X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«В больнице я становлюсь другой» (часть 2)

Говорят, Господь особенно любит людей, на долю которых посылает серьезные испытания. Бояться нужно не трудностей, а ровной и беззаботной жизни, ведь когда все благополучно, в сердце редко рождается сострадание. Жизнь одной из первых сестер милосердия нашего монастыря Евгении Довнар легкой не была, может быть, поэтому в ее глазах столько теплоты и сочувствия к окружающим…

«Больницу уже нельзя отделить от монастыря»

— Первое время в отделении было сложно, — вспоминает сестра Евгения. — Как с людьми говорить — непонятно, ни у кого из сестер нет опыта. Я пыталась действовать по-разному: и Евангелие читала, и Псалтирь, но людям было неинтересно. В конце концов я поняла — нужно говорить о сегодняшнем дне. У меня была книжка, где кратко рассказывалось обо всех праздниках. Иногда читала Евангелие на тему дня, подбирала небольшие жития святых — о преподобных Серафиме Саровском, Сергии Радонежском, Онуфрии Великом, апостоле Иоанне Богослове.

Старалась каждого хоть немножко угостить, чтобы никто не был забыт. Слава Богу, люди ждали, встречали с радостью. Людям нужно внимание, особенно в праздники важно, чтобы к ним кто-то пришел, поздравил.

«Это милосердие…»

— В больнице я становлюсь другой. Все остается позади, передо мной люди, которых нужно согреть и утешить. Это милосердие, какое ни есть — пусть мы не великие подвижницы, но все-таки это милосердие. Ты идешь к больному человеку, к которому, может быть, никто не ходит, пытаешься хоть немного ему помочь, скрасить одиночество: принесешь книжечку или молитвослов, скажешь доброе слово. Хочется, чтобы после общения с тобой на душе у человека стало теплее и спокойнее...

— Есть люди, которые в больнице принимают таинство Крещения. В отделении лежат мужчины, которые много времени провели в тюрьме, и среди них есть верующие. Мы всем даем небольшие молитвословы, кто-то берет, кто-то отказывается. Господь каждого ведет своим путем.

Я говорю людям: «Когда покинете больницу, приходите в монастырь». И многие приходят. Мужчины просятся на подворье, им помогают. Есть хорошие примеры, когда люди пришли в монастырь, стали верующими, построили семью, венчались, кто-то даже служит в алтаре...

«У людей есть всё, но нет главного»

— Грустно смотреть на то, что сегодня происходит в миру. Пришла к нам с Запада «свобода» и всё развратила. Сейчас норма для молодежи — жить вместе. После войны мои родители тоже долго не расписывались, но это было по-другому. Если мужчина и женщина сходились, было понимание, что они поженились и на всю жизнь вместе. А сейчас — «Ладно, поживем, посмотрим». Если человек не вернется к Богу, ничего хорошего не будет…

— А забыли Бога, потому что время было безбожное. Все говорили: «Бога нет!» Вот и получается, как Господь сказал: Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? (Лк. 18: 8) Всегда верующих людей было мало, даже когда Христос ходил по земле. Когда нельзя было не видеть и не верить, находились люди, которые не соглашались. А теперь тем более, теперь свобода, которая все разрушает…

«Нельзя быть пассивным!»

— Как противостоять разрушительному потоку «свободы»? Я не знаю. Есть православные школы, но это капля в море. Западная лавина все разрушает. Делается все, чтобы разложить наше общество, уничтожить институт семьи.

Посмотрите на результат этих планшетов и компьютеров — то один ребенок шагнул с крыши, то другой, то компания жестоко избивает слабого. Дети смотрят боевики, где люди убивают и грабят друг друга. И в чистой душе рисуется страшная картина мира. А другого примера нет…

— У меня был такой случай. Молодые люди на остановке начали драться, да прямо на убой. Люди — взрослые мужчины — просто стояли и наблюдали, никто слова не сказал. Я бросилась к парням, которые дрались, развела их, мы с ними сели в троллейбус, и один молодой человек мне говорит: «Если бы не Вы, мы бы его убили».

Нельзя быть пассивным, но и выставлять напоказ, что ты верующий, тоже не следует. Это людям не надо, никто тебя не услышит, наоборот, спровоцируешь негатив. Особенно не нужно встревать в словесные ссоры. Люди сегодня ругаются даже из-за того, что кто-то кому-то на ногу наступил…

123

«Нам надо молиться»

— В монастыре у нас много хороших семей, но даже здесь сложно. Родители идут в храм, а дети не хотят. Моему старшему внуку 26 лет. Мы ходили с ним в храм, он исповедовался, причащался, как исполнилось 15 лет — всё... Конечно, у него что-то осталось, душа-то христианская, но родители должны помнить — любовь к Богу и понятия о морали закладываются в раннем детстве.

Младшего внука я пыталась водить в храм, причащала несколько раз, но он не выдерживает длительные богослужения. Хотя в монастыре ему нравится — любит иконочки, поднимется к кресту и говорит: «Бабуля, не мешай, я сам», — и зацелует пальчики Христа. Есть какая-то капелька любви, но мы с внуком живем отдельно, редко получается брать его с собой.

— Мой сын знает, что Бог есть, но регулярно в церковь не ходит. Когда он рос, я ничего ему не говорила о Боге, потому что сама ничего не знала. Сегодня он все понимает, но на этом и заканчивается. Раньше мне говорил: «Во сколько лет ты пошла в храм, во столько и я пойду». Но это время уже прошло…

К моему служению сын относится хорошо. Иногда какие-то денежки дает, говорит: «Купи людям конфет, фруктов или что-то другое».

«В семье Господь избирает одного молитвенника…»

— Мои сестры знают, что Бог есть. Первое время даже приезжали в монастырь, но на этом все. Пойти в храм — это надо себя бороть. Я люблю ездить в монастырь на первую службу. Чтобы на нее попасть, надо встать в 4:30.

— Знаете, ведь в нашей семье было явное чудо, через него многие могли прийти в Церковь, но кроме меня до храма так никто и не дошел.

Отец тяжело заболел. Неделю лежал, не пил, не ел, врачи сказали готовиться к худшему. Я к нему подхожу: «Папа, может быть, батюшку пригласить?» И так он уцепился за мои слова! Я бегом в Петропавловский собор, батюшке говорю: «Отец до завтра не доживет!» И мы поехали. Батюшка остался с отцом, они поговорили, отец исповедовался, причастился и на следующий день… встал на ноги! Прожил еще пять лет. Уже не был таким жестким атеистом, но в храм так и не пришел…

«Мама, тебя Бог спас…»

— Сейчас, впервые за долгие годы, перерыв в моем служении. Переходила дорогу на зеленый свет. Так получилось, что и пешеходам, и машинам зеленый, по правилам водитель должен был меня пропустить. Пролетел с шумом троллейбус, а дальше я уже ничего не помню, очнулась в отделении скорой помощи. Оказывается, откуда-то взялась машина и сбила меня. Милость Божия, что в 77 лет у меня нет переломов. Было сотрясение, от которого до сих пор отхожу, сильные ушибы, гематома, но кости целы. Сын говорит: «Мама, тебя Бог спас…»

«Людей для монастыря избирает Господь»

— Была у меня в какой-то момент мысль стать монахиней. Я даже разговаривала с батюшкой. Но, знаете, должна быть воля Господа. Если тебе нужно быть в монастыре, Бог тебя туда приведет. Людей для монастыря избирает Господь.

Молодые девочки заканчивают институты и приходят в обитель. Они увидели другую жизнь, почувствовали красоту жизни с Богом — как все это променять на пустоту мира? Как раньше, жить они уже не могут, вот и приходят в монастырь. Идет борьба с родителями, которые не понимают их выбор. Потом проходит время, и родители, которые противились, становятся ревностными церковными людьми. Как Господь все удивительно управляет!..

Беседовала Дарья Гончарова

8.04.2020

«В больнице я становлюсь другой» (часть 1)>>

Мария

Дорогая Сестра Евгения! Благодарю Вас за ту Светлую Доброту, которой Вы так щедро делитесь с нами! На душе у меня потеплело и посветлело при Встрече с Вами! Пусть Милостивый Господь укрепит Вас! Многая и благая Вам лета!!!

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text