X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Мы получили гораздо больше того, чего достойны»

сестрическое собрание с отцом Андреем Лемешонком

Как мы проживаем Великий пост? Чего хотим достигнуть, к чему стремимся? На очередном собрании с отцом Андреем Лемешонком сестры поделились своим опытом. Также на этом собрании состоялось знакомство с новыми послушницами нашего монастыря.

Отец Андрей Лемешонок: Собрания — это внутренняя работа, внутренняя молитва. Но у нас духовный уровень, к сожалению, очень упал. Когда только начиналось сестричество, я месяцами присматривался к новой сестре — подойдет или нет. А потом, когда появилась потребность заполнять места, где нужно было трудиться, уже стало «не до жиру, быть бы живу». И тогда это сработало. А вот сейчас уже сработало и в другую сторону, понимаете?

Да, и здесь не без Промысла Божия всё совершается. Когда человек становится монахом, иноком, послушником, трудником, сестрой милосердия, начинает ходить в больницу, это огромный аванс ему, так как он еще не соображает ничего, он в своих суевериях, своих житейских проблемах. Вот он ходит двадцать лет, а потом как что-нибудь скажет… И я думаю: ну ничего себе! А он стоит на «точке» и говорит людям, как правильно жить по-православному. Но это комиксы всё…

Но Бог вразумляет и младенца.

Вы понимаете, что мы получили гораздо больше того, чего достойны? И мы не удерживаемся на этой высоте, сестрической. Потому что надо умереть ветхому человеку, чувственному, душевному. Я удивляюсь, насколько этот мир зараженный и сколько всего нужно, чтобы стряхнуть все предрассудки. Ничего нет твоего, понимаете, всё Божие. Дьявол нас обманывает тем, что внушает обратное.

Я говорю и буду говорить, и надеюсь, что вы что-то из этого услышите! Я вижу наше состояние, включая себя, и не радуюсь этому, абсолютно. Но унывать я не имею права. И вам не дам. Да возрадуется душа моя о Господе! (ср.: Пс. 34: 9)

Приходя ко Христу, мы можем поменять распорядок своего дня, включить в него посещение храма, исповедь, Причастие, но это еще не меняет человека, отнюдь! Это необходимо, да, но меняет нас наше внутреннее состояние.

Начиная пост, я со страхом думал, что будет. Он начался, Бог дал нам прожить святую неделю. Не все могут быть на богослужении в полноте, но какую-то часть мы Богу должны отдать. И какую-то меру воздержания должны соблюсти. Нет стандарта, у каждого эта мера своя. Каждый выбирает свой путь. Но главное делать всё осознанно, видеть, что нужно менять сегодня в жизни.

Весна… И вот весной нужно набраться сил, духа, чтобы в самых сложных ситуациях не оказаться без Бога. Это очень важно, понимаете? Христианство — это не игра, а реальная жизнь, где грех мешает, и жить с ним нельзя. И тогда идет покаяние.

Мы — ни во что не верующие! Но увидеть это можно, если живешь духовно. Но не только по плоти — посещая храм, причащаясь. Посмотри на себя — кто ты? Враг внушает нам помыслы, которые могут осквернить. Их надо сбить, иначе они попадут дальше в цель, в сердце. Бей врага именем Иисуса! Если зазевался, отвлекся, увлекся и забыл, где находишься, то проигрываешь. Идет борьба, и она будет усиливаться, когда будем приближаться к Страстной седмице и подходить к Воскресению. Легкой жизни никому не обещается.

Борьба нужна, потому что в ней мы меняемся. Понимаем, что тяжело бороться с грехом, что он тянет нас вниз. Пост нам необходим, во всех его смыслах.

Мы прожили неделю, и что-то, наверное, приобрели и поняли. Хотел бы послушать и вас — послушать о прожитой неделе, кто что увидел, услышал.

 

Монахиня Агриппина

Монахиня Агриппина (Чижик): Эта первая неделя не воспринялась тяжелой. С каждым годом она воспринимается всё больше естественной, даже радостной. От того, что все вместе, что можем помолиться. Даже по-солдатски: надо встать, пойти, петь, читать, выстоять и всё выполнить. Хотя бы вот это. А с другой стороны, такое чувство было, что прыгнул с шестиметровой вышки, а потом выплываешь — такое интенсивное духовное питание. Уже потом всё четче слышишь и видишь просветление внутреннее.

Был момент такой — присела я после больших трудов и на время отключилась. Было ощущение, что вылетела куда-то в свет, летела, и так было хорошо мне. Подумала, что так чувствует себя и душа во время службы, потому что это ее родная среда.

Я была учительницей, ездила на работу на автобусе. Водитель крутил одну и ту же кассету и так нехотя выучила. Так и на службе — если даже просто быть в храме и слушать, то уже хорошо. В этом есть надежда…

 

Сестра милосердия Анна

Сестра милосердия Анна Ляхович: В прошлые выходные я ехала в монастырь. Мне всегда хочется ехать на собрания в облачении — это как молчаливая проповедь. В метро подошел парень и спросил, от какого я храма. Сказала, что от нашего монастыря. Он попросил взять пожертвование со словами, что в свое время ему очень помог наш отец Андрей. У меня были слезы на глазах — так тронули его слова… Промысл…

Отец Андрей Лемешонок: Сестра в облачении уже несет в себе Божию искру. Она может что-то зажечь и в других. Облачение — это наша форма.

На этой неделе у нас появились четыре новые послушницы. Белые сестры хотят познакомиться с ними. Давайте. Сестра Анастасия, самая молодая в нашей компании — 24 года!

 

Послушница Анастасия

Послушница Анастасия (Тарасевич): Я родилась в Бобруйске. Детство мое было православное — ходила в воскресную школу, на исповедь, Причастие. Потом эта активность как-то ушла. Я поступила в Минске в медицинский колледж, работала в аптеке. В храме бывала редко. Всё это время мама моя очень молилась за меня, переживала.

Я приехала сюда, в монастырь, на службу перед Великим постом, два года назад. Тогда и встретила Бога… Жизнь начала меняться. Потом, через год, я взяла благословение потрудиться в монастыре. Начала ходить в отделение в больницу, в Новинки. И потом пришла мысль, что монастырь — это мой путь, то, чего от меня хочет Бог. Я сама уже хотела здесь жить. Мама благословила меня, была очень рада.

 

Послушница Татьяна

Послушница Татьяна (Костюкова): Я оказалась здесь чудом Божьим. Душа искала что-то настоящее в жизни. Сначала — в медицине: работала врачом психиатром-наркологом. Дежурила как врач-терапевт. «Ковидный» период застала на боевом посту. Видела, как люди уходили. Знаете, уходили часто те, кто переставал верить и бороться за жизнь. В то время было сложно попасть в храм, но всё же я оказалась здесь.

Отец Андрей Лемешонок: Если человек по-настоящему живет в монастыре, то он свободен. У нас таких пока мало. Но всё впереди.

 

Послушница Татьяна

Послушница Татьяна (Уздемир): Родилась я в Донецке в обычной нерелигиозной семье, правда, была крещена в детстве. В храм особо не ходила, но душа моя всегда искала Господа. Вышла замуж, переехала жить в Швейцарию, где прожила 15 лет. У меня был свой салон красоты. Господь давал мне много, даже больше, чем я просила. Всегда испытывала большую благодарность к Господу.

У меня было много случаев, когда я выживала вопреки всем законам. Была автоавария, в которой я чудом выжила, отделалась легкой царапиной. После этого я пришла благодарить Господа в храм, стала больше вникать в службы, изучать песнопения, читать Закон Божий. Господь коснулся моего сердца очень глубоко.

Я должна была дальше работать, чтобы жить. Я заставляла себя это делать. Пережила духовный опыт на Святой Земле у Гроба Господня. Это было очень сильно. Вышла я оттуда другим человеком. Поняла, что одно желание у меня есть — служить Господу. После я несколько раз приезжала в Иерусалим, но таких переживаний духовных больше не испытывала.

На тот момент я была замужем, мне нужно было просить у мужа развод, чтобы стать свободной для Бога. Всё это было очень тяжело…

Я искала монастырь, но мне не давали благословения. Говорили, что я занимаюсь полезной работой, ничего плохого в ней нет, но я продолжала поиск. В храме доверили мне делать библиотеку, помогала в храме всем, чем могла, но мне было этого мало, и зов сердца был — в Россию, в монастырь. Беларусь для меня та же Россия.

Смущало то, что священник не давал мне благословения оставить мир и уйти в монастырь. Тогда я поехала в швейцарские Альпы к схиархимандриту Русской Православной Церкви Гавриилу (Бунге). Он настоятель Крестовоздвиженского монастыря в Лугано, швейцарский богослов. Им немало духовных книг написано, он делал переводы святых отцов, знает много языков. Я приехала к нему, мы долго разговаривали, я попросила благословения в монастырь, и он дал мне его.

Я искала свой монастырь. В Свято-Троицкой лавре встретила духовника, у него спросила, в какой же монастырь мне поехать, и мне посоветовали Свято-Елисаветинский, здесь, в Беларуси. Но у меня не было документов, чтобы приехать сразу. И несколько лет я пыталась собрать все документы. В итоге мне сказали, что есть три пути в моей ситуации: ехать в Швейцарию, в Грецию (там мои родители живут), там получать гражданство, а уже потом делать российское, или же ехать в Донецк. И уже там, на основании гражданства ДНР, получать российское.

Тогда я решила, что за границу больше не поеду. И поехала в Донецк. Это было некоторое испытание для меня — жить постоянно под обстрелами. Там Господь очень близко…

В Донецке я ухаживала за немощными женщинами и жила с ними. Так пролетел год. В местном монастыре тоже помогала. Уже потом получила документы и еще раз решила рискнуть, поехать сюда. На этот раз всё получилось. Я благодарна, что есть такой монастырь, что такие светлые сестры здесь, что есть духовник. Прошу у всех молитв.

 

Послушница Алла

Послушница Алла (Козлова): Я очень рада, что это всё случилось со мной, я долго к этому шла. Я родилась в Риге, училась там, работала. Окончила швейное училище, работала в очень хорошем ателье. Ездили на выставки, шили дорогую одежду. Красивая жизнь…

А мне очень хотелось посетить Пюхтицу, там находится ставропигиальный Свято-Успенский женский монастырь. И однажды меня туда пригласила съездить знакомая. Потом я стала ездить туда на выходные. Мне так понравилась там одна монахиня, которая всё рассказывала, что я окончила курсы гидов, чтобы и самой тоже рассказывать. И ездила туда иногда с группами.

Я со всеми дружила всегда, никогда никакие политические или другие вопросы не мешали мне. Моя подруга, с который мы ездили в Пюхтицу, как-то пригласила меня с собой поехать в отпуск. У меня было много друзей на Кипре, и я посоветовала ей остановиться у них. Поехать тогда не могла и нашла ей компанию. Это был 2008 год, в Латвии девальвация, обстоятельства были непростые. И, поговорив с подругой, всё же я решилась тогда поехать на Кипр поработать. Работала в семьях. Кипр я очень полюбила. Ходила в храм там, по многим святым местам ездила. И однажды в одном из скитов схимница мне вручает четки и говорит, чтобы я оставалась. Но тогда остаться я не смогла, а потом, через несколько лет, вернулась туда.

Мама моя здесь, в Беларуси. Она заболела, и я поехала к ней. Как только ей стало лучше, я начала подвизаться в монастыре, который был рядом. Мама видит, что мне как-то непросто, собрала сумку, чтобы я уезжала назад, в Ригу, так как всё непросто было здесь с документами из-за другого гражданства. И вот на вокзале стоит два автобуса, один из них на Полоцк, а другой — в Ригу. И, к удивлению мамы, я вдруг сажусь в полоцкий. Приехала я на нем в Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь, матушка меня приняла. Я поняла, что больше никуда отсюда мне не надо уезжать. А потом вот оказалась здесь…

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

02.04.2024

Просмотров: 337
Рейтинг: 5
Голосов: 4
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать