X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Преподобная Елена Дивеевская (Мантурова)

Преподобная Елена Дивеевская

Дивно бысть ко Господу призвание твое, славно бысть и равноангельное житие, кротко бысть твое крестоношение, чудно бысть смиренномудрие твое. Послушлива была еси даже до чаши смертныя и из Дивеевской обители в Небесную взошла еси. Радуйся, Елено преподобная, и не остави ны предстательством твоим.

Тропарь, глас 5

Недалеко от Саровской пустыни, в сорока километрах от Дивеева расположилось красивое село Нуча*. Во времена преподобного Серафима Саровского там в родительском имении проживали рано осиротевшие брат и сестра, Михаил и Елена Мантуровы. Михаил, несколькими годами старше Елены, был военным, служил в Лифляндии**. Там он женился на Анне Михайловне Эрнц, девушке лютеранского вероисповедания. Во время службы Михаил тяжело заболел: у него начали разрушаться косточки на ногах. Молодой человек был на грани отчаяния, так как врачи не могли ему помочь. Неисцелимая болезнь привела Михаила за сорок верст в Саров, к старцу Серафиму. Преподобный при встрече произнес: «По данной мне от Господа благодати я первого тебя врачую». Когда исцеленный Мантуров с великой радостью и изумлением бросился благодарить старца, тот ему ответил: «Господу Всемогущему да Пречистой Его Матери даждь благодарение!»

А семнадцатилетнюю Елену Мантурову — девицу светского образа жизни и веселого нрава, чрезвычайно красивой и привлекательной наружности — Господь привел к преподобному Серафиму иным способом. В 1822 году дедушка Мантуровых, чувствуя приближающуюся кончину, пожелал передать внукам, Михаилу и Елене, свое состояние. Михаила Васильевича в то время не было дома, и, чтобы не замедлить, Елене Васильевне пришлось ехать одной с дворовыми людьми. На обратном пути в уездном городе Княгинино Нижегородской губернии они остановились на почтовой станции, и Елена Васильевна вздумала напиться чаю, для чего послала людей распорядиться, а сама осталась сидеть в карете. Когда за барыней пришли, она стояла у кареты, держась за полуоткрытую дверцу, и на ее лице выражались ужас и страх. Елену Васильевну перенесли в комнаты, пригласили священника, решив, что она умирает.

Исповедовавшись и причастившись, девица постепенно пришла в себя и рассказала, что, выходя из экипажа, она взглянула вверх и увидела огромного безобразного змия, угрожавшего ее поглотить. Он спускался всё ниже, и девица в ужасе возопила к Божией Матери: «Царица Небесная, спаси! Даю Тебе клятву никогда не выходить замуж и пойти в монастырь!» Страшный змий в одну секунду взвился вверх и исчез, но девица долго не могла прийти в себя от ужаса. Утешая ее, близкие уверяли, что это был смерч, но жизнь Елены Васильевны по возвращении в село совершенно изменилась. Дохнувший на нее смрад преисподней заставил задуматься о Боге, Которого за весельем она порой забывала, о скоротечности всего земного, о приближающейся вечности. Девушка стала серьезной, оставила светские развлечения. Она много молилась, читала духовные книги и жила в своем доме как затворница.

 

Храм Всемилостивого Спаса

Храм Всемилостивого Спаса в селе Нуча Нижегородской области

Мирская жизнь становилась невыносима, и Елена Васильевна решила уйти в монастырь. За благословением на поступление в обитель она поехала в Саров к отцу Серафиму. Но неожиданно услышала от старца: «Нет, матушка, что ты это задумала! В монастырь — нет, радость моя, ты выйдешь замуж!» — «Что это Вы, батюшка! — испуганно возразила Елена Васильевна. — Ни за что не пойду замуж, я не могу, дала обещание Царице Небесной идти в монастырь, и Она накажет меня!» — «Нет, радость моя, — продолжал преподобный Серафим, — отчего же тебе не выйти замуж! Жених у тебя будет хороший, благочестивый, матушка, и все тебе завидовать будут! Нет, ты и не думай, матушка, ты непременно выйдешь замуж, радость моя!»

Огорченная, Елена Васильевна уехала и, вернувшись домой, много молилась, плакала, просила у Царицы Небесной помощи и вразумления. Чем больше она плакала и молилась, тем сильнее разгоралось в ней желание посвятить себя Богу. Целых три года готовил батюшка Серафим будущую святую к поступлению в Дивеевскую общину. В 1825 году, когда Елене Васильевне исполнилось двадцать лет, преподобный при очередной встрече произнес: «Ну что ж, если уж тебе так хочется, то пойди, вот, за двенадцать верст отсюда есть маленькая общинка матушки Агафьи Семеновны, полковницы Meльгуновой, погости там, радость моя, и испытай себя!» Елена Васильевна в великой радости из Сарова поехала прямо в Дивеево.

 

Литография Серафимо-Дивеевского монастыря

Литография Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губернии, 1876 г.

Через месяц после приезда батюшка Серафим вызвал Елену Васильевну к себе и объявил: «Теперь, радость моя, пора уже тебе и с женихом обручиться!» Испуганная Елена Васильевна зарыдала и воскликнула: «Не хочу я замуж, батюшка!» Но отец Серафим теперь поспешил ее успокоить: «Ты всё еще не понимаешь меня, матушка! Ты только скажи начальнице Ксении Михайловне, что я приказал с Женихом тебе обручиться, в черненькую одежку одеться… Ведь вот как замуж-то выйти, матушка! Вот какой Жених-то, радость моя!» И добавил: «Виден мне весь путь твой боголюбивый! Тут тебе и назначено жить, лучше этого места нигде нет для спасения; тут матушка Агафья Семеновна в мощах почивает; ты ходи к ней каждый вечер, она тут каждый день ходила, и ты подражай ей так же, потому что тебе этим же путем надо идти, а если не будешь идти им, то и не сможешь спастись.

Будь голубем, и все между собою будьте как голубки. Вот и поживи-ка ты тут три года голубем. Я тебе помогу, вот тебе на то и мое наставление: за послушание читай всегда акафист, Псалтирь, псалмы и правила с утреней отправляй. Сиди да пряди и будешь учиться ткать, пусть сестра сидит возле тебя да указывает. Всегда будь в молчании, ни с кем не говори, отвечая только на самые наинужнейшие вопросы, и то "аки с трудом", а станут много спрашивать, отвечай: "Я не знаю!" Никогда не будь в праздности, оберегай себя, чтобы не пришла какая мысль, всегда будь в занятии. Чтобы не впадать в сон, употребляй мало пищи. В среду и пяток вкушай только раз. От пробуждения до обеда читай: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную!", а от обеда до сна: "Пресвятая Богородица, спаси нас!" Вечером выйди на двор и молись 100 раз Иисусу, 100 раз Владычице и никому не сказывай, а так молись, чтобы никто того не видал, даже бы и не подумал, и будешь ты аки ангел!

И пока Жених твой в отсутствии, ты не унывай, а крепись и больше мужайся; так вечно-неразлучной молитвой три года и приготовляйся, радость моя, чтобы в три года всё у тебя готово бы было. О, какая неизреченная радость-то тогда будет, матушка! Это я о пострижении тебе говорю, матушка; чрез три года постригайся, приуготовив себя, ранее не нужно. А как пострижешься-то, то будет у тебя в груди благодать воздыматься всё более и более, а каково будет тогда! Когда Архангел Гавриил, представ пред Божией Матерью, благовестил Ей, то Она немного смутилась и тут же сказала: "Се Раба Господня! Буди Мне по глаголу твоему!" Тогда вот и ты скажи так же: "Буди мне по глаголу твоему!" Вот о каком браке и Женихе я тебе толкую, матушка; ты слушай меня и никому до времени того не говори, но верь, что всё мною реченное тебе сбудется, радость моя!»

Не помня себя от радости, Елена Васильевна возвратилась в Дивеево и, надев всё монашеское, начала с любовью нести прежние свои подвиги, пребывая в непрестанной молитве, в постоянном созерцании и совершенном молчании.

 

Портрет Михаила Васильевича Мантурова

Портрет Михаила Васильевича Мантурова в музее деревни Нуча на месте родового имения Мантуровых

Устройством Дивеевской обители преподобный Серафим руководил из Сарова. Святому нужен был преданный и послушный помощник, который заведовал бы всем делом непосредственно на месте. Такого служку Бог и послал старцу в лице Михаила Васильевича Мантурова. Преподобный Серафим знал, что и Михаил Васильевич, и сестра его, Елена Васильевна, явят полную преданность Богу, редкую готовность отречься от всего земного. Поэтому и полюбил их обоих. Встреча со старцем радикально изменила жизнь этих помещиков. Чудесно исцеленный Мантуров принял на себя подвиг самопроизвольной нищеты и по благословению батюшки Серафима в 1822 году продал имение в Нуче. Он отпустил на свободу крепостных и переехал на жительство в Дивеево, купив 15 десятин земли на указанном ему месте для будущей обители. Позже на вырученные от продажи имения средства он пристроил к паперти Казанского храма в Дивееве две церкви — в честь Рождества Христова и в честь Рождества Богородицы, а также купил земельный участок под Троицкий собор будущего монастыря, где ныне почивают мощи преподобного Серафима Саровского. Михаил Мантуров стал самым близким и любимым учеником преподобного Серафима, который ласково звал его Мишенькой. Он имел счастье 10 лет проходить послушание у преподобного, был и духовным чадом, и другом старца. Михаил Васильевич Мантуров был образцом чисто евангельской жизни и евангельского послушания духовному отцу.

Елену Васильевну преподобный Серафим желал назначить начальницей своей Мельничной обители. Когда батюшка ей об этом объявил, Елена Васильевна страшно смутилась: «Нет, не могу, не могу я этого, батюшка! Всегда и во всем слушалась я Вас, но в этом не могу! Лучше прикажите мне умереть, вот здесь, сейчас, у ног Ваших, но начальницей — не желаю и не могу я быть, батюшка!» Тем не менее, когда устроилась мельница и там поселилось семь первых девушек, отец Серафим приказал во всем им благословляться и относиться к Елене Васильевне, хотя она так и осталась до самой смерти своей жить в Казанской церковной общинке.

Елена Васильевна, несмотря на то, что считалась начальницей Мельничной обители, всегда трудилась и несла послушания наравне с прочими сестрами. Необыкновенно добрая от природы, она благотворила тайно. Зная нужду многих бедных сестер, а также нищих, преподобная неприметно раздавала им всё, что имела и что получала от других.

После освящения Рождественских храмов батюшка Серафим назначил Елену Васильевну церковницей и ризничной и для этого попросил саровского иеромонаха отца Иллариона постричь ее в рясофор, что и было исполнено.

Инокиня безвыходно пребывала в церкви, а так как грамотных сестер было мало, то читала Псалтирь по шести часов кряду и потому часто ночевала в церкви, немного отдыхая где-нибудь в сторонке на кирпичном полу. Удивительной и непостижимой была и ее кончина.

Когда Михаил Мантуров очень тяжело заболел и был на грани смерти, отец Серафим позвал к себе Елену Васильевну и сказал: «Ты всегда меня слушала, радость моя, и вот теперь хочу я тебе дать одно послушание… Исполнишь ли его, матушка?» — «Я всегда Вас слушала и всегда готова Вас слушать!» — «Вот, видишь ли, матушка, — продолжал старец, — Михаил Васильевич, братец-то твой, болен у нас, и пришло время ему умирать, и умереть надо ему, матушка, а он мне еще нужен для обители нашей, для сирот… Так вот и послушание тебе: умри ты за Михаила-то Васильевича, матушка!» — «Благословите, батюшка!» — ответила Елена Васильевна смиренно и как будто спокойно. Отец Серафим после этого долго-долго беседовал с ней, услаждая ее сердце и касаясь вопроса смерти и будущей вечной жизни. Елена Васильевна молча всё слушала, но вдруг смутилась и произнесла: «Батюшка! Я боюсь смерти!» — «Что нам с тобой бояться смерти, радость моя! — ответил отец Серафим. — Для нас с тобою будет лишь вечная радость!»

 

святые серафим саровский и елена дивеевская

Вернувшись домой, Елена Васильевна заболела, слегла в постель и больше уже не встала. Однажды, изменившись в лице, она радостно воскликнула: «Святая Игумения! Матушка, обитель-то нашу не оставь!..» Во время своей последней исповеди умирающая поведала, что была удостоена видения и откровений. «Я не должна была ранее рассказывать это, — объяснила Елена Васильевна, — а теперь уже могу! В храме я увидела в раскрытых царских дверях величественную Царицу неизреченной красоты, Которая, призывая меня ручкой, сказала: "Следуй за Мной и смотри, что покажу тебе!" Мы вошли во дворец; описать красоту его при полном желании не могу Вам, батюшка! Я увидела там огромный зал; в нем были столы, кресла и всё это горело от неизъяснимых украшений. Он наполнялся сановниками и необыкновенной красоты юношами, которые сидели. Когда мы вошли, все молча встали и поклонились в пояс Царице. "Вот, смотри, — сказала Она, указывая на всех рукой, — это Мои благочестивые купцы…" Следующий зал был еще большей красоты, весь он казался залитым светом! Он был наполнен одними девушками, одна другой лучше, одетыми в платья необычайной светлости и с блестящими венцами на головах. Венцы эти различались видом, и на некоторых было надето по два и по три. Потом, по указанию Царицы, я начала рассматривать другую сторону зала и увидела на одной из девушек такой красоты венец, такой красоты, что я даже позавидовала! — проговорила Елена Васильевна, вздохнув. — И всё это, батюшка, были наши сестры, прежде меня бывшие в обители, и теперь еще живые, и будущие! Но называть их не могу, ибо не велено мне говорить. Выйдя из этого зала, двери которого за нами сами же затворились, подошли мы к третьему входу и очутились снова в зале несравненно менее светлом, в котором также были всё наши же сестры, как и во втором, бывшие, настоящие и будущие; тоже в венцах, но не столь блестящих и называть их мне не приказано. Затем мы перешли в четвертый зал, почти полумрачный, наполненный всё так же сестрами, настоящими и будущими, которые или сидели, или лежали; иные были скорчены болезнью и без всяких венцов со страшно унылыми лицами, и на всем и на всех лежала как бы печать болезни и невыразимой скорби. "А это нерадивые! — сказала мне Царица, указывая на них. — Вот они и девицы, а от своего нерадения никогда не могут уже радоваться!"»

Елена Васильевна скончалась накануне праздника Пятидесятницы, 28 мая 1832 года, двадцати семи лет от рождения, пробыв в Дивеевской обители семь лет. На другой день, в праздник Троицы, во время заупокойной литургии и пения Херувимской песни воочию всех предстоящих в храме покойная Елена Васильевна, как живая, три раза радостно улыбнулась в гробу. Батюшка говорил: «Душа-то ее как птица вспорхнула! Херувимы и серафимы расступились! Она удостоилась сидеть недалеко от Святыя Троицы аки дева!»

Елену Васильевну похоронили рядом с первоначальницей матушкой Александрой, с правой стороны Казанской церкви.

 

Рака с мощами преподобной Елены Дивеевской

Рака с мощами преподобной Елены Дивеевской в храме Рождества Богородицы Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря

Почитание преподобной Елены началось в Дивееве вскоре после ее кончины. С конца 50-х годов XIX века в обители записывались чудеса и исцеления, происходившие на ее могиле, но эти записи, к сожалению, не сохранились. После закрытия в 1927 году Дивеевского монастыря и последующего закрытия приходской Казанской церкви могилы близ храма были снесены. В конце сентября 2000 года в связи с подготовкой прославления преподобных жен Дивеевских были проведены раскопки, в ходе которых 27 сентября были обретены мощи подвижниц. 22 декабря 2000 года Елена Васильевна вместе с преподобными Александрой и Марфой Дивеевскими была причислена к лику местночтимых святых Нижегородской епархии. Архиерейским Собором РПЦ 2004 года благословлена к общецерковному почитанию. Ее мощи находятся в церкви Рождества Пресвятой Богородицы Серафимо-Дивеевского монастыря.

Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15: 13) — эти слова Господа Иисуса Христа исполнила в своей жизни преподобная сестра Дивеевской обители, молодая русская дворянка Елена Мантурова. Тихими шагами, под благословением преподобного Серафима, подошла она к рождению для вечной жизни. Мудрый старец видел, что ее душа взрастила заветный духовный плод и готова предстать пред Создателем. И никакой змий уже не помешает ее вечному счастью. Преподобная мати Елено, моли Бога о нас!

Молитва

О преподобная и богоносная мати Елено, Дивеевская славо и похвало, от огнедышащего змия, тя поглотити тщавшагося, молитвами ко Господу и девственнаго жития обетованием чудесно избавленная, святым преподобным Серафимом ко иночеству предуготованная и Самому Господу уневещенная, начальницею общины девическия избранная, обаче слугою всем смиренномудренно явльшаяся, послушлива даже до смерти старцу твоему бывшая, по словеси его за брата твоего многострадальнаго младою умершая, еще на земли Царицу Небесную и Христа Господа видевшая и во обители Небесныя восхищенная, молися за ны, малодушныя и непослушливыя, да и мы сподобимся благодатнаго вразумления, скорейшаго исправления и вечнаго спасения. Аминь.

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

Фотографии из интернета

---------------

* Название села дано по реке. По преданию, во время похода на Казань жители деревни Моляксы провели войско царя Ивана Грозного через дремучие леса на хорошую дорогу. Государь повелел построить каменную церковь и остановился возле неизвестной речки попить чаю. Поднесли ему чашку, он выпил и говорит: «Ну и чай!» С тех пор реку стали называть Нуча.

** Лифляндская губерния (1713–1918 гг.) включала территории современных Латвии и Эстонии.

При подготовке использовались материалы:

  1. Птенцы гнезда Серафимова: Мотовилов и Мантуров / В. И. Мельник. — Москва: Даръ, 2007.
  2. Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. В 2-х частях. Сост. архимандрит Серафим Чичагов. Изд. 2-е. СПб., 1903.
  3. Преподобная Елена Дивеевская — Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь (diveevo-monastyr.ru).
  4. Дивеевские святые — 104 фотографии | ВКонтакте (vk.com).

10.06.2024

Просмотров: 680
Рейтинг: 5
Голосов: 9
Оценка:
Комментировать