X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Жизнь с Богом дает внутреннее спокойствие»

сестра Мария Ефременкова

Сестра Мария Ефременкова приняла крещение в 40 лет. Окунувшись в Православие, она хотела постичь всю его глубину: ходить на богослужения, молиться, соблюдать посты. Ради этого оставила любимую работу архитектора и пошла за Христом.

«О Боге я впервые услышала от бабушки»

— Я родилась в Ганцевичском районе Брестской области. Мы жили изолированно, среди болот и лесов. Ближайшее селение находилось в десяти километрах. На межу выйдешь — грибочки растут…

Мама на сенокос пойдет, а я дома за хозяйку и еще младшего брата смотрю.

Селение было большое; рядом с домом, где мы жили, стояла большая церковь. Моего старшего брата крестили, сестру тоже, но она умерла в младенчестве. Когда я родилась, из-за суеверия меня не крестили. Иногда я со старшим братом ходила на пасхальные богослужения. Однажды все шли ко Причастию, и я пошла. Потом женщины спохватились: «Ай-я-яй, она же некрещеная!..»

О Боге я впервые услышала от бабушки. Она ходила в какую-то протестантскую секту. В воскресенье после собраний бабушка приходила к нам и рассказывала библейские истории. Когда я подросла, она чуть ли не силком завела меня на собрание. Я не хотела смущать людей, поэтому стояла тихо, но для себя решила, что больше туда не пойду.

Мама моя была некрещеная, а отец крещеный, и его дедушка был даже старостой в храме. Думаю, что есть незримая связь поколений, и по молитвам прадедушки Господь привел меня в храм.

 

девочка

«Я любила свою профессию»

— После школы я окончила минский архитектурно-строительный техникум. Училась хорошо, поэтому получила распределение в Минск. Вышла замуж, родила сына. Отношения с мужем не сложились, осталась с сыном одна. Было тяжело, не было жилья, а сын часто болел и в сад практически не ходил. Оказалось, что в санатории под Минском директором работал друг моего отца. Он взял меня на работу младшей медицинской сестрой. Нам с сыном дали малюсенькую комнату-пенал, но я была рада. Через пять лет я как молодой специалист получила квартиру в Минске.

Я очень любила свою специальность и во сне видела, что работаю архитектором. Милостью Божией меня взяли в Белжилпроект. Мы занимались реконструкцией старых домов, реконструировали минский драматический театр.

«Прочла Евангелие как художественную книгу»

— Однажды двоюродная сестра показала мне Евангелие, изданное в конце XIX века. Мне книга понравилась, и сестра мне ее подарила в надежде, что я поверю в Бога. Я прочла Евангелие как художественную книгу, на одном дыхании. Что-то поняла, что-то нет; какие-то места мне запали в душу, а что-то я не приняла вообще.

В 1971 году открылся кафедральный собор, и подружка пригласила меня сходить на ночную пасхальную службу. Было холодно, и мы надели брюки, чтобы не замерзнуть. Вокруг собора стояло оцепление. Милиционер объяснил нам — «чтобы молодежь не буянила, не мешала молиться». Мы пообещали, что буянить не будем, только посмотрим, что происходит в храме.

 Зашли в притвор. Из открытых царских врат лился необычный свет. Моя душа устремилась туда, захотелось подойти поближе, чтобы напитаться этим светом… 

И тут слышу шипение: «Пришли в брюках, бессовестные, пошли вон отсюда!»

«Сегодня мы идем креститься!»

— Прошло десять лет, прежде чем я снова оказалась в храме. Другая подруга привела меня в кафедральный собор — один раз, потом второй. Люди шли к Причастию, и мне тоже хотелось причаститься.

Утром в ноябрьские праздники открываю глаза, и первая мысль: «Сегодня мы идем креститься!» Мы с сыном пошли в собор, и там нас крестили.

Когда я приняла таинство Крещения, то почувствовала непреодолимое желание поститься, ходить на праздничные службы. Меня стали тяготить традиционные застолья, которые устраивали на работе. Мой день рождения приходился на пост, а люди ждали от меня тортики и бутерброды. И на праздничные службы, если они выпадали на будние дни, не всегда удавалось отпроситься.

 

мария

После работы я стала заходить в храм св. Марии Магдалины.

 Смотрела, как бабушки чистят подсвечники, и думала: "Какие они счастливые! Хоть бы раз мне кто позволил почистить подсвечник". 

Года через полтора на улице Притыцкого, недалеко от моего дома, появилась церковная палатка. На Рождество Богородицы я причастилась в храме св. Марии Магдалины и по дороге домой заехала в эту палатку. Служба уже закончилась, и о. Игорь Коростелев говорит Олегу Шульгину (тогда он был сторожем): «Вот опять все разбежались и подсвечники некому почистить». Я несмело подхожу и спрашиваю: «А можно мне почистить?» Они обрадовались. Стала чисть подсвечники. Олег Шульгин подошел, начал расспрашивать, что у меня да как. Пока я обошла все подсвечники, он меня сагитировал прийти в сестричество.

 

сестра мария в платочке

«Господь нес меня по Своему домостроению»

— Когда отец Игорь Коростелев пригласил меня трудиться в киоск, я не спросила, какой будет график работы, какое жалованье, меня только волновало, что я буду говорить людям, ведь сама ничего не знаю. Что-то говорила, а потом приходила домой и читала духовную литературу. Было удивительно, когда замечала, что отвечала на вопросы правильно. Господь нес меня по Своему домостроению.

Пять лет я трудилась в сестричестве храма «Всех скорбящих Радость». Киоск стоял напротив палатки. Зимой руки примерзали к стеклу, а летом, наоборот, жара. Зато я перестала бояться сквозняков, потому что приходилось открывать окошко, а сзади были открытые двери.

 

сестра у входа в храм

В храм приходили посылки, и мы их разносили инвалидам и старикам. Помню, я после послушания зашла, взяла три или четыре посылки, чтобы по дороге домой развезти. В автобус захожу, и кто-то говорит: «О, нахапала в церкви». Сама себе думаю: «Вот что значит судить: мне еще час бегать по адресам, чтобы всё раздать, а люди меня уже осудили». Вот такое было у меня учение.

В лавочке

— Сын пришел из армии и стал трудиться в монастыре. У меня тоже так сложились обстоятельства, что надо было менять послушание. В мир я вернуться уже не могла. Попросила сына разузнать, может быть, меня возьмут трудиться в монастырь. Батюшка Андрей ответил сыну: «Пусть приходит».

Помню, в Петро-Павловском соборе окончилась служба, мы с батюшкой сели, чтобы поговорить.

— Вы почему ушли? — спросил отец Андрей.

Я не могла ответить, чтобы не согрешить.

Батюшка всё понял. Он так на меня посмотрел, что, будь я маленькой девочкой, обнял бы и погладил по голове.

Отец Андрей благословил меня трудиться в лавочке. Поставили меня на Немиге с сестричками Зинаидой и Еленой Лагай. Они для меня были как родные. Где нужны были сестры, везде выходила — надо, значит надо. А потом меня послали на рынок «Ждановичи» — там как раз открывалась новая лавочка — да еще назначили старшей сестрой. Открыли лавочку с сестрой Светланой Мороз. Батюшка Андрей ее освятил, и каждый вторник отец Валерий приезжал служить молебны. У нас была маленькая часовенка. Люди стали приходить, чтобы поставить свечи, помолиться.

Открылась лавочка на радиорынке. Люди не приходили. Мы радовались каждой копеечке. Иногда встречались не просто неверующие, а противники Православия. Потом стало получше. Многие молодые ребята начали подходить, задавать разные вопросы. Слава Богу, один мальчик крестился.

Потом меня перевели в лавочку на продовольственный рынок. Пятнадцать лет я трудилась на этом послушании.

Людей было много. Иногда приходилось хватать календари, чтобы возле двери их не снесли.

Директор и администратор рынка были верующими. Администратор каждый день приходил и клал копеечку. Позже он венчался, а перед этим исповедовался. Приходил рассказывал, что после исповеди выскочил из храма, стоял и рыдал…

«Батюшка Иоанн мне часто помогает»

— Моя святая покровительница — преподобная Мария Египетская, но и Марию Магдалину я считаю своей святой. Люблю святого Иоанна Шанхайского. Когда я пошла трудиться в монастырь, ко мне потекла информация. Я прочла про царскую семью (царственные страстотерпцы еще не были канонизированы, в Москве ходили крестные ходы и вышла только маленькая брошюра), про Иоанна Шанхайского. Батюшка Иоанн мне часто помогает. Еду на дачу после послушания, тучи собираются, а какая работа в дождь? Прошу: «Батюшка Иоанн, ты ж остров сохранил людям, помоги и мне без дождя потрудиться». Глядишь, тучи разошлись.

 

сестра мария

«Какие-то вещи я только сейчас начала понимать»

— После Крещения пять лет в храме, года три-четыре в монастыре Господь меня нес, потом стал меня учить ходить.

Жизнь с Богом дает внутреннее спокойствие. Какие-то вещи я только сейчас начала понимать.

Я переживаю о сыне, но ведь он тоже в Божьих руках, он тоже Его дитя. Когда-то в паломничестве, когда я стала плакаться о сыне, один батюшка сказал мне: «Оставь сына в покое. Не трогай его». Чтобы это понять, мне потребовалось почти 30 лет. Все волнения начинают отходить.

 Встреча с Господом уже не за горами. Как там? Меня очень укрепило и обнадежило, когда Елена Лагай рассказала о смерти своей сестры Зинаиды. 

Я ее хорошо знала. Зинаида болела, у нее на 80 процентов были забиты легкие после работы на металлургическом производстве. Сестры поехали в Почаев на Успение Богородицы и просили Бога: «Исцели или забери». Сходили на службу, а потом Зинаида лежит как бы в забытьи и говорит: «Вот мама пришла, папа пришел, девушка в белом пришла за мной…» Вздохнула и отошла. Матерь Божья забрала Зинаиду и там же, в монастыре, ее похоронили. Эта история меня укрепила. Какая-то надежда на милосердие Божие и у меня есть.

«Землю не оставляй ни в коем случае»

— Я нигде не училась, но чувствовала Божие промышление обо мне. Господь меня растил. Сейчас я несу послушание на своей даче. Из-за проблем со здоровьем уже не могла нести труды в лавочке и на даче, надо было выбирать, и батюшка сказал: «Землю не оставляй ни в коем случае». Земля — значит, земля. Я теперь семь месяцев в году живу на даче, но связь с монастырем поддерживаю. Трудно доехать, поэтому я слушаю батюшкины беседы в записи.

Кто-то жалуется, что маленькая пенсия, а мне хватает. Что-то выращу и слава Богу. Огородик кормит. Птички — вообще чудо.

Однажды мой сын пропал на месяц. От него не было никаких вестей. Когда он нашелся, батюшка спросил, как я выжила. Отвечаю: «Если бы не Господь, я бы умерла». Подхватываешься ночью — и на колени: «Господи, помоги! Где он? Что с ним?»  Просыпаюсь утром. Под окном шиповник растет, меленькие листики и нежно-розовые цветочки. Маленькая птичка на ветке подпрыгнет, на нее сверху сыплются капли воды… Я выросла в лесу, а такого чуда никогда не видела. Так Господь меня утешал.

 

птичка

Подготовила Елена Романенкова

Фотографии из личного архива героини

 

03.04.2024

Просмотров: 461
Рейтинг: 4.6
Голосов: 12
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать