X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Мне важно ощущать себя в Церкви»

руководитель видеоотдела монастырского сайта

Новая серия наших публикаций в рубрике «Служение. Мастерские» рассказывает о людях, которые несут послушание на монастырском сайте.

Максим Михальцов курирует все видеопроекты, которые выходят на монастырском сайте и YouTube-канале. Господь его любит, поэтому даровал большую семью и замечательное послушание.

— Я познакомился с монастырем, когда снимал фильм «Божьи люди» о служении сестер милосердия в психоневрологическом интернате, — рассказывает Максим. — Тогда меня пригласили трудиться в видеостудию, которая со временем стала подразделением сайта.

Основные наши рубрики связаны, конечно, с духовником обители — отцом Андреем Лемешонком. Это проповеди батюшки, сестрические собрания, беседы с прихожанами по вторникам. Есть околомедицинские рубрики: «Давайте жить здорово!» с монахиней Марией (Литвиновой), «Монастырский травник» с монахиней Иларией (Зайцевой), музыкальное направление — «Хор в кадре» и другие.

— Вы сами снимаете материал или только руководите? И что, на Ваш взгляд, сложнее?

— Бывает, только организовываю съемки, руковожу, принимаю конечный результат работы, а бывает, что сам и снимаю, и монтирую. Серьезный проект требует отдачи всего себя, это тяжело, особенно если не получается задуманный творческий результат. А простые проекты, такие как беседа, не предполагают высоких художественных задач. Если говорить о роли руководителя, то тут присутствует и ответственность, и психологическое напряжение. Сложность в том, что ты несешь ответственность не только за себя, но и за других.

 

режиссер максим

— Насколько высок уровень видеоматериалов, которые готовятся на монастырском сайте?

— Есть некая планка, ниже которой мы стараемся не опускаться. С другой стороны, тот высокий стандарт, который был раньше, для YouTube-канала не нужен, потому что тут несколько другая специфика. Самое главное — тема, внимание зрителя. Порой какие-то художественные изыски и чрезмерная тщательность, классичность в кинематографическом подходе зрителем даже не считываются, поэтому мы стараемся придерживаться золотой середины. Изначально в силу моего образования у меня был перекос в сторону художественности.

— А какое у Вас образование?

— Первое образование — инженер, я окончил Белорусский национальный технический университет, второе — режиссер, Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. Там я учился на факультете игрового кино в мастерской у Эмиля Лотяну, который снял фильмы «Табор уходит в небо», «Мой ласковый и нежный зверь».

— Какой из тех фильмов, которые Вы снимали, оставил самый глубокий след в душе?

— По духовной наполненности мне нравится фильм о святителе Игнатии (Брянчанинове). Когда работаешь над материалом о святом, так или иначе выражается его глубина. Я прикоснулся к этой глубине через фильм. Недавно его пересматривал, и он показался мне полезным с духовной точки зрения.

— Есть ли у Вас любимые святые?

— Я сказал бы даже не о святых, а о тех авторах, чьи книги любил читать, — это митрополит Антоний Сурожский, архимандрит Софроний (Сахаров). Через