X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Вячеслав Бондаренко: «Храм меня спас»

Для популяризации своих книг Вячеслав Бондаренко не делает ничего. Максимум — сообщает друзьям в соцсетях, что, мол, вышла книга, купить можно там-то, презентация тогда-то. Вячеслав Бондаренко уверен, что тот, кому надо, узнает и прочтет. Однако все его книги живут своей жизнью. «Иногда ко мне подходят читатели, которые недавно прочли мою книгу, написанную, допустим, лет 10 назад, а они открыли ее для себя только сейчас», — говорит автор.

Так и я для себя только сейчас открыла удивительного человека и писателя Вячеслава Бондаренко. В его активе более тридцати книг, изданных в Беларуси, России, Литве, в том числе кинороманы «Кадетство» и «Ликвидация», несколько книг в знаменитой серии «ЖЗЛ» (Жизнь замечательных людей). Но вот как и почему автор энциклопедии рок-музыки написал первую полную биографию основоположника русского старчества архимандрита Иоанна (Крестьянкина), мы и попытаемся прояснить…

Дорога к Богу у каждого своя. У Вячеслава она началась в Риге, где он родился, с альбома рисунков Жана Эффеля «Сотворение мира»: «Вот оттуда я получил первые понятия о Ветхом Завете. Отторжения эти рисунки не вызывали, наоборот, было любопытно, появились вопросы о взаимоотношениях человека с Богом».

Затем семья переезжает в Украину, в Запорожье. О своем украинском детстве Вячеслав вспоминает так: «Верующей была моя бабушка по отцовской линии, брянская крестьянка Анна Селиверстовна, урожденная Макаренко, — в ее доме в Алчевске я впервые увидел домашний, очень красиво убранный иконостас, увидел, как бабушка читала утреннее правило. Я до сих пор помню, как выглядел бабушкин киот, хотя в последний раз видел его лет 35 назад. На Пасху в Запорожье нас приглашали в гости соседи-старики — там были кулич, крашеные яйца, было восхищение красотой фрагмента службы. Я понимал, что это что-то вечное, достойное уважения, связанное с нашей историей. В шестилетнем возрасте, в 1980 году, меня крестили. Это было связано не с какой-то осознанной позицией родителей, а с тем, что они всеми способами пытались вылечить меня от заикания. Моя воспитательница из детского сада посоветовала меня крестить и стала моей крестной матерью. Крестил меня отец Василий (Златолинский), в то время иеромонах, настоятель феодосийского храма, затем архиепископ Запорожский и Мелитопольский. От заикания я тогда не избавился, но оно исчезло как-то само собой лет через 10».

В 1987 году отца направили служить в Польшу. И вот именно там купили первую Библию — брюссельское издание на папиросной бумаге.

«Я очень хорошо помню сам момент, — вспоминает Вячеслав. — Мы с папой стоим в книжном магазине, и он спрашивает меня: "Ну что, купим Библию или иллюстрированный пересказ для детей?.." И я отвечаю: "Библию". Мне хотелось, чтобы дома она была, хотелось всерьез, осознанно ее прочесть. Так что Евангелие я впервые прочел в 13 лет. Помню, меня поразило, что многие из наших крылатых выражений на самом деле являются цитатами оттуда. Параллельно читал книгу венгра Густава Гече "Библейские истории", где события Ветхого и Нового Завета излагались доступным языком. Помню, что она меня увлекала, какие-то фрагменты надолго врезались в память, например, борьба Иакова с Богом или эпизод с положением риз Ноя… Помню, что уже тогда у меня в душе не было ни малейших сомнений в существовании Бога, никакого отрицания, подросткового агностицизма».

А в православный храм Вячеслав вошел в 17 лет, в Минске: «Чувство, которое меня охватило в храме, было приятным, радостным, я понял, что это — мое. До этого в Польше я много раз заходил как турист в католические костелы, но никогда такого не чувствовал. А в 1992 году мне подарили первую икону — Преображения Господня. Этот подарок сделал Виктор Афанасьев, будущий монах Лазарь. Он же подарил книгу святителя Игнатия (Брянчанинова), "Великое в малом" Нилуса. Тогда же я увидел фильм Пазолини "Евангелие от Матфея" — тоже огромное впечатление. В 1991 году вышло массовое издание "Сына Человеческого" о. Александра Меня. Конечно, влияла и классическая русская литература: я занимался Вяземским, Пушкинской эпохой. Это неразрывно связано с верой, Церковью. Но тогда я не знал молитв, то носил, то не носил нательный крест. Я никогда не сомневался в существовании Бога, в том, что моя вера — православная, но до воцерковленности мне было очень далеко. Только в 2002 году я впервые отстоял всю пасхальную службу, в 2004-м исповедовался. Это было, когда, что называется, "прижало". Я дошел тогда до какого-то края — эмоционального, духовного, за которым не было ничего. Храм меня спас. В 2003-м был период, когда я ходил в него каждый день, и на службы, и просто так. Жил тогда в Москве, и Троица в Листах на Сретенке была родным домом».

У Вячеслава Бондаренко множество наград, телевизионных и литературных, в том числе он Первый кавалер Патриаршего знака «За вклад в развитие русской литературы» и лауреат Премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение». И всё же о том, как писалась первая полная биография архимандрита Иоанна (Крестьянкина) — одного из величайших старцев Русской Православной Церкви, настоящего столпа веры, исповедника XX века — вы должны узнать сами. В рамках Рождественского фестиваля «Радость» пройдет презентация книги и встреча с автором. Вячеслав Бондаренко общался с людьми, близко знавшими о. Иоанна, объездил все его приходы, нашел никогда ранее не публиковавшиеся фотографии и документы. Ему удалось даже отыскать прапрапрадедов о. Иоанна по обеим линиям!

Об этом — 22 декабря (воскресенье) в 16:00 во Дворце искусства на Козлова, 3. Приглашаем всех на встречу! Автор ответит на все ваши вопросы. Надеемся, что будет интересно и душеполезно для всех и каждого.

Подготовила Тамара Вятская

20.12.2019

Мария

Благодарю вас, дорогие, за Встречу и знакомство с Дорогой человеческой Души к Богу! Как же всё у Бога промыслительно!!! Спаси Господи!

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text