X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Будем терпеливы в наших с вами задачах»

отец Андрей Лемешонок и сестры милосердия

Что значит «быть в Духе»? Как сказать слово не от ума, а от сердца? Как, несмотря на свой грех, быть проводником действия Божия на земле? Об этом на очередном собрании с отцом Андреем Лемешонком размышляли наши сестры.

Отец Андрей Лемешонок: Время, пространство, все те земные перегородки и подпорки, в которых мы сегодня живем, и Вечность, когда всё то, что временное, земное, упразднится, и бессмертная душа, которая томится в умирающем от греха теле, и окружение, и люди, которые встречаются на нашем жизненном пути, оставляют какой-то след в нашей душе, а может, и не оставляют ничего, кроме горького осадка, — всё это и есть наша сегодняшняя жизнь. И в ней нам дана полная свобода: что хочу, то и творю. А на самом деле эта свобода очень обманчива, иллюзорна, и мы, наверное, уже этой свободы нахлебались в нашей жизни, когда не ведали, что творим, что говорим и куда идем. Поэтому нам сегодня надо чаще останавливаться и всматриваться в наши жизненные горизонты, думать о тех задачах, которые ставит Господь перед каждым из нас.

Часто от какой-то безысходности и внутреннего надлома человек сочиняет свой мир в воображении и живет в нереальности. Боится, что этот мир может быть разрушен, потому что это его мир, и он конструктор и режиссер этого мира. Часто человек боится открыть глаза, живет по инерции, по нотам, которые знает наизусть. А может, эта партия кончилась и надо новую тональность? Начинать новый этап жизни?

У нас же природа такова, что нам нужно что-то слышать, а мы не слышим, и нам надо говорить и говорить. А терпения иногда не хватает. Сто раз не слышит, а в сто первый возьмет и услышит. Так что будем терпеливы в наших с вами задачах.

Рано или поздно придется открыть глаза и увидеть, в каком состоянии находится твоя душа. Важно сейчас делать усилие, и Господь прорвется сквозь оборонную линию, которую мы выстраиваем для своей мнимой безопасности.

Что такое покаяние? Как изменить свою жизнь, если я к ней привык и в ней живу? Всегда усилия для нового  безумны и нелогичны, но если их не будет, то жизнь потеряет всякий смысл и вкус. Поверьте, вы можете всё начать сначала, сколько бы вам ни было лет! Для Вечности ваши годы ничто! Встряхнитесь, друзья! Мы же можем кого-то любить, кому-то послужить? Что вы возитесь со своим «Я», которое уже прогнило?!

Как смотреть на человека, который живет в каком-то панцире и ничего не слышит? Живет в обмане, и его это устраивает. Сердце его не мучается, не страдает от греха, потому что он, грех, стал привычным. Понятно, что когда мы пришли сюда, то сразу много чего делали в Духе. Без опыта и понимания, но в Духе. А кто сегодня ради Христа ляжет на голые доски спать? Кто ради Христа всю ночь будет молиться? Кто ради Христа сегодня откажется от того, к чему привык? Никто.

Понятно, что в горах хорошо, но в горы меня, например, не тянет, хотя я там был. Человек гораздо красивее всяких гор и морей, он образ и подобие Божие! Вот где красота! «Храм мой телесный весь осквернен…» И самое лучшее место — это храм, где любовь Божия врачует наши души.

О чем сегодня поговорим, но чтобы было нескучно? Новое не в содержании, не в формулировке, а в духе. А дух угас. Вот мне сейчас тяжело говорить. Это не логика, а то, что внутри меня говорит и мучает. Я боюсь отдать Христу всю свою жизнь, я малодушен… Ничего я уже не скажу, всё сказано давно. Вас вот хочу услышать, какой у вас дух.

 

Сестра милосердия Елена Ленковец

Сестра милосердия Елена Ленковец: Расскажу о разговоре трех батюшек, услышала его в YouTube. Сидят они в алтаре. Один сорок лет прослужил, второй — сорок шесть, третий — пятьдесят шесть лет в алтаре. И вот наступает время проповедь говорить. И один говорит: «Не пойду я проповедь говорить, уже всё, что мог, давно сказал». Второй — то же самое. А тот, что 56 лет прослужил, сказал, что пойдет, потому что только сейчас понял, что нужно говорить людям.

Отец Андрей Лемешонок: Вот так и сестры: молодая сестра всё знает. Та, что больше живет, уже меньше знает. А кто совсем с начала, совсем ничего не знает. И это нормально. Потому что человек, в котором есть Дух Божий, всё время считает себя хуже другого. И что бы ему в жизни ни дали, какое бы послушание, он считает себя недостойным. А у нас как? «С этим я жить не буду, это есть не хочу, туда не пойду». Ничего не поделаешь, человек так устроен.

Сестра милосердия Елена Ленковец: Господь был милостив ко мне и показал красоту покаяния. Как душа оживает, насколько это радостное состояние. Это такой праздник был на душе, но, к сожалению, коротенький. Я запомнила эти моменты. И хотела бы снова это пережить. Может, это было искусственно?

Отец Андрей Лемешонок: Это не искусственно было, это было действие Божие, благодать, которая призывает человека в храм, к Причастию, к служению, к перемене жизни. Вот благодать Божия уходит, и начинается период мытарств, когда человек не знает, что делать. «Почему я видел в человеке красоту, а сегодня ничего не вижу?» Чтобы смириться и сказать, что я слепой, глухой, хромой, а вот то, что было, это и была благодать. Очень трудно смириться…

Сестра милосердия Елена Ленковец: Когда ты начинающий, скажем так, Бог дает тебе людей, и ты поражаешься их вниманию, их любви. Вот у нас в больнице есть гардеробщица. Ее задача — просто взять пальто. А она сидит и смотрит, как человек вошел. И, если нужно, бежит к нему, поможет подойти, снять пальто, наденет ему бахилы, маску, если он сам не может. Целый день так. Я думаю, насколько она чувствует людей, тех, кому нужна помощь.

В проявлении любви надо все-таки тренироваться. Каждый человек очень нуждается в любви. Я поражаюсь и восхищаюсь женщинами, которые приходят и говорят, что, к примеру, уже 15 лет ухаживают за лежачей матерью и хотят, чтобы та еще долго жила. То есть про себя они не думают ни грамма, они любят по-настоящему.

Иногда пытаешься молиться, и тогда чуть видишь свой грех. Сегодня я ехала на работу и встретила одну сестру, она работает в хосписе. У меня бывали иногда ошибки, когда ко мне подходили и спрашивали мое мнение: может, умирающему родственнику будет лучше в хосписе, потому что дома он кричит, ему плохо и смотреть его тяжело? И я говорила, что да, наверное. Так вот эта сестра из хосписа просила передать всем, что никогда не нужно так говорить…

Отец Андрей Лемешонок: Дома лучше, если дома есть любовь. Если ее нет, то лучше в хосписе.

Сестра милосердия Елена Ленковец: Я часто лежу в больницах, вижу и знаю, как трудно медперсоналу, особенно санитаркам. Доктор — да, смотрит хорошо, лечит, но основное время с тобой проводит санитарка. Когда у меня были сломаны обе ноги, я понимала, что полностью от нее завишу. А у нее таких тридцать человек…

Отец Андрей Лемешонок: Надеемся только на Бога. Даже самыми прекрасными своими качествами тяжело удержаться.

 

Сестра Светлана

Сестра Светлана: Я была в отделении как-то, читаю там Евангелие, люди просят. И вот читаю фрагмент, где фарисеям Господь говорит давать милостыню из того, что у них есть. Читаю и делаю акцент на слове «что». А сама думаю: «Как я прокомментирую это слово людям?» И Господь дает такую мысль, что здесь у вас, в больнице, ничего нет, кроме сердца. Сердце у человека есть всегда. И что в нем, тем и делишься. И даже здесь можно поделиться добротой, улыбкой, добрым словом. Тем, что не меряется материальным. Это есть у каждого.

Бывает, приходишь в отделение, и в твой адрес бросают фразы такие: «О, такая святая, с вами так хорошо» и так далее. Случается, стою, и «корона» вырастает. Но знаю, что надо сказать людям, чтобы так больше не говорили. И пришло на ум такое: «Это вы так думаете, потому что со мной не жили»…

Здесь однажды говорили по поводу страха. Когда-то один монах учил духовным упражнениям. Среди них было такое: если видишь плохое, найди этому противоположное хорошее и начни над этим работать внутри себя. Страх — это противоположность любви. Когда я это прочитала, то стало мне еще больше неприятно. Получается, если я чего-то боюсь, то не доверяю Богу. И думаю, что такое недоверие — это грех… Как ребеночек в саночках мы должны быть: Господь нас везет, и ничего не должно быть страшно.

 

Сестра милосердия Наталья Сернова

Сестра милосердия Наталья Сернова: Вот я услышала ваши слова, что может не быть собрания…

Отец Андрей Лемешонок: …потому что нужна не репродукция, а живое слово! А оно трудно дается. Кровью. От ума можно два часа говорить. А когда боль облекается в слово, тогда это слово помогает человеку. И ты сам тогда настоящий, а не в заторможенном состоянии.

Сестра милосердия Наталья Сернова: Почему я так среагировала на Ваши слова? Потому что не так давно собрание мне как раз очень помогло. Как-то Вы сказали, что если в другом человеке вам что-то не нравится, то не надо осуждать, а надо молиться за того человека (примерный смысл передаю). И вот я выхожу из автобуса после собрания, иду к дому, темнеет. А передо мной идет женщина. Пьяная. Правда, хорошо одета, но пьяная, и так поздно. И сразу мысль: надо помолиться, а не осудить. Даже стала волноваться за нее: а вдруг упадет, покалечится… И я иду за ней и прошу у Бога, чтобы она дошла до дома. В этот момент она поворачивается и просит у меня… прощения. И начинает рассказывать, почему она в таком состоянии. Такое впечатление у меня было тогда! Вот что значит для нас собрание… Как нам важно бывать на собраниях, не забывать то, что мы друг другу рассказываем. И в сто первый раз что-то слышим.

Недавно было 30 лет, как я в первый раз попала к батюшке на исповедь. Это была первая моя исповедь. Пришла в семь утра. Сказали: «А вы опоздали». Думаю: «Как же так, так готовилась». Домой решила не идти. Но решила также, что грешить больше не буду никогда, но сегодня раз пришла — дождусь, чтобы исповедоваться. И вот перед второй литургией батюшка выходит. Я исповедуюсь, батюшка отпускает мне грехи и говорит в конце, чтобы я приходила еще… Это меня и спасло. Я и сегодня здесь.

Отец Андрей Лемешонок: Почему я сижу вот так выше всех? Чтобы видеть глаза у всех. Собрание — это те, кто здесь, рядом, а не те, кто там, за дверью. Это личный контакт людей, живое общение, не лекция. Не просто ходить на службы, а участвовать в них. Это моя жизнь. И если она с Богом, то она целостная, живая связь. Чтобы плоды были. Но если мы живем невнимательно, без духовного рассуждения, то целостности не видим. Вот смотрите, монахов сколько в монастыре, а на собрании?.. Но мы не умираем.

 

Сестра милосердия Ирина Малашкевич

Сестра милосердия Ирина Малашкевич: Хотела рассказать один случай, которым я была удивлена, как Господь действует через меня, грешную. Открываю Его действие во мне. Оно каждый раз разное, с каждым человеком, и тебя это новому учит и человека — через тебя. Это тогда, когда ты едина с этим человеком. Господь дает слова. Люди, которые лежат в больнице, верят тебе. Если ты твердо говоришь, что всё будет хорошо, они верят.

Мимо нашей точки провозят на каталке людей из реанимации или в нее. И я стараюсь всегда перекрестить их. Некоторые санитарочки не обращают внимания, а некоторые уже стали кланяться в ответ. Вот же действие Бога!..

Однажды приходит ко мне женщина с крупной суммой денег и говорит: «Это вам». Я говорю: «А за что?» Она приехала сюда на лечение из другого города. И вот она мне говорит: «Вы меня благословили». Краем глаза она увидела, как я ее благословила, когда везли ее на МРТ. После МРТ ей сказали, что ничего нет у нее! И лечения никакого не нужно! Это же как Господь может исцелять! Вот так, через грешного человека… Думаю, неужели так бывает? Я не верила…

Отец Андрей Лемешонок: Самое страшное, что у нас нет места для чуда. А святые чудотворцы как же? Мы верим в науку, в разум, во всё земное, а в чудо — нет.

А Вы продолжайте вашу деятельность, и, когда везут, можете и помазать немножко…

Сестра милосердия Ирина Малашкевич: А был случай: как-то подошел ко мне человек, один глаз у него совсем больной был. Он говорит, что никак не проходит, а так хочется домой. И я взяла маслице наше, что продаю, открыла его, помазала этот глаз и сказала, что всё пройдет. Сказала сразу же: «Прости, Господи», и с молитвой. Человек ушел, благодарил потом. Такие бывают чудеса. Познание себя и Бога…

Отец Андрей Лемешонок: К каждому человеку у Бога свой подход. И ты, если участвуешь в этом священнодействии, когда через тебя Господь хочет кому-то чем-то помочь, как проводник, через которого идет ток. Слова, что мы говорим другим, должны быть сказаны в Духе. И эти слова нужно запомнить.

Когда я пришел в собор, книг не было никаких, от руки переписывал, чтобы что-то узнать. Приходят люди, много людей. Обращаются с вопросом, и я начинаю говорить то, о чем никогда и нигде не читал. И сам думаю: вот бы мне всё это запомнить, я же этого не знаю! Это точно не от ума, а потому, что я в Духе. И тогда нет сомнений.

Но бывало у меня несколько раз, что я сомневался, не верил. А Бог всё равно действовал. Как в Дивеево: монахини дали мне лапоть преподобного Серафима Саровского на больную ногу. Я им в ответ: «Не юродствуйте, что вы мне лапоть даете?!» А нога была, как полено у меня. Надел — и нога нормальная стала.

И еще были пару моментов, когда я не верил, а Господь действовал…

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

 

09.04.2024

Просмотров: 1
Рейтинг: 5
Голосов: 7
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать