X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Жизнь священномученика Константина Жданова

священномученик Константин Жданов

Есть в Беларуси на Витебщине красивый уютный городской поселок Шарковщина. Сегодня кажется, что всегда он был таким — чистым, мирным, гостеприимным. Как будто не затронули его лихолетья и войны, а людям в нем жилось спокойно и счастливо. Гуляя по ухоженным улицам, по набережной реки Дисны, можно увидеть храмы, красивые улочки и местные достопримечательности. А не так давно, 29 апреля 2015 года, появился в Шарковщине памятник священнику. На пьедестале высечена надпись: «Я никому ничего плохого не сделал. Что Бог пошлет, то и буду терпеть». Это — последние слова, сказанные в 1919 году священномучеником Константином Ждановым перед гибелью. Конечно, не оставили потрясения ХХ века и Шарковщину, и городок Дисну, где батюшка претерпел мученическую кончину. Но до этого была жизнь, наполненная событиями: строительство храма, учительство, служение Богу и людям.

Иерей Константин стал первым новомучеником XX века, канонизированным в Полоцкой епархии.

Сын священника, внук причетника

В 1875 году, в котором и родился Константин 22 марта, это было местечко Старо-Шарковщина Дисненского уезда Виленской губернии.

Мальчик появился на свет в семье священника Димитрия Жданова. Дмитрий Владимирович до женитьбы служил преподавателем в народных училищах Тверской и Ковенской губерний. Его отец был причетником, духовное воспитание в семье считалось самым важным. В 1876 году Дмитрия Владимировича рукоположили во иерея. Через два года отец Димитрий получил благословение служить в Свято-Успенском приходе местечка Старо-Шарковщина.

Семья о. Димитрия стала жить рядом с храмом, дом стоял на живописном берегу Дисны. Константин с детства привык к труду: работал с родителями в огороде, по осени собирал яблоки и груши в саду, ухаживал за домашними животными, как и все члены семьи. А семья была большая — девять детей. Матушка София воспитывала их в трудолюбии и любви к Богу и людям. Уделяла внимание и эстетическому развитию. Сама она пела в церковном хоре, чувствовала прекрасное. Каждый из детей в свой срок, подрастая, покидал дом. Уезжали в ближайший большой город Вильно: мальчики — в духовную семинарию, девочки — в закрытую женскую гимназию.

Жители Старо-Шарковщины любили о. Димитрия. Это был истинный пастырь, милостивый, добрый и сострадательный. В любое время дня и ночи, в проливной дождь и лютый мороз он шел, нес Святые Дары болящим и умирающим. Во дворе дома батюшки стоял флигель, в котором могли остановиться и пожить странники, паломники и нищие. Для каждого он находил слово утешения и кусок хлеба.

С детства отец стал для Константина образцом того, каким должен быть священник: человечным, нравственным, исполняющим евангельские заповеди самой своей жизнью. С младенчества Костя помогал отцу на богослужениях, напитывался молитвой, атмосферой храма; видел, как батюшка заботится о прихожанах, и сам опекал своих младших братьев и сестер.

В 1892 году Константин уехал учиться в Литовскую духовную семинарию в Вильно, но его пребывание там было прервано скорбными обстоятельствами — умерла матушка София. Пришлось оставить учебу и начать работать, чтобы помогать отцу содержать семью.

 

Литовская духовная семинария

Литовская духовная семинария. Вильно, Троицкий монастырь, 1900 г.

В 1895 году Константина приняли на Полесскую железную дорогу, где труд был довольно тяжелый. Через три года молодому человеку предложили место в Полтавском отделении государственного банка. Находясь вдали от дома и будучи служащим в миру, Константин всё больше понимал, что его призвание — духовная стезя, как у отца и деда.

Вместо отца

Женившись в 1900 году, Константин Дмитриевич оставил службу в банке. Его избранницей стала Анна Степановна, дочь служащего. Она разделяла желание мужа стать священником и согласна была следовать за ним всю жизнь. И последовала в село Юдищено Дисненского уезда, куда был определен ее муж, ставший диаконом. Но вскоре случилась беда — скончался о. Димитрий. Отец Константин подал прошение о переводе в родной Старо-Шарковщинский Свято-Успенский приход. Он был нужен младшим братьям и сестрам, еще не достигшим совершеннолетия. И правящий архиерей вошел в скорбное положение молодого диакона. В скором времени, 30 апреля 1900 года, в Ковенском Петро-Павловском соборе диакон Константин был рукоположен во священника епископом Ковенским Михаилом (Ермаковым), викарием Литовской епархии. Отец Константин вернулся домой, стал настоятелем своего Свято-Успенского храма и заменил в нем своего родителя.

