X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Ты пал как герой за Отчизну свою…»

юный партизан Марат Казей

Из воспоминаний партизанского разведчика Наполеона Ридевского

— Зимой 1942–1943 годов гитлеровцы носились с планами окружения и полного разгрома в Беларуси партизанских отрядов, которые не давали им покоя ни днем ни ночью. Но задача уничтожения партизан оказалась для немцев невыполнимой.

С наступлением весенней распутицы 1943 года под стремительными ударами советских войск враг отступал на Запад, всё же цепляясь за каждый рубеж. Усилились и партизанские удары. Народные мстители освобождали всё новые и новые районы республики, но враг был еще очень силен.

Впервые мне пришлось встретиться с Маратом в июне 1943 года. Во время передвижения партизанской части, с которой шла наша специальная разведгруппа, из южных районов Минской области в центральные предстояло пересечь несколько шоссейных дорог. Шли ночью, да и то с большими предосторожностями: места были еще «не обжиты» партизанами, и можно было нарваться на вражескую засаду. Подойдя к шоссейной дороге, ведущей из Бреста на Москву, остановились. Воцарилась тишина: замолк стук тележных колес, лошадиный топот, приглушенные голоса людей. Ждали, что донесет разведка.

Но вот вдали показался всадник. Он приближался галопом. Круто осадив коня, разведчик приподнялся на стременах и звонким детским голосом доложил:

— Товарищ командир бригады! Путь свободен!

Колонна спешно двинулась дальше. До рассвета предстояло добраться до Станьковского леса — места нового расположения партизанской бригады имени Рокоссовского.

Утром расположились в сосновом бору. Задымились костры. Радист нашей группы развернул передатчик. С детским любопытством Марат наблюдал, как радист то выстукивал что-то на ключе, то выводил на тетрадном листе ряды цифр, принимая передачу. Когда, окончив работу, радист включил репродуктор и послышался голос Москвы, лицо Марата засияло. С того дня, пока мы находились вместе, Марат почти ежедневно, улучив свободную минуту, приходил к нам, чтобы послушать передачу из Москвы.

В течение нескольких месяцев, пока вновь образованная партизанская бригада не получила свою радиостанцию, Марат каждое утро приезжал в нашу группу за сводкой Совинформбюро. Ловко выпрыгнув из седла и громко поздоровавшись со всеми, подходил к нашему командиру, который вручал ему напечатанную на машинке сводку и другие важные сообщения, всё аккуратно укладывал в полевую сумку и тут же уезжал. Трудно было уговорить юного разведчика остаться позавтракать или отдохнуть после утомительного пути. Марат хорошо знал, с каким нетерпением ждут бойцы новостей из Москвы.

— Меня ждут, — коротко отвечал он на уговоры.

Однажды вечером, идя на задание, мы узнали, что туда же отправляется группа партизанских разведчиков. С ними был и Марат. Путь лежал через Станьково — родную деревню Марата. Когда мы въехали в большое село со стороны леса, мальчик указал на опустевший дом и со вздохом сказал:

— Вот наш дом.

Здесь, в Станьково, он учился в школе, играл со сверстниками в футбол, купался в реке, здесь он стал пионером. Когда началась Великая Отечественная война, Марату Казею не исполнилось и 12 лет, но вместе с мамой и старшей сестрой Адой он стал прятать и выхаживать раненых партизан. Вскоре это стало известно фашистским оккупантам, и они казнили маму. Марат с сестрой ушли из родной деревни и вступили в ряды партизанского отряда. Юный патриот стал воспитанником партизан.

 

марат казей

Иногда мне приходилось вместе с Маратом отправляться по своим делам в штаб бригады. Меня поражало, насколько хорошо он ориентировался в обстановке. Казалось, Марат знал все повадки врага, смело, но расчетливо преодолевал наиболее опасные, открытые места. Проезжая между двумя вражескими гарнизонами, он объяснял мне:

— Если нас обстреляют справа, будем скакать только прямо. Влево нельзя, там может быть другая засада, и мы можем угодить прямо к немцам в зубы.

 

юный партизан

Ранней весной 1944 года, когда начали появляться первые лужицы талой воды, враг решил разгромить партизанскую бригаду, которая наносила по нему ощутимые удары на железной дороге Брест — Минск. В деревне Румок им удалось окружить один из отрядов вместе со штабом бригады. Завязался неравный бой. И тут Марат еще раз проявил смелость и отвагу. Он увидел, как, сраженный пулей, упал на снег один из разведчиков, посланный командиром за помощью в другие отряды. Такая же участь постигла другого боевого друга.

— Разрешите мне, товарищ командир! — попросился Марат у комбрига Николая Юльяновича Баранова. — Я прорвусь!

Комбриг, оценив обстановку, подозвал к себе Марата и, обняв его, поцеловал в голову по-отцовски.

— Скачи, сынок! — произнес он охрипшим от волнения голосом и почувствовал, как какой-то соленый комок подкатил к горлу. Опасность была слишком велика: огненное кольцо сжималось всё плотнее.

Не прекращая стрельбы, партизаны видели, как, припав к гриве коня, прямо на вражьи цепи понесся всадник.

— Марат! — пронеслось по цепи.

И Марат прорвался. Прискакав в соседний отряд, он закричал:

— Скорее в Румок, на выручку! Отряд и штаб окружены!

Партизаны ударили в тыл врага, прорвали кольцо и разгромили гитлеровцев.

 

советские солдаты

Снова с Маратом мне пришлось встретиться через месяц, после двухдневного почти 100-километрового перехода. Мы подъехали к вышедшей из берегов реке Уссе. Весенний паводок затопил речную долину. Марат, хорошо знавший реку, повел нас к броду. Но переправиться не удалось — вода была слишком высокой. Из бревен, оказавшихся на берегу, соорудили плот, на котором переправились люди. Гораздо труднее было переправить лошадей. Они не хотели идти в ледяную воду, а когда вошли, быстрое течение начало относить их в сторону. Выбившись из сил, храпя, лошади пристали к крутому берегу и не могли взобраться на него. Создалось угрожающее положение. Казалось, никто не в силах помочь. Тогда Марат быстро скинул автомат, снял шинель, сапоги и бросился в воду. Схватив за узду своего коня, он поплыл с ним к броду. За ним поплыли другие лошади.

 

раненный партизан

Короткой майской ночью начальник разведки бригады Владимир Ларин, взяв с собой любимца Марата, отправился в разведку. На рассвете они заехали к связному в деревню Хоромицкие. Утром полицаи и каратели окружили деревню. После короткой перестрелки разведчики вскочили на коней. Едва они вырвались в поле, ударили вражеские минометы. Сраженный пулей, упал Ларин. Под Маратом убили коня, но сам он успел добраться до ближайшего кустарника. Каратели окружили юного разведчика и пытались взять его живым. Смельчак сражался против десятков фашистов, метко бил из автомата, но вскоре патроны закончились. У Марата осталось последнее оружие — две гранаты. Метнув одну из них, он уничтожил несколько вражеских солдат. Вторую гранату юный герой приберег. Он решил живым не сдаваться. Когда кольцо фашистов сжалось вокруг Марата, раздался оглушительный взрыв. Дым рассеялся. На месте взрыва лежало бездыханное тело разведчика. Рядом валялись трупы гитлеровцев.

 

партизан против фашистов

Печальная весть облетела ряды партизан. Не стало их общего любимца.

Похоронили Марата в его родной деревне.

На памятнике юному пионеру-разведчику в одном из парков Минска золотыми буквами написано:

Ты пал как герой
За Отчизну свою.
Навечно останешься
В нашем строю.

1958 год

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

03.07.2024

Просмотров: 377
Рейтинг: 5
Голосов: 11
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать