X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Монастырь — наш корабль спасения»

семья

Новая серия наших публикаций в рубрике «Служение. Мастерские» рассказывает о людях, которые несут послушание в миссионерском отделе монастыря.

Алла и Денис Савины муж и жена. Денис был профессиональным футболистом и жил в Москве, Алла трудилась в нашем монастыре, а встретились они на берегу Черного моря. С тех пор у них одно послушание развозить церковную утварь по епархиям юга России.

Что дает им силы на длительные разъезды? Почему это не работа, а служение? В чем радость и смысл их послушания? И каково это трудиться бок о бок читайте в их рассказе.

«Папа своим уходом перевернул мою жизнь»

Алла: Я родилась в городе Щучине Гродненской области. Мои родители работали преподавателями, мама была завучем ПТУ. Так как в 1980-е годы в Церковь при ее должности ходить было нельзя, мама молилась дома. Меня тайно крестили, часто возили в деревню, и моя верующая бабушка учила меня молитвам. Я этого не помню, но мама рассказывала, что я записывала молитвы из тетрадок, которые остались от ее верующих родственников.

Когда началась «оттепель», мама стала ходить в храм и молиться за всех нас. Постепенно в храм пришел и папа. Сама я не была воцерковленным подростком — 90-е, улица… Но родители всегда молились за меня.

Я работала в магазине. Могла загулять с подружками, не прийти ночевать домой, и родители от этого страдали. Дома мама часто включала духовные песнопения. Какие-то слова из них, например «Слава Богу за всё», проникали в меня, и я плакала. На Пасху и на Рождество я шла с семьей в храм — исповедовалась и причащалась. А потом мой отец умер, и у меня произошел внутренний перелом: я чувствовала вину перед папой. На его могилке я пообещала, что изменю свою жизнь, стану хорошей дочкой, как он всегда хотел.

Я решила уехать в Минск, чтобы изменить свое окружение. Когда только приехала, увидела в переходе на вокзале сестру милосердия нашего монастыря. Я никогда в жизни не видела сестер милосердия и подумала: «Господи, какая же она счастливая, как это красиво!» Тогда я не могла представить, что через несколько месяцев буду в таком же облачении.

В Минске я жила у знакомых, стала заходить в Петро-Павловский собор: подолгу сидела там, беседовала со священниками, плакала, просила Бога помочь мне. Там я познакомилась с сестрой Фотинией Демченко, и она рассказала про Свято-Елисаветинский монастырь. На день памяти святителя Николая Чудотворца 19 декабря 2003 года я впервые приехала туда на Божественную литургию. Когда сестра Фотиния подвела меня к духовнику монастыря отцу Андрею Лемешонку, он на меня посмотрел и сказал: «Наша». И 1 марта 20 лет назад я пришла на послушание в монастырь. Какое-то время трудилась на складе, потом батюшка благословил быть старшей монастырского склада. Позже я стала каждую неделю ходить в отделение к больным. Это было мое любимое послушание. Мы их исповедовали, причащали, крестили, общались с ними.

Когда на Радоницу я стояла на кладбище в облачении сестры милосердия, то смотрела на небо и говорила: «Папа, я тут. Я сделала всё, как ты хотел». Папа своим уходом перевернул мою жизнь. Я думаю, что сейчас он за меня рад.

Встреча

Алла: А потом по благословению батюшки я поехала в Москву мы занимались покупкой утвари для монастыря. Я участвовала в православных выставках по всей России и Украине, объездила много городов Екатеринбург, Тюмень, Нижний Новгород… В 2007 году батюшка благословил меня реализовывать продукцию нашего монастыря по епархиям юга России. И там же, на юге России, я встретила своего мужа.

 

семейна пара перед иконой

Денис: Думаю, это батюшка помолился, чтобы мы нашли друг друга. Девять лет назад я встретил на побережье Черного моря эту прекрасную морскую звезду, и уже девять лет как мы венчаны.

Я родился и жил в Москве. 18 лет профессионально занимался футболом. Играл в «Торпедо ЗИЛ», в «Спартаке», в «Шахтере Караганда» в Казахстане. Вернулся в Москву, играл в «Динамо» и получил травму. На этом моя спортивная карьера завершилась.

Я отдавал всего себя спорту и после травмы не мог найти место в жизни. Пробовал себя в разных профессиях: был и механиком в техцентре, и консультантом в «Связном», но нигде долго не задерживался — душа не лежала.

В какой-то момент мы решили с мамой съездить на море отдохнуть. Я решил, что вернусь и буду что-то менять в жизни.

Алла: Я с водителем остановилась в гостевом доме, и на следующий день в этот дом заселились Денис с мамой. Мы с ним столкнулись в коридоре и друг другу улыбнулись. Хозяйка устроила наше свидание, и вечером мы пошли гулять к морю. Я познакомилась сразу и с будущим мужем, и с его мамой. И когда я уезжала, его мама сказала мне, что чувствует, будто знает меня уже много-много лет.

Через некоторое время после моего возвращения Денис приехал в Минск. Съездил к моей маме и взял благословение на венчание. Потом мы пошли к отцу Андрею, и батюшка сразу нас благословил.

Мы познакомились в июле, а 23 октября, в день памяти преподобного Амвросия Оптинского, уже венчались.

Денис: У меня не было ни грамма сомнения. Я не думал, что еду жениться, просто ехал к ней. А когда попал к своей будущей теще, понял, что всё, это на всю жизнь (смеется).

Алла: У меня было полное доверие Богу и полное доверие духовнику.

Денис: Я был крещен, но в храме бывал только на экскурсиях и иногда заходил поставить свечки. Это было без молитвы, и на службу я никогда не оставался. Когда Алла сказала мне, что согласна, но ей важно благословение духовника, я был удивлен, но согласился. Первый раз я исповедовался и причастился уже перед тем, как брать благословение на венчание с Аллой.

Но после венчания начал вклиниваться в церковную среду.

Алла: Я уже много лет была в Церкви, но увидела, что Денис намного чище меня, благочестивее. Он никогда при мне никого не осуждал, не давал каких-то оценок, у него нет отрицательных качеств. Я более эмоциональная, а он всегда сдержан. И для меня было чудо, что такие мужчины есть. Я в нем увидела христианскую душу и увидела своего человека. Мне с ним было спокойно и хорошо. Мне хотелось ему показать, как прекрасно жить с Богом, красоту богослужений, икон, храмов, но я никогда не давила на него.

Денис переехал в Минск, и отец Андрей благословил, чтобы он начал ездить со мной в командировки, смотреть, как мы трудимся. Параллельно Денис проходил обучение в автошколе на категорию С, чтобы водить грузовую машину. И когда получил категорию, мы поехали с ним в командировку вдвоем.

Денис: После свадьбы я стал ходить на службы, причащаться, общаться с воцерковленными друзьями Аллы, узнавал для себя много нового, познавал православие. Мне было любопытно, и был внутренний азарт справлюсь ли я, коснется ли меня то, что коснулось этих людей. Ведь я видел, как на службах люди искренне молились Богу, как плакали при покаянии. И мое сердце потихоньку начало внимать. Я не знаю, как произошел этот переход, но в какой-то момент я понял, что уже верующий.

«Наше послушание — это миссионерство»

Алла: Наше послушание — это миссионерство. Предлагая монастырскую продукцию, — книги, иконы — мы рассказываем покупателям и про веру, и про святых, и про свой духовный опыт. Денис всё это впитывал. И сейчас, через восемь лет, он уже всё знает о церковной утвари.

 

сотрудники

А потом в монастыре появилось желание — сделать на юге России склад. И по благословению монахини Марии (Держанович) мы арендовали для этого домик.

Через год из Москвы приехала мама Дениса и предложила купить нам в Краснодаре дом. Всё произошло очень быстро, ей одобрили ипотеку. Мы стали искать дом, и я увидела, что подходящий продается в станице Елизаветинской, на улице Светлой. Мы тут же приехали его смотреть, а когда узнали, что мама продавца — монахиня, сразу решили покупать. Было ощущение, что Бог ведет нас за руку, и мы не сомневались. Когда мы еще арендовали дом, я видела из окна маленький одноэтажный домик. Я на него смотрела и думала: «Господи, как бы мне хотелось такой домик! Небольшой, одноэтажный, хорошенький». И когда мы приехали по адресу смотреть в станице Елизаветинской дом, это была копия того дома, который мне понравился. Вот так Господь слышит наши желания.

 

муж и жена

Когда в простоте чего-то попросишь у Бога, Он удивительным образом это дает. Вот меня никогда не возили на море. Родители — учителя, и мы жили небогато. И когда я пришла в монастырь, как-то ехала в машине и услышала по радио: «Туры на море». Я с грустью подумала: «Никогда не была на море. Никогда…» А потом добавила вслух: «Ой, ну и что! Зато у меня монастырь есть! У меня есть сестричество! У меня есть послушание в больнице, у меня есть батюшка! Какое море, зачем оно мне надо?» Прошло буквально пару недель, как мне позвонила наша сестра и сказала, что отец Андрей благословил меня ехать в Одессу. Так я в первый раз увидела море. И после этого меня вызвала мать Мария (Держанович) и сказала, что батюшка благословил меня ездить реализовывать продукцию по югу России. Получается, что по благословению батюшки мы познакомились с Денисом.

Дом мы взяли в ипотеку. Чтобы ее выплатить, Денис продал свою квартиру в центре Москвы. С Божией помощью и молитвами наших любимых святых мы за месяц продали эту квартиру, оплатили ипотеку за дом в Краснодаре и купили маме Дениса двухкомнатную квартиру в Анапе на море.

И вот в этом доме мы построили небольшой оптовый магазинчик. И все храмы Краснодара и Краснодарского края приезжают к нам за продукцией.

Денис: Живем так: полгода в дороге, полгода дома. У нас же большой регион Воронежская епархия, Шахтинская, Краснодарская, Ставропольская, Пятигорская, Владикавказская, Армавирская, Сочинская, Крымская, Ейская. У нас самые долгие командировки. Мы проезжаем за поездку около 12 000 км. Но в Краснодаре у нас дом и склад.

Алла: Для меня теперь дом и в Минске, и в Краснодаре.

Когда мы приобрели дом в Краснодаре, начали ходить там в храм. На нас сразу обратил внимание настоятель, мы подружились. И через два или три года на праздник Николая Чудотворца отец-настоятель позвал Дениса в алтарь, а 6 февраля ему благословили надеть стихарь. И вот с того времени мы стараемся быть в храме. Я готовлю в трапезной, несу послушание на клиросе, а Дионисий — в алтаре.

Денис: Когда настоятель мне предложил быть в алтаре, я сказал, что в доме Божием я готов и туалеты мыть. Это был очень трепетный момент. К этому времени я уже понимал, что служить в алтаре — это очень ответственно и что там Бог ближе. И потом я на себе всё это прочувствовал. Когда рядом с тобой в алтаре молится митрополит, тебя будто обдает водопадом свежей энергии.

Наверное, когда попал в алтарь, смог назвать себя по-настоящему верующим человеком. Потому что после этого я начал ко многому относиться по-другому стал больше молиться, поститься.

Алла: У него семья нецерковная, но его прапрадед был диаконом. Мы так подумали, что, наверное, кто-то за него все-таки молился.

Сложности послушания

Алла: За годы послушания могу сказать, что какой бы ты ни был больной, усталый, если понуждаешь себя, Бог дает силы, помогает и укрепляет. Причем дает ровно столько сил, сколько тебе нужно на послушание, и как только приезжаешь домой, силы заканчиваются.

Мне страшно потерять это послушание. Я очень благодарна Богу за эти двадцать лет, которые тружусь в монастыре.

Сейчас мы приехали в Минск, и я питаюсь монастырем — стараюсь чаще ходить на службы. Большой отрезок жизни я провела здесь, и для меня это самое родное место, какое только может быть.

Когда я только пришла на послушание, меня держала благодать. Всякое было в жизни — и взлеты, и падения, и сворачивала куда-то не туда, но вспоминая первые годы благодати, понимаешь, что другого пути нет. Как бы ты ни уворачивался, как бы ни думал, что тебе где-то будет лучше — это всё неправда. Нет на земле другого места, где мне было бы лучше, чем в монастыре.

Мне предлагали трудиться в храме в Краснодаре, но я отказалась — я не хотела предавать монастырь, потому что это мой корабль спасения. Здесь мои любимые сестры, батюшка. Монастырь — это моя душа. Сегодня я стояла на Божественной литургии и просила Бога, чтобы до конца своей жизни служить здесь, а больше мне ничего не надо.

 

беседа за столом

Радости послушания

Алла: Когда ты уже столько лет трудишься, есть определенные храмы, где нас встречают как родных. Когда мы приезжаем, делимся друг с другом своими радостями и горестями. Стараемся поддержать людей, по словам апостола Павла, — поплакать, когда плохо, и порадоваться, когда хорошо (см. Рим. 12: 15).

Радует то, что больше ждут не продукцию, а встречу с нами. Говорят: «Когда приедете, наши любимые белорусы?» И мы так же ждем этих встреч. Есть места, где покупают много нашей продукции, а есть, где мало, но мы туда едем, потому что там хорошо.

Денис — очень позитивный человек. Он умеет красиво пошутить, расположить к себе людей, и людям хочется быть рядом. И даже когда люди уже не трудятся на этом послушании, мы всё равно продолжаем общаться. И понимаем, что очень счастливые люди, потому что очень много батюшек за нас молятся. Это значит, что мы не одни, и когда случается трудная ситуация, они помогают.

Денис: Когда приезжаешь к уже родным людям, благодаря этой близости легче работать — уже и фуру не так тяжело выгружать.

Алла: Ведь у нас физически очень тяжелый труд — нужно загружать и выгружать тяжелые коробки. Если бы не Бог, я за столько лет уже развалилась бы. А так Бог дает силы.

Молитва

Денис: В дороге я рулю, а она читает акафист Николаю Чудотворцу.

Алла: Я читаю утренние молитвы, Евангелие, акафист Николаю Чудотворцу, помянник. Я молюсь, потому что понимаю, что без помощи Бога, святых угодников ничего сделать не могу. Я полностью доверяю себя в руки Божии и прошу, чтобы Господь действовал через меня. Потому что у меня серьезное послушание — люди, встречая меня, судят о монастыре. Чувствуя свое недостоинство и греховность, я искренне прошу помощи Божией.

Денис: Господь в этой работе присутствует и всем управляет. Поэтому неразрешимых ситуаций не было. В сентябре мы попали под ракетный удар в Евпатории. Это было в пять утра. И ты в этой ситуации понимаешь, что ничего не можешь сделать — всё в руках Бога.

Алла: Я была в оцепенении. А Денис вышел из машины, смотрел на небо. Я спросила: «Ты что? Ты куда?» А он мне: «Я в футбол поиграл, в монастыре потрудился, в алтаре послужил, любовь нашел — мне нечего бояться!»

Монастырь — это работа или служение?

Денис: Это образ жизни. Ты так живешь изо дня в день и не можешь себя представить без этого послушания.

Алла: Это не работа. Бог дал тебе послушание, возложил на тебя ответственность. И самое важное — не подвести Его. А работа — это когда ты пришел, отбыл часы и ушел. Нет, ты послушанием живешь. Я очень люблю монастырь. Для меня нет места лучше на земле. А когда начинается Божественная литургия, ты уже на Небе.

Счастливые люди

Алла: На самом деле наша спокойная и счастливая жизнь только благодаря Денису. Меня вытерпеть тяжело, я очень эмоциональный и вредный человек. Но Господь по молитвам дал такой подарок, моего человека, который любит меня такую, какая я есть, терпит меня, безропотно несет свое послушание, не жалея себя. Самая тяжелая часть работы на нем — вести машину, разгрузить тяжеленные коробки. Конечно, я ему помогаю, но всё равно основная часть работы на нем.

Денис: Слава Богу за всё. Всё же хорошо, чего роптать?

Алла: Мы счастливые люди. Трудиться вместе с мужем — это прекрасно!

Денис: Где ты в данный момент находишься, там твой дом, потому что с тобой всё, что тебе нужно в жизни — вера и любимая жена.

 

счастливые супруги

Беседовала Ольга Демидюк

Фотографии Максима Черноголова и из личного архива героев

22.05.2024

Просмотров: 802
Рейтинг: 4.8
Голосов: 36
Оценка:
Комментарии 0
1 месяц назад
Очень счастлива, что господь послал мне таких замечательных друзей! Светлых и чистых!!! Дай бог им здоровья и семейного счастья!!!
Спасибо большое наши дорогие за этот рассказ и за Вашу любовь и службу! Радости и добра Вам на долгие года! Здоровья и благополучия Вам и вашим близким! Спаси Господи!
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать