не выгонят, никуда не уйду».

Вам удалось смириться?

— По крайней мере я успокоился, а может быть, даже и смирился. У меня не было даже и мысли возобновлять разговор с владыкой. Я промолился весь пост и поехал, как это принято, поздравлять владыку с Пасхой. А он мне и говорит: «Отец Николай, что-то Вы у меня из головы не выходите. А поезжайте-ка в Ракитное». На этот раз мне оставалось лишь произнести: «Владыка, благословите!» И с тех пор вот уже 31 год, как мы с матушкой в Ракитном. Самому придумать эту историю невозможно, и мы верим, что всё это произошло по молитвам отца Серафима.

 

интервью

Что-то изменилось за годы Вашего служения в этом месте?

— Наверное, да. Когда отвечал только за свой приход, своих прихожан, свою семью, мне кажется, я больше молился. Но когда стали появляться новые обязанности, когда мы стали проводить духовно-просветительские вечера и Серафимовские чтения, когда стали издаваться мои книжки, вероятно, я потерял в молитве. И есть такое ощущение, что лучше я не стал. Но знаю, что Бог меня и всех нас любит по-прежнему.

 

служение Марфы и Марии

Получается, мы опять возвращаемся к служению Марфы и Марии…

— Я понимаю, что для того, чтобы людей привести к Богу, необходима культура, но культура «правильная» — светлая, духовная, православная. Это тот мостик, который может привести человека от безбожия к Церкви и к Богу. Это костылики, необходимые для больного человека. Но когда человек выздоравливает духовно, ему не нужны эти костыли. Они ему начинают мешать. Архимандрит Софроний (Сахаров) писал, что, когда живопись стала между ним и Богом, он ее просто оставил.

Я прочитала такой отзыв об отце Серафиме: «Он умел дать почувствовать человеку его ценность в глазах Божьих, донести до него Божью любовь, весть о Божьей любви лично к нему. И в этом человек находил силы для жизни, для перемен». Вы согласны?

— У отца Серафима было одно качество, которое отличало его от многих старцев, которых я знал, — необыкновенная любовь. Она была и у отца Кирилла (Павлова), и у отца Иоанна (Крестьянкина), и у многих других. Но у отца Серафима она была особенной. Он сам был воплощением евангельской любви на этой земле. И буквально все, кто его вспоминает, говорят об этой любви, которая давала почувствовать людям, что они кому-то нужны. Конечно, Богу. И отцу Серафиму.

 

приход

Однажды он мне приснился, и я почувствовал эту любовь на себе. Мы ко снам относимся осторожно, но здесь у меня не было никакого сомнения в том, что случилось это для моего назидания. Во сне я видел упокоившегося отца Серафима лежащим на столе, лицо его покрыто воздухом. Вереница людей отдает ему целование. Я тоже становлюсь в очередь. Люди идут, и тут за одного человека от меня у батюшки начинает шевелиться воздух, он вдруг приподнимается, облокачиваясь на руку. Я подхожу к нему и вижу его лицо, преисполненное любви. И я ему говорю: «Батюшка, я такой грешник!» А он мне хлопает тихонько рукой по плечу и говорит: «Нет-нет-нет». Я снова говорю: «Я так плохо и нерадиво служу!» А он снова хлопает меня по плечу и говорит: «Нет-нет-нет». И в это время я ощущаю запах обильного благоухания, исходящего от него. И в этот момент я просыпаюсь… Я рассказал про этот сон духовному сыну отца Серафима отцу Валерию Бояринцеву, а он говорит: «Именно так и делал отец Серафим!»

Вы как священник можете сказать, есть у людей этот запрос на любовь?

— Конечно, есть. Люди желают любви. Когда они получают ее даже от слов такого немощного человека, как я, я вижу, как они меняются, у них появляется надежда, радость. Однажды на экскурсию в наш храм пришло около 100 человек. В Ракитном проходил симпозиум аграриев со всей России, приехали ученые, работники министерства, бригадиры, агрономы, колхозники. И я встретил их на церковном дворе и около получаса общался с ними. Они зашли в храм, посетили могилку отца Серафима, а когда уходили, больше половины из них взяли у меня благословение и почти все крепко пожали мне руку. Ведь «душа человека по природе своей христианка», как сказал один из отцов Церкви.

Только любовь, коснувшись человека, может изменить его душу?

— Пожалуй, да. Но наставления тоже нужны. Хорошо бы только учить с любовью. Без любви чему ты научишь?

Слово — серебро, а молчание — золото. Молчание — таинство будущего века. Можно лишь посмотреть на человека с любовью, сказать ему одно-два слова без всяких наставлений, и у него может измениться жизнь.

 

Как найти слова утешения для человека, который переживает боль?

— Без молитвы это едва ли возможно. Если человек со своими вопросами идет к священнику без молитвенного напряжения, то ему тяжело помочь. Он должен приходить хотя бы с открытым сердцем и искренним желанием получить ответ. И когда вы оба молитесь, то Господь помогает, вы с этим человеком настраиваетесь на одну волну с Богом. Если начинаешь выстраивать общение от себя, то доброго результата не будет. Необходимо сочувствие, соучастие и сопереживание. Как говорил апостол Павел: Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими (Рим. 12: 15).

В последнее время несколько человек мне сказали, что они не верующие, но хотят поверить, чувствуют тягу к Богу. С чего им лучше начать? Какой шаг сделать?

— Нет одного правила для всех. Такому человеку нужно быть максимально искренним с самим собой, своими ближними, и тогда Господь ему приоткроется. И хоть как-то про себя просить: «Господи, у меня слабая вера в Тебя. Я не могу сказать, что Тебя нет, я даже говорю, что Ты есть, но я хотел бы когда-нибудь Тебя почувствовать. Не оставь меня, Господи, будь со мной». И стараться при этом самому не делать зла, никого не осуждать, не думать ни о ком плохо, не обижаться, а делать добрые дела. Утром встать и сказать: «Господи, благослови меня на сегодняшний день». Вечером: «Прости меня, Господи, вот там, там и там я сделал что-то не то». Получается беседа с собственной совестью. Но ведь совесть, как мы знаем, — голос Божий в человеке. Главное в своих просьбах быть максимально искренним, и Господь рано или поздно ответит.

 

интервью с Николаем Германским

Многие люди чувствуют Бога далеким, как будто Ему нет до них дела, Он не участвует в их жизни. А для Вас Бог близко или далеко?

— Бог всегда к нам одинаково близок. Это мы периодически удаляемся от Него. Со мной часто случались такие вещи, которые явно говорили о присутствии Творца.

Когда я был чтецом, мы молились у иконы Казанской Божьей Матери в Воронеже, и вдруг я на иконе увидел живое лицо Богородицы. Она смотрела на меня и улыбалась, а я стоял и плакал. Такая была близость…

С тех пор прошло немало лет. И я уже говорил о том, что, скорее всего, ослаб в молитве. В прошлом году перед Божественной литургией я вновь как когда-то дерзновенно подумал: «Господи, скажи, Ты еще со мной?» После Божественной литургии выхожу и вижу, как идут два взрослых человека и держат абсолютно расслабленного юношу. Он меня увидел, рассмеялся, руки ко мне потянул. Мы обнялись и так стояли с ним некоторое время. И в этот момент я почувствовал, что Сам Христос меня обнял. Так я получил ответ.

 

Николай Германский

В Вашей книге «Притчи духовного странника» небольшие заметки и наблюдения за жизнью. В каждой подробности жизни Вы видите для себя некий ответ, какое-то научение. Вы с этим всегда живете?

— Видно, я так устроен. Люди часто не замечают прекрасный мир, который создал для них Господь. Мы должны замечать его, беречь по мере своих сил и благодарить Творца.

«Ехал я как-то по дороге, и подумалось мне, что она подобна моей жизни и все-то Господь сделал для меня — и здоровьем не обделил, и женушку любимую с детишками послал, и знаки разные на пути расставил. Вот, читаю, написано крупными буквами "Не обмани", а вот — "Не осуди", а дальше — "Не злись", "Прости", "Потерпи", "Возлюби". Господи! Дал бы Ты мне еще силенок, чтобы я не блуждал средь бела дня, а довез всех, кто едет со мной в одной упряжке, до конечной станции!»

— В начале нашего разговора Вы говорили, что любите Беларусь, а почему?

— Мы полюбили Беларусь, как только приехали сюда. Природа, чистота, спокойствие, ухоженность. И люди здесь, как нам кажется, проще и чище. Здесь есть всё для нормальной человеческой, а стало быть, и христианской жизни. Если бы все еще это понимали…

Беседовала Ольга Демидюк
Фотографии трудника Иоанна

«Ехал я как-то по дороге» (часть 1)>>

14.07.2022

Просмотров: 1235
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать