X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Всё русское пленило мое сердце» (часть 1)

Рубрика «Моя Сербия» посвящена Сербской Православной Церкви и ее людям. Через личные истории тех, кто нашел путь к Богу — монахов, священников, игуменов, известных православных христиан Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Косово, — мы познакомимся с духовными и культурными традициями сербского народа, поговорим о монастырях и храмах, о Православии и единстве славян. Наши герои с трепетом рассказывают о своем пути к Богу, родной земле, ее святынях и подвижниках веры… Гость рубрики — монахиня Елисавета (Шукович), насельница нашего монастыря.

«Примите меня в ваш монастырь. Хочу жить монашеской жизнью», — письмо с такими словами пришло в нашу обитель 12 лет назад. Вслед за ним на пороге появилась творческая девушка с русской душой из далекой Черногории. Божий призыв Горица чувствовала с детства, но впереди был долгий путь поиска. Всё это время Господь был рядом и с любовью направлял Свое чадо, не ограничивая его свободы. Божиим Промыслом монашеский постриг Горицы состоялся в нашем монастыре, и сегодня она носит имя его небесной покровительницы.

Уроки духовности

— Настоящей духовной жизни я училась у родителей. Они в храм не ходили, церковных правил не знали, но людьми были высоконравственными, сохранили мораль и честность, высокую планку в любви и дружбе. Нас мало воспитывали словами, мы просто жили в семье. Конечно, не всё было идеально: и ругали нас, и споры случались, но когда видишь пример, чувствуешь любовь и доверяешь, строгость не калечит, а направляет ребенка.

Мама всегда помогала людям. Наша соседка с нарушенной психикой не раз хотела покончить с собой. Видимо, Бог подсказывал маме, и она часами разговаривала с этой женщиной, утешала ее и кормила. Для меня до сих пор загадка, откуда у человека, который не ходит в храм и не причащается, такая жертвенная любовь.

Образцом верности и любви была моя бабушка. В 19 лет с двумя детьми она стала вдовой. Когда дедушка погиб на войне, папе исполнилось всего несколько месяцев. На этом бабушкина семейная жизнь закончилась.

О вере она говорила мало, больше рассказывала о войне: арест, лагерь, голод. Ели кукурузу и кору липы. Папа вспоминал, как они просили кушать, а бабушка говорила: «Ложитесь спать, детки, завтра покушаем». Тем не менее в людях осталась жизнерадостность.

Бабушка жила в Подгорице, и в детстве я часто ее навещала. Часами как завороженная слушала рассказы. Однажды бабушка вспоминала, как больному дедушке принесли апельсин. Он сказал: «Я не так болен, как сосед, несите ему». Тот ответил: «Зачем мне, старому, я и так умру. Отдайте женщине, которая родила». Мать попросила отдать детишкам. И в какой-то момент апельсин вернулся к дедушке. Спустя годы, уже в монастыре, я услышала похожую историю об афонском старце, только ему вместо апельсина принесли клубнику.

С детства я видела в семье, как всё лучшее оставляли гостям и больным. Гостеприимство — Божие качество сербов, оно передается из поколения в поколение.

Бабушка у меня часто спрашивала: «Как мама и папа?» — «Суета! Нервные!» — «А я никогда не знала, что такое "нервы"…» Мне кажется, наши «нервы» — это какое-то расслабление. Здоровый образ жизни, правильное питание — всё говорим, говорим и никак не оздоровимся. Разве в этом смысл жизни? Наши предки служили друг другу, даже не осознавая, что совершают подвиг. В этом были и здоровье, и счастье, и радость.

Рядом с бабушкой мне всегда было тепло и спокойно. Люди с большим жизненным опытом, претерпевшие горе и страдания, — как святые старцы, с ними достаточно просто находиться рядом, исцеляет Дух. Бабушка прожила 90 лет и тихо отошла к Богу...

«Я рисовала свой мир»

— Если честно, мне никогда не нравился мир, который меня окружал, в нем всё было окрашено мирскими заботами и суетой. В какой-то момент в семье даже подумали, что я аутист. У меня был свой небольшой столик, я его открывала и могла часами играть, рисуя свой мир.

Ребенок расположен к духовной жизни, ему близок Бог. Подсознательно я всегда знала, что есть высшая Любовь, высшая Истина, высшее Добро. Удивительным образом чувствовала, что надо молиться — облечь себя в какую-то защиту. Каждый вечер я становилась возле кроватки и представляла, что отправляюсь в космос. Мысленно надевала много слоев защиты: сначала теплое нижнее белье, потом специальную одежду, которая не пропускает ветер и бережет от опасных лучей, обязательно шлем. Представляла, что улетаю и плаваю в открытом космосе.

Сегодня я понимаю, что душа ребенка нуждалась в молитвенной защите и общении с Богом. Вся эта придуманная одежда — как будто облачение монаха, а из космоса струится неземной свет. Удивительно, я не была крещеной, но зов к монашеству был уже тогда…

Русская душа

— В детстве я очень любила русские сказки. В них глубина, верность, преданность. Жизнь героев была мне близкой, пленило, что добро всегда побеждает зло через жертву. Черногорское телевидение показывало русские сказки. В старших классах я даже убегала из школы, чтобы погрузиться в этот чудесный мир духовности.

Папина сестра преподает русский язык. Она привезла мне из Москвы куклу Иван-царевич, русские рассказы и пластинки Чайковского. Я читала Достоевского и Толстого. Мне близка культура Сербии, но я всегда говорила: «У меня русская душа». Всё русское пленило мое сердце.

Как славяне, русские и сербы похожи, но у каждого народа есть свои особенности. Сербы как дети, в них много доброго, искреннего, настоящего, а в русском человеке всё как будто выстраданное, с надрывом.

Впервые прочитав акафист святой Елисавете, я была поражена, какой она удивительный человек. Как она любила, как страдала, как отреклась от мира! Я совсем не похожа на нее. И все-таки общее у нас есть — я, как и она, всей душой полюбила русский народ.

Первый шаг к Богу

— В школе я хотела стать дефектологом и заниматься с детками. Мама меня отговорила — не верила, что смогу выдержать эту боль. И я поступила в университет на отделение фармацевтики. Видела много лжи, лицемерное отношение к человеку. Фармацевтическая индустрия для меня адская, в ней зарабатывают деньги на чужом горе. Понимаю, что есть хорошие фармацевты, которые действительно верят, что помогают людям, но у меня внутри был протест.

Глубокое разочарование во время учебы привело в состояние уныния. Я могла часами смотреть на одну страничку текста и спрашивать себя: «Что происходит? Почему я в этом?» Боялась разочаровать родителей, которые хотели, чтобы у меня была стабильная работа…

Это был ужасный период. Я много плакала, не могла набраться мужества и всё бросить. Помню, как бабушка мне сказала: «Дай тебе Бог счастья и настоящий путь в жизни», — такой короткой была ее молитва.

Шесть лет я проучилась в университете. Предстояла практика и магистратура. Дальше уже не могла и переключилась на мою большую любовь — театр. Начала заниматься в студии, но меня по-прежнему мучила фармацевтика. Родители расстраивались, называли меня трусом: «Всё готово, сделай последний шаг — и у тебя хорошая профессия!»

Окончательно всё сломалось, когда подружка, с которой мы учились, продала за большие деньги лекарство для младенца. В тот момент, глядя на меня, она сказала: «А что? Деньги нужны». Мне стало страшно, я не могла это принять. Почувствовав внутреннюю решимость, собрала все свои книги, документы, развела на даче костер и бросила всё туда. Смотрела, как горит огонь, а внутри всё кричало: «Гори! Сгори дотла!»

Это был мой первый шаг навстречу Богу…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

18.11.2020

Просмотров: 1330
Рейтинг: 4.9
Голосов: 34
Оценка:
Комментировать