X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Священномученик Митрофан (Краснопольский), архиепископ Астраханский

Священномученик Митрофан (в миру Дмитрий Иванович Краснопольский)  родился в Воронежской губернии, закончил духовное училище и семинарию. В 1890 году женился и к необыкновенной радости матери (отец не дожил до этого дня), был рукоположен во дьякона. Через три года умерла супруга отца Димитрия и он усмотрел в этом особый Промысл Божий, призывающий его на путь монашеского подвига. Поступил в Киевскую Духовную Академию и в 1896-м принял иноческий постриг с именем Митрофан, в честь святителя Митрофана Воронежского.

15 июня 1897 года иеродьякон Митрофан был рукоположен во иеромонаха, а через год, по окончании курса в Киевской Духовной Академии со степенью кандидата богословия, магистранта, был назначен инспектором Иркутской Духовной Семинарии. После четырехлетнего пребывания в Иркутске иеромонах Митрофан переводится в Могилев, где возводится в сан архимандрита и назначается ректором местной семинарии. 14 лет в жизни будущего священномученика Митрофана было связано с его пастырскими трудами на белорусской земле.

25 января 1907 года он стал епископом Гомельским, викарием Могилевской епархии. 3 ноября 1912 года был утвержден епископом Минским и Туровским. Так же, как и в Гомеле, на новой кафедре святитель горячо отстаивал интересы Православной Церкви и населения края против усилившейся, после революционных событий 1905–1907 годов, католической пропаганды. За эту непоколебимую позицию духовенство Минска называло владыку «стойким борцом за православно-русское дело».

Множество благостных начинаний за столь незначительное время своего пребывания на Минской кафедре удалось владыке претворить в жизнь. Епископ Митрофан уделял большое внимание улучшению церковно-школьного дела, посещал самые отдаленные приходы, которые до него никогда не посещались архиереями. Всюду проповедовал, был доступен, вникал в нужды любого обратившегося к нему человека. Владыка отличался не показной благотворительностью. Сохранились воспоминания, что святитель не раз расплачивался за бедных семинаристов, которым только за их бедность грозило увольнение. С благословения святителя каждый год в Минске проводился трезвенный крестный ход. Был освящен специальный вагон трезвости, на котором духовенство объезжало города и веси Беларуси с проповедью против пьянства, раздавая литературу.

Сознавая, как важно для каждого верующего человека знаниедуховной истории своего края, его духовных традиций, местных святых, епископ Митрофан поставил на должную высоту в народе память небесных покровителей епархии: святых святителей Туровских Кирилла и Лаврентия, а также святого мученика младенца Гавриила, убитого иноверцами. Благодаря стараниям владыки была написана икона Минских святых. Затем было решение создать в центре Туровской епархии величественный каменный храм в честь святителя Кирилла. Но этому помешала начавшаяся в августе 1914 года Первая мировая война.

В условиях военного времени епископ Митрофан развернул широкую благотворительную деятельность по оказанию помощи мирным жителям, оставшимся без крова, а также по организации епархиальных лазаретов для раненых. Архипастырь часто ездил на фронт и не раз попадал под вражеский обстрел, проявляя в таких ситуациях чудеса выдержки и спокойствия. За особую деятельность по обстоятельствам военного времени епископ Митрофан был награжден орденом Святого Благоверного Князя Александра Невского.

11 июля 1916 года последовало назначение епископа Митрофана на Астраханскую кафедру. Через месяц новый архипастырь Астраханской епархии прибыл к месту своего служения. 14 августа владыка совершал первую Литургию в Успенском соборе и произнес пламенную проповедь, не оставившую равнодушной ни одного из присутствовавших в соборе. Астраханский протоиерей Николай Пальмов так отзывался впоследствии о речи владыки: «Много на своем веку слышал я ораторов церковных и светских, многие вызывали у меня слезы, но такого оратора слышал я впервые: образность, темперамент, сила эмоции, глубочайшая вера в помощь Божию захватили меня до такой степени, что я готов был в благодарность пасть к его ногам».

Архипастырь поистине пламенел душой к каждому делу. Маловажных дел для него не существовало. Вот собственные слова святителя, выражавшие его внутреннюю жизненную позицию: «Кто любит свое дело, тот быстр и решителен в своих поступках, он весь в напряжении, кипит, как в огне, и дело горит в его руках. Это огненные души, не знающие отдыха и устали. Препятствия их не устрашают и не останавливают, но еще сильнее возбуждают их энергию и мощь. Как огонь, чем больше встречает горючего материала, тем сильнее воспламеняется, так и эти неутомимые борцы, чем больше у них работы, тем кипучее и напряженнее становится их деятельность».

Как и в Минской епархии, архипастырь продолжил дела благотворительности, боролся против сектантства. За короткое время владыке удалось объехать всю Астраханскую епархию.

…В 1918 году случился серьезный конфликт между владыкой Митрофаном и его викарным епископом Леонтием (Вимпфеном) по причине различных взглядов на отношение к советской власти и декрет об отделении Церкви от государства (епископ Леонтий этот декрет одобрял). Епископа Леонтия, оказавшегося на грани запрета на служение, прочили на место владыки Митрофана, советская власть активно пыталась играть на противоречиях и раздуть «церковную революцию». Но революции не произошло, епископ Леонтий урезонил своих поклонников и был лишен должности викария.

В 1919 году в день праздника Благовещения владыка служил в Благовещенском монастыре, где во время проповеди коснулся «погибших в результате ненужных и бесполезных действий гражданских властей». После Литургии им была отслужена панихида по невинноубиенным. Несомненно, это был очень смелый в создавшейся обстановке шаг. Владыка легко мог быть сам обвинен в контрреволюции и расстрелян. Он прекрасно понимал это, но не мог сойти с избранного им пути. 8 июня владыка Митрофан был арестован по обвинению в «белогвардейском заговоре». Случилось это накануне праздника Святой Троицы в доме настоятеля Троицкого храма протоиерея Григория Степанова, в два часа ночи. В ту же ночь в Иоанно-Предтеченском монастыре был арестован викарий Астраханской епархии епископ Леонтий.

Сохранился рассказ очевидца смерти священномученика. Около трех часов ночи к камере, где содержались епископы, подошли комендант Волков и караульный начальник. Комендант вошел в помещение и толкнул ногой спавшего архиепископа Митрофана, сказав: «Вставай!» Свидетель видел, как преосвященный встал и начал надевать рясу, но комендант схватил его за воротник рясы и закричал: «Живее выходи». Вслед за этим комендант ухватил его за руку и потащил к двери, а оказавшись во дворе, быстро зашагал и тянул за собой жертву. Архиепископ Митрофан был босиком; сделав несколько шагов, он споткнулся и упал. Его подняли и довели до закоулка, где происходили расстрелы. Здесь стояли трое с винтовками. Архиепископ Митрофан, увидев их, благословил по-архиерейски двумя руками. После этого солдаты отказались в него стрелять. Волков же, желая остановить благословляющего архиерея, ударил его рукояткой револьвера по правой руке. Затем в ярости схватил его за левую часть бороды и с силой рванул вниз, выстрелив в таком положении архиерею в висок. Стоявший поблизости и наблюдавший за всем Атарбеков тоже вытащил револьвер и выстрелил упавшему владыке в грудь, попав прямо в сердце.

Перед самой кончиной архиепископ Митрофан смог увидеться со своим викарием — епископом Леонтием. Перед смертью владыки примирились. Владыка Леонтий был расстрелян вслед за архиепископом Митрофаном.

Это случилось 23 июня, в день празднования в честь иконы Божией Матери «Владимирская» — покровительницы и хранительницы града Астрахани. Под большим секретом и за огромные деньги верующие сумели получить тела убитых архиереев и совершить погребение. На месте захоронения был поставлен кирпичный памятник, который в 1930 году был разрушен. В Астраханской епархии существовало почитание погибших. После войны прошел слух о перезахоронении архиепископа Митрофана и епископа Леонтия на городское кладбище, где верующие поставили деревянный крест. Местные власти регулярно его уничтожали, но он вновь появлялся на этом месте. Только с крушением советской власти появилась, наконец, возможность открытого почитания новомучеников. В 1991 году, на старом городском кладбище, на месте братской могилы, появился большой памятный крест с именами расстрелянных архиепископа Митрофана, епископа Леонтия и других, захороненных здесь.

Архиепископ Астраханский и Царевский Митрофан (Краснопольский) причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских 26 декабря 2001 года определением Священного Синода Русской Православной Церкви.

Дни памяти: 6 июля (23 июня по ст. ст.), в Соборе Отцов Поместного собора Церкви Русской 1917–1918 годов, в Соборе Белорусских, в Соборе Воронежских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Комментировать