 

Епископ Михаил (Ермаков)

Епископ Михаил (Ермаков)

Супруга батюшки Константина становилась истинной матушкой. Анна полюбила младших братьев и сестер мужа, относилась к ним с материнской нежностью. Как и прежняя матушка, Анна Степановна пела в церковном хоре, жила жизнью прихода. А в 1902 году у молодой семьи родился первенец — сын Георгий. Но недолго матушка Анна была опорой своему супругу. Она умерла в возрасте двадцати семи лет, когда младенцу исполнилось всего два года. Теперь на руках батюшки осталось четверо детей: собственный сын и несовершеннолетние Ювеналий, Любовь и Мария.

 

Отец Константин Жданов с сыном

Отец Константин Жданов с сыном Георгием. Фото начала XX века

Еще при о. Димитрии в семье Ждановых жила помощница Мария Леонтьевна Шабловская. После смерти матушки Анны она взяла на себя все хозяйственные обязанности.

Переживал смерть молодой жены о. Константин тяжело. Он рано потерял мать и понимал, как хочется маленькому ребенку материнского тепла и ласки, как не хватает ему заботы самого близкого человека. Принимая детское горе близко к сердцу, о. Константин устраивал приюты для детей-сирот. У семей, находящихся в сложном жизненном и материальном положении, он не брал денег за требы, наоборот, сам помогал в их нуждах и потребностях. А еще батюшка владел словом, умел утешить, обнадежить и вызвать в сердце человека живую веру в Промысл Божий и доверие к Богу.

 

Иерей Константин Жданов

Иерей Константин Жданов

Добрый пастырь и строитель

Девятнадцать лет о. Константин служил в Свято-Успенском храме местечка Старо-Шарковщина. Но еще в годы служения его отца этот деревянный храм обветшал. Построенный в 1639 году униатами, к концу XIX века он стал непригодным для использования. Сохранились записи очевидца о состоянии древней Свято-Успенской церкви в годы описываемых событий: «Старо-Шарковская церковь — одна из самых ветхих и убогих… в епархии: стены полугнилые, без штукатурки, здание церкви от времени покосилось и до того наклонено на северную сторону, что в предупреждение его возможного падения подперто пятью дубовыми столбами, при сильном ветре всё здание трещит и шатается…»

Но приходских средств не хватало на постройку нового храма. Хоть и было прихожан много — около двух с половиной тысяч — пребывали они в крайней нужде и бедности. Как раз на стыке столетий несколько лет подряд были неурожайными. Людям приходилось выживать, жертвовать было некому. В 1901 году о. Константин с прихожанами направили архиепископу Литовскому и Виленскому Ювеналию прошение о выделении денег на постройку храма.

Молодому священнику было всего 26 лет, еще жива была матушка, которая его морально поддерживала и помогала. В 1901–1902 годы в церковном дворе появилось два новых причтовых дома для священника, псаломщика и приходских нужд, которые стоят и по сей день.

 

Причтовый дом

Причтовый дом, который построил о. Константин

В 1904 году высокопреосвященнейший Ювеналий (Половцев) скончался. Новому архиепископу Никандру (Молчанову) о. Константин написал прошение, в котором объяснял необходимость строительства храма. В 1906 году по благословению высокопреосвященного Никандра был составлен строительный комитет для будущего возведения церкви, председателем его стал о. Константин. Средства изыскивали в том числе и у крестьян: было решено с каждого двора собрать по 1 рублю 50 копеек. В 1907 году было получено разрешение государя императора Николая II и Литовской духовной консистории на строительство. К работе приступили в марте 1908 года: силами прихожан разбирали старую церковь, подготавливая место для новой. 3 июля 1908 года был заложен первый камень нового Свято-Успенского храма в Старо-Шарковщине.

 

Начало строительства Свято-Успенской церкви

Начало строительства Свято-Успенской церкви в Старо-Шарковщине. Фото начала XX века

Строительством полностью руководил батюшка Константин, он же собирал средства среди прихожан и своих друзей и знакомых — городских рабочих и служащих. Интересно, что крестьяне не только старались жертвовать деньгами, но и привозили со своих полей валуны для возведения нового храма. Строили его из бревен на высоком каменном фундаменте. Но большой победой было то, что приход, выражаясь современным языком, получил финансирование строительства — большую часть средств выделила государственная казна по высочайшему указу императора Николая II.

Молодой священник горел начинанием, строительством, мечтал о том, чтобы были прекрасны и храм, и его убранство. Пока строилась новая церковь, богослужения происходили в причтовом доме. Для того чтобы найти средства на иконостас, о. Константин несколько раз ездил в Москву, где убеждал сделать пожертвование купцов и состоятельных людей. Благодаря его усилиям и щедрости жертвователей иконостас получился величественный и роскошный, украшенный золочением. Его и сегодня можно увидеть в Свято-Успенском храме.

Не только деньги привозил батюшка из Москвы. В алтаре появились богатые священные сосуды и предметы церковного обихода; купцы жертвовали иконы, церковное убранство. В московской мастерской стараниями благочестивых купцов изготовили из кипарисового дерева престол и жертвенник. А в 1911 году, когда строительство близилось к завершению, московские благотворители пожертвовали колокол, который занял свое место на колокольне во фронтонной части храма. Многое сделано было и руками о. Константина. Например, он полностью самостоятельно выложил плиткой пол. Новый храм принял прихожан осенним погожим днем 13 ноября 1912 года. Согласно благословению архиепископа Агафангела (Преображенского), освятили церковь благочинный о. Николай Рафаилович и настоятель — о. Константин.

Свято-Успенский храм в Шарковщине

Прихожане в дар храму и в благодарность батюшке, не щадившему сил для возведения дома Божия, преподнесли настоятелю икону его святого покровителя — равноапостольного царя Константина. На ней можно прочесть: «Сия икона сооружена нами, прихожанами Старо-Шарковской церкви, в благодарное и молитвенное воспоминание нам и нашим потомкам о нашем Настоятеле — Священнике о. Константине Димитриевиче Жданове, соорудившем наш сей храм своими заботами и трудами на пожертвования благотворителей, главным образом Московских. Сооружена икона в 1910 г. ко дню освящ. храма».

 

Икона равноапостольного царя Константина

Икона равноапостольного царя Константина в Свято-Успенском храме в Шарковщине

Невзирая на повседневный труд, связанный со строительством, о. Константин не оставлял своих пастырских забот, выполнял их достойно и самоотверженно, чем заслужил любовь прихожан. Он имел дар проповедника, был способен легко объяснить сложные истины. Благодаря этим склонностям в 1904 году о. Константина назначили законоучителем Ждановского народного училища, а в 1908 году — законоучителем Сосновского и Григоровщинского народных училищ. Такое ревностное служение Богу и Церкви было замечено церковным начальством. В 1908 году за продолжительную и усердную службу по ходатайству архиепископа Никандра (Молчанова) о. Константина наградили набедренником, в 1912 году за пастырские труды — скуфьей, в 1914 году — камилавкой. За преподавательскую деятельность батюшка получил медаль «В память 25-летия церковно-приходских школ».

Начало испытаний

На пороге была война, приближалась революция, принесшая и новые веяния, и безбожное «нововластие». Так пастырское служение о. Константина выпало на самые сложные годы в истории России.

Недолго наслаждались жители местечка миром и благодатными службами в новом прекрасном храме. В 1915 году фронт приблизился к Виленско-Литовской епархии, которую возглавил тогда архиепископ Тихон (Беллавин), впоследствии ставший Патриархом Московским и всея Руси. Фронт приближался к Вильно, казалось, ежечасно. Поэтому 4 сентября 1915 года архиепископ Тихон выехал из города. Как оказалось, вовремя: 5 сентября в Вильно уже хозяйничали немцы.

Епархиальный центр на период оккупации переместился в город Дисну Виленской губернии. Там теперь находился и высокопреосвященный Тихон. 29 августа 1916 года владыка побывал в Старо-Шарковщинском приходе. Об этом событии говорит рапорт священника Константина Жданова в Духовную консисторию. Увидев труды священника из небольшого местечка, архиепископ Тихон убедился, что о. Константину можно доверять ответственные поручения и быть уверенным, что он их выполнит. В том же году высокопреосвященный Тихон назначил иерея Константина заведующим Березвечской женской второклассной школой, эвакуированной в Старо-Шарковщину.

Наступил 1917 год. Для верующих началось время преследований и серьезных испытаний. Немало священников самостоятельно ушли из Церкви, спасая свою жизнь. Понимая, что преследования безбожной властью, а может, и страдания неизбежны, иерей Константин Жданов не покинул своего прихода. Он оставался рядом со своей паствой, призывал прихожан молиться, терпеть и поддерживать друг друга.

31 января 1918 года советское правительство постановило принять меры к увеличению числа мест заключения. Классовыми врагами были признаны люди всех сословий, кроме рабочих и крестьян. Массово «врагов народа» арестовывали, расстреливали, ссылали в лагеря. Достаточно было административного решения, без суда расправлялись с людьми. Арестовать могли просто по подозрению в сочувствии контрреволюции.

В ноябре 1918 года в Старо-Шарковщине появился новый орган власти — уездный комитет Российской коммунистической партии (большевиков).

Страшная расправа

Весной 1919 года арестовали о. Константина. Он только что отслужил, возвращался домой и прямо на дороге был задержан представителями новоиспеченной власти. Отца Константина обвинили в пропаганде против советской власти в дни немецкой оккупации: якобы для этого он организовал крестный ход в праздник Успения Божией Матери и призвал собравшихся людей к борьбе с большевиками.

Когда прихожане узнали об аресте батюшки, пришли в Дисненскую чрезвычайную комиссию с ходатайством об освобождении священника Жданова. Под заявлением стояло более 1000 подписей на 11 листах. Верующих прогоняли, но они продолжали требовать освобождения своего пастыря. Большевики, видя такую народную любовь, не стали расстреливать священника в Старо-Шарковщине. Отца Константина отправили в Дисну, где вместе с ним ждал своей участи и настоятель Язненской Спасо-Преображенской церкви священник Алексий Соколов.

 

Протоиерей Алексий Соколов

Протоиерей Алексий Соколов

Месяц провел иерей Константин в тюрьме, пока у него не случился приступ хронической стенокардии. 22 апреля батюшку направили в Дисненскую больницу. Однако, несмотря на то, что больной нуждался в стационарном лечении, 23 апреля охрана вернула его в тюрьму.

Ночью 29 апреля (16 апреля ст. ст.) больного священника и других заключенных пытали, снова стремясь выбить у них показания. Не получив нужных сведений, палачи обрекли на казнь о. Константина Жданова и таких же, как он, невиновных узников. Его сокамерник священник Алексий Соколов предложил о. Константину совершить побег, но батюшка ответил: «Я никому ничего плохого не сделал. Что Бог пошлет, то и буду терпеть». Тогда о. Алексий, воспользовавшись нерасторопностью конвоиров, спрятался в кустарнике… Ему удалось спастись.

Та ночь была страшной. О ней есть достоверные показания участника событий, одного из тридцати позднее допрошенных, помощника начальника Дисненской уездной милиции Бобровского Антона Григорьевича. Было ему, уроженцу Дисны, 26 лет. Читая эти показания, удивляешься, насколько жестокими были тогда молодые люди, поощряемые властями:

«…Я вышел из исполкома, взял 4 рабочих и выкопал яму 2 сажена длины и глубины аршина 2 и 2 ½. Пришли в тюрьму около 1 часу ночи. Выдали мне арестованных не раньше как через час. Установив их по два, вели за Дисенку на пески. Когда все пришли на место, не доходя до ямы шагов 10, я сказал команде: "Стой". Никого из осужденных я не бил, хотя толкал, когда последние не хотели подравняться по команде "становись". Стреляли шарковские коммунисты. Я, хотя и был с винтовкой, но не стрелял, потому что был начальником и командовал. Я скомандовал: "Пли!" Дали залп. Поднялся крик и стон. Я скомандовал стрелять по лежачим, но меня не послушали и начали стрелять, как хотели. Когда стали стаскивать убитых в яму, то коммунисты не хотели этого делать, и мне пришлось самому их (расстрелянных) стаскивать. Когда начали закапывать, то некоторые казненные стонали, и делал я это, потому что спешил, а то становилось светло. Я лично стаскивал в яму за голову священника».

 

Священник Константин Жданов в предсмертной молитве

Священник Константин Жданов в предсмертной молитве. Художник В. Ф. Крук, 2011 г.

Прихожане еще не знали о случившемся. Они по-прежнему собирали подписи под новой петицией в защиту своего батюшки. О гибели о. Константина узнала Мария Леонтьевна Шабловская. Она прибыла в Дисну подавать прошение, и ей рассказали о трагедии. Мария Леонтьевна и прихожане Свято-Успенской церкви Григорий Никифорович Вышинский и Иван Маркович Сапроненок откопали тело батюшки. По тому, как оно лежало, стало понятно, что о. Константин умер не сразу. Видимо, уже засыпанный, он пришел в сознание и пытался выбраться из могилы. До поверхности ему оставалось совсем немного… Видно, не хватило сил и воздуха.

25 июня 1919 года тело иерея Константина Жданова прихожане со слезами облачили в новые священнические одежды. Его похоронили в склепе под алтарем Дисненской кладбищенской Свято-Одигитриевской церкви.

 

Свято-Одигитриевская церковь на кладбище

Свято-Одигитриевская церковь на кладбище в Дисне

На протяжении всего этого времени — почти 90 лет — православные христиане Шарковщины помнили и почитали о. Константина как священномученика. Они верили, что он молится пред Господом за свой храм и своих прихожан. Считали, что именно поэтому Шарковщинский Свято-Успенский храм не закрывался в тяжелые годы почти повального безбожия, и хранили память о своем пастыре. На стене Свято-Успенской церкви вскоре появился портрет о. Константина, выполненный кем-то из духовных чад по сохранившейся фотографии.

 

Портрет отца Константина Жданова

Портрет о. Константина Жданова в Свято-Успенской церкви Шарковщины

3 июня Православная Церковь совершает память святого равноапостольного царя Константина, небесного покровителя иерея Константина Жданова. С 1995 года по благословению епископа Полоцкого и Глубокского Глеба (Савина) в этот день в церковной молитве поминали убиенного за веру иерея Константина…

Пришло время, и останки замученного священника по благословению архиепископа Полоцкого и Глубокского Феодосия (Бильченко) 20 августа 2008 извлекли из-под алтаря Дисненской Свято-Одигитриевской церкви. Рядом с о. Константином был похоронен священник Николай Рафалович. В его гробу нашли Евангелие. На страницах книги сохранилась надпись: «От священника Старо-Шарковской церкви Константина Жданова священнику Николаю Рафаловичу 12 ноября 1912 года за освящение нового деревянного храма». И далее приписка: «Отец Константин Жданов казнен советскими властями 1919 года 16 апреля старого стиля в городе Дисне. Погребен в кладбищенской церкви под левым клиросом 25 июня 1919 года нового стиля».

Так два священника, дружившие при жизни, упокоились рядом благодаря мужеству и проявлению высокой любви людей, преданных Богу и живущих по совести даже в те опасные времена.

 

Евангелие

Евангелие, с которым был похоронен о. Николай Рафалович

Канонизация священномученика Константина Жданова

Честные останки о. Константина в новом гробу были перенесены в Воскресенский храм города Дисны.

Прихожане Шарковщинского Свято-Успенского храма много лет собирали материалы, необходимые для канонизации, писали ходатайства. Их старания прославить батюшку не остались бесполезными. 27 декабря 2010 года мощи иерея Константина перенесли в Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь для переоблачения и освидетельствования. Готовилась канонизация. По древнему чину мощи священномученика омывают розовой водой и сухим вином, а после протирают нардовым миром. Всё это было проделано по традиции и с телом замученного большевиками о. Константина.

 

Перенесение мощей иерея Константина Жданова

Перенесение мощей иерея Константина Жданова в Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь

3 июня 2011 года иерей Константин Жданов торжественно был прославлен в лике местночтимых святых новомучеников и исповедников Белорусской Православной Церкви. В Воскресенском храме города Дисны отслужили Божественную литургию с чином канонизации.

27 апреля 2020 года по благословению епископа Полоцкого и Глубокского Игнатия состоялось перенесение мощей священномученика Константина, пресвитера Шарковщинского, из Дисны в Полоцк. В настоящее время мощи священномученика почивают в полоцком Богоявленском кафедральном соборе с правой стороны от алтаря в специально изготовленной для них резной деревянной раке.

 

Рака с мощами священномученика Константина

Рака с мощами священномученика Константина Жданова

Память священномученика Константина Шарковщинского совершается в день Собора Белорусских святых (Неделя 3-я по Пятидесятнице), 15/28 октября в Соборе новомучеников и исповедников Белорусских, а также 16/29 апреля.

Священномучениче Константине, моли Бога о нас!

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

03.06.2024

Просмотров: 666
Рейтинг: 5
Голосов: 12
Оценка:
Комментарии 0
17 дней назад
Как всё связано,день прославления в день памяти св.равноапостольного царя Константина.
Комментировать