X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Внутренняя жизнь приобретается молитвой и постом»

Сестрическое собрание с отцом андреем лемешонком

Время поста — время особенное. В эти дни и недели каждый переживает свой духовный опыт, часто новый, несмотря на годы, проведенные в лоне Церкви. На воскресном собрании с отцом Андреем Лемешонком сестры нашей обители поделились своими открытиями.

Отец Андрей Лемешонок: Каждая неделя приносит свою пищу, духовную пищу, которая должна укреплять нас, помогать жить не вслепую, не наудачу, а осмысленно; делать шаги, за которые мы должны отвечать. И чем больше и дольше мы живем, тем внимательнее делаем эти шаги, проверяя себя, советуясь с ближними, обращаясь к Богу, потому что полагаться на свои силы не приходится.

Враг обманывает человека. И человек «ведется» на какие-то внешние проявления и приманки. И так жалко этих людей!..

Вот перед собранием говорил сейчас с одной мамой и ее дочкой. Мне жалко эту девочку… Да, она прекрасно выглядит, я думал, ей лет 19, а оказалось, что 35. Работает в Катаре стюардессой. Там хорошая зарплата, летай по всему миру и радуйся. А я вижу, что ее враг обманывает. Она пользуется услугами дорогого психолога, который наставляет ее. А я вижу — она в такой ловушке! Бедная девушка… Говорю ей: «Тебе уже 35, пора и семью создавать, детей рожать, понимаешь? А там ты не найдешь ничего!» Такая жизнь только внешне красивая. Всё хорошо, всё оплачено, но это же смерть! Как же «ведется» человек! А на что? На лакированную жизнь, где пустота?

И нас тоже враг обманул. Мы находимся в параллельных мирах, потому так трудно Богу достучаться до нас и прикоснуться к нашему сердцу. Так трудно нам открыть глаза и сказать, что балаган происходит! Мы прячемся от самих себя, потому что страшно сказать, что так жить нельзя.

Свобода должна быть у каждого. А есть ли она у нас сегодня? Человек создан как царь над миром, который и был создан для него. А во что превратился человек? И кто виноват? Во что превратился я и кто виноват?

Мы хотим говорить о победе внутренней над смертью, над всеми его приманками. Путь наш узкий и тяжелый, когда нужно сказать Богу «да», а греху «нет»; когда мы видим человека, который вроде бы отказался от этого мира, пришел в монастырь, а всё живет этим миром, этой шелухой, потому что только одежда на нем поменялась. Или видим человека, который называет себя «сестрой милосердия», а на самом деле — самолюбивый, недалекий. Нам нужно качество внутренней жизни, а она приобретается молитвой и постом, в поте духовного труда, в борьбе со своим самолюбием, тщеславием.

Мы не способны отдать Богу свою жизнь и не хотим этого делать. Вот скоро Радоница, надо будет посетить могилки, убрать там. Я раз в году это делаю, и то с таким скрипом дается! Потому что в таком ритме жизни находишься, жалеешь себя. Вот матушка мне прекрасные слова сказала на то, что я пожаловался, что сил нет уже: «Если надо, Бог даст». И правильно — если Богу надо! И не надо ничего выдумывать. Надо доверять Богу. Когда есть это доверие, то и мир теряет свою власть. Когда есть связь с Богом, то и мы не говорим: а как это мы сделаем? хватит ли у нас средств?

Да всё есть давно на земле, а мы никак не оторвемся от этой земли, чтобы жить уже в новой жизни, где во всем и во всех будем видеть Бога! Мы должны открыть глаза, должны прорваться туда, где свет и любовь. И прорыв этот должен свершиться внутри нас. Гениальный в чем-то фильм кинорежиссера Андрея Тарковского «Андрей Рублев»: всё сначала показано черно-белым, а когда герой пишет иконы, то уже цветным. Страдания — в черном, а с созданием иконы Святой Троицы — свет. Так и в человеке — у него тысячи масок, ненужных дел. И за всем этим есть душа, которая жаждет Бога, а мы ее держим на голодном пайке. Любовь должна победить, а душа — воскреснуть. Но под лежачий камень вода не течет. Каждый в меру своих сил должен трудиться. Твое правило — твой ум, твое сердце, твои отношения с близким.

Как молимся, так и живем, а как живем, так и молимся. Зовите Господа. А мы — незнайки, но в Солнечном городе.

Вот у нас на неделе был постриг. Появилось четыре новых монахини и три инокини. И мне страшно, потому что единственная надежда — на Дух Святой, который поменяет человека, его характер, его привычки. Господи, помоги! Те обеты, которые дает человек в монашеском постриге, невозможно исполнить. Никак. Как человек слепой будет видеть, а глухой — слышать?! Но продолжаем дальше рассуждать и что-то начинать понимать.

В прошлый раз была записочка, я ее не прочитал, но сохранил: «Каждая душа по-разному относится к посту. Для кого-то это время терпения, для кого-то время великого труда, для кого-то радости. Поделитесь вашими наблюдениями соответственно приходу в монастырь и настоящим временем».

 

Монахиня Евстафия (Масурновская)

Монахиня Евстафия (Масурновская): Когда я только начинала воцерковляться, ходить в храм, то мне было легко — и физически, и духовно. Для меня это была радость. В монастыре себя надо больше понуждать. Но Бог дает за это благодать. Всё во благо, но уже не так, как в самом начале, не с той радостью.

Отец Андрей Лемешонок: И сейчас сохраняется радость, и если к этой радости еще совершился постриг, то это будет большая поддержка радости. Потому что надо бороться и за молитву, и за пост, и за служение. Нельзя опускать планку, а то можно закопаться в повседневных делах и человеческих настроениях. Тогда Дух уходит, и человек остается ни с чем. И душа очень мучается. Хоть в чем-то надо находить прикосновение к Богу, и это будет держать человека.

Бог сильной рукой держит. Мне хотелось в один период уйти из Церкви, где я видел только лицемерие. Но невозможно уйти, потому что ощущаешь, что Бог тебя держит. Лично меня это очень смиряло. И это было много лет со мной.

 

Монахиня Никона (Захарова)

Монахиня Никона (Захарова): Господь привел меня в монастырь скорбями. Когда я пришла в храм, мне стало легче, Господь снял с души сильную скорбь. С Богом мне стало хорошо. Может, так случилось, потому что в возрасте пришла. Если бы моложе, то скорбей, может, было бы и меньше.

Отец Андрей Лемешонок: Пути неисповедимы. Я предпочитаю, чтобы люди приходили от радости в монастырь. Но, к сожалению, большинство приходит от скорбей.

А вообще, в монастырь надо приходить до 16 лет. Я серьезно это говорю. Это не мой вывод, а людей, проживших большую духовную монастырскую жизнь. Понимаете, как трудно человека с его жизненным опытом, характером, который очерствел, убедить, что он не прав? Но Бог может всё. Помню, читал про одного монаха, который был известным московским профессором и пришел в Троице-Сергиеву лавру. Вспоминали о нем, как он смиренно с веником убирал снежок, листья. Должен был быть неспособным к новой жизни, по идее, а приобрел новое смирение и стал достойным монахом. Начал жизнь с начала — с веника, с тряпки, с лопаты. Не жил прошлым. Смириться можно в любом возрасте, но это очень и очень трудно.

Так что будем надеяться на радость. Надеюсь, эти дни вы молились и день и ночь, и это ваш запас благодати Духа Святого на будущее.

 

Монахиня Варсонофия (Липская)

Монахиня Варсонофия (Липская): Когда была без Бога, мне кажется, это была самая сложная жизнь. Очень сложно бороться с грехами, особенно, когда ты один. Поэтому меня Господь определил в монастырь. Здесь мне хорошо, здесь есть духовник и моя большая церковная семья. Здесь грех не останется незамеченным. Остается надеяться только на Духа Святого и на помощь моей церковной семьи.

 

Монахиня Руфина (Филлипович)

Монахиня Руфина (Филлипович): Я в монастыре 23 года. Поделюсь тем, что произошло в этот пост.

Есть, наверное, на то воля Божия, что в Великий пост мы поехали в Сербию. Нас было трое, у каждого было свое.

Действительно, Бог действует не только на одного человека, а на весь народ. Вот когда была битва в Косово, у царя Лазаря (сербский князь (ок. 1329‒1389), один из самых почитаемых сербских святых, который погиб в сражении с турками на Косовом поле.Прим. ред.) было не много воинов, а у мусульман много. Он заранее знал, что выиграть эту битву невозможно, и молился. И ему явился Господь, Который сказал, что нужно сделать выбор не только за себя, но и за весь свой народ — за народ, который живет сейчас и которому жить потом.

Господь сказал царю, что может сделать так, что битву он выиграет, но тогда обретет царство земное. А может сделать так, что царь проиграет, и тогда будет ему и народу Царство Небесное. И царь Лазарь выбрал Царство Небесное.

И вот Сербия до сих пор не в Евросоюзе, сегодня в этой стране порядка 300 монастырей, огромное количество храмов. Страна небольшая, средняя зарплата небольшая. На мой взгляд, Сербия отстает лет на тридцать от уровня жизни в нашей стране, но всё лучшее люди там отдают Богу.

Еще понаблюдала: там же много вина, ракии, но алкоголиков нет. Ни разу не видела, чтобы кто-то где-то валялся. Фермеры ездят на очень старых тракторах, вечером собираются у магазина и просто беседуют. В воскресенье все семьями идут на службу.

И вот я думаю: какое дерзновение было у царя Лазаря, когда он сделал выбор за весь свой народ! И народ до сих пор живет как-то благодатно. Я раньше думала, что они от солнца такие радостные. Но там всё вкупе, понимаете? 2000 метров над уровнем моря! Это сейчас там дороги, а раньше-то не было, надо было дойти туда и построить монастырь…

И вот мы там, идет Крестопоклонная неделя. Тут, в нашем монастыре, проходит сестрическое собрание, и батюшка, знаю, удивлялся, что к тому времени мы еще не приехали. И сестры возмущались, что мы не в монастыре, а могли бы уже и вернуться. А я думаю: «Ну откуда им здесь знать, как у нас там дела обстоят? Всё не так просто». И три дня у меня такая обида на всех! Но я же монахиня, думаю: а что я могу сделать сейчас? Сестры молятся, а что я еще могу? И вот хочу поделиться, что, наверное, только в этот пост я поняла, что такое духовная борьба. Почувствовала Живого Христа, словно я своей обидой распинаю Его, висящего на Кресте… И я решила, что до конца поездки не буду думать об этой ситуации, просто буду дальше исполнять свое послушание, пускай сердце становится на колени перед Крестом. И меня отпустило…

Отец Андрей Лемешонок: Ну вот, произошел перелом в твоей монашеской жизни — 23 года тебе понадобилось, чтобы понять, что нельзя обижаться.

Монахиня Руфина (Филлипович): Вот говорят всегда о духовной борьбе — не принимать помыслы, не обижаться. Думаю: «Ну а как не обижаться, когда обидно?» А тут вот приняла решение поступить не так, как всегда.

Отец Андрей Лемешонок: Важно, чтобы мы сегодня понимали, что происходит в мире, как важна наша молитва, как важно устоять в православной вере, потому что всё, что происходит, это борьба именно с Православием, со Святым Православием. И мы обязательно с вами победим — свою лень, гордыню, самолюбие, нерадение. И обязательно станем святыми. Я говорю оптимистично — мы все станем святыми!..

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

 

30.04.2024

Просмотров: 2
Рейтинг: 5
Голосов: 10
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать