X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Вериги

С давних времен христианские монахи-аскеты и Христа ради юродивые носили под одеждой на голом теле вериги, чтобы усмирить плоть и подавить страсти. Само слово «верига» переводится со старославянского языка как «цепь», однако на деле могли использоваться и другие тяжелые металлические предметы: кресты, различные пластины, кольца, медные большие иконы, железные шапки и даже подошвы обуви. Вот как писал о них святитель Григорий Богослов: «Другие изнуряют себя железными веригами, и, истончевая плоть, истончевают вместе грех». Вес вериг мог достигать десятков килограммов.

Древние подвижники основывали подвиг веригоношения на некоторых словах Нового Завета, например, на словах апостола Павла: Аз бо язвы Господа Иисуса на теле моем ношу (Гал. 6: 17), чтобы распять плоть свою со страстьми и похотьми (Ср.: Гал. 5: 24). В Послании к римлянам апостол писал, что мы крестимся во Христа, чтобы упразднено было тело греховное, чтобы не быть уже рабами греху.

Древние традиции на Руси

На Руси ношение вериг уже в XI–XII веках получило широкое распространение среди монахов-подвижников. Читая Киево-Печерский патерик, мы узнаем о том, что преподобные Феодосий († 1074), Марк Пещерник († около 1102) и Иоанн Многострадальный († около 1160) носили на теле своем железо. Так, преподобный Феодосий, будучи еще отроком, «пришел к одному кузнецу и приказал ему сковать железный пояс, которым и препоясался».

Древнее предание донесло до нас сведения о том, что основательница Полоцкого Спасского монастыря преподобная Евфросиния также в течение многих лет совершала подвиг ношения вериг. По милости Божией, в наше время были обретены вериги святой — железные цепи весом 7 кг. В 1991 году они были найдены в древней Спасо-Преображенской церкви, сейчас хранятся в Спасо-Евфросиниевской обители.

Подвиг преподобного Никиты Столпника

Будущий святой жил в Переславле-Залесском в XII веке. Это был сборщик налогов, не гнушавшийся разорять жителей города. Но однажды Никита решил стать на путь покаяния и изменить свою жизнь — так сильно на него подействовал отрывок из книги пророка Исайи, услышанный в храме.

Игумен монастыря, к которому обратился бывший мытарь, пожелавший спасти свою душу, благословил его нести подвиги столпничества и ношения вериг. Преподобный выполнил благословение. Он вырыл яму и стоял в ней, пребывая в молитве и каясь в своих грехах. Тело его отныне пребывало под тяжестью тяжелых металлических вериг. Это и стало причиной смерти святого…

Дело в том, что некоторые не верили в покаяние бывшего сборщика налогов. Кое-кто полагал, что на святом не вериги, а драгоценности: так сильно блестел металл, отполировавшийся на теле святого. И вот какие-то разбойники решили завладеть «сокровищем» и убили преподобного Никиту. Осознав, что цепи металлические, их бросили в Волгу.

По Преданию Церкви, вериги обрел инок, подвизавшийся в Петропавловском Ярославском монастыре. Он увидел чудесное сияние, исходящее от вериг, а сами они плавали, не идя ко дну, будто были сделаны из дерева. Так святыню перенесли в Переславский Никитский монастырь, где они были положены на гроб подвижника.

Перечислить всех святых, которые подвизались, нося на себе тяжелые вериги, конечно, невозможно. Да и многие носили их тайно…

Особое делание

Ношение вериг составляло особый подвиг, требующий духовного рассуждения и благословения опытного духовника, ибо, как известно, нет добродетели без рассуждения. Как писал святитель Филарет (Дроздов), «для … [вериг] есть люди, и времена, и причины». Например, вериги возлагал на себя преподобный Сергий Радонежский, который к тому времени уже творил чудеса. Но молодому монаху, находящемуся в самом начале аскетического пути, для которого вопрос борьбы со страстями более актуален, опытный духовник вряд ли благословит ношение их. Это не средство достижения святости, а инструмент для подавления страстей, используемый в настоящее время крайне редко.

Для пользы души

У слова «верига» есть и переносный смысл. Это бремя, обычно нравственное или душевное. Вериги можно рассматривать как составляющую высокой и сложной культуры самоограничения. Многие люди, далекие от желания нравственного усовершенствования, говорят: «Зачем нужен молитвенный труд, посты, терпение обид и волевое укрощение страстей — словом, все то, что противно биологической природе живого существа? Зачем это издевательство над собой? К чему изнемогать под тяжестью вериг? Не лучше ли идти по жизни радостно и налегке?»

Вспомним слова царя Соломона из Песни Песней: «Крепка, как смерть, любовь». Любовь в них понимается не как чувство, как думает большинство людей. Любовь — это сила, а сущностью любой силы является ее стремление выразиться в действии, в данном случае — переориентировать себя с заботы о теле на заботу о душе, о вечной душе, о вечном человеке. Посты, бдения, столпничество — тоже своего рода вериги. Верить, что душа важнее, чем тело, — подвиг. Человек, который решился на это, положил веру в основу своей жизни. И совсем не трудно носить духовные «вериги», если знать, что это — «гири» святых, а для нас — упражнение в любви.

11.02.2020

Написать комментарий...

Цитата
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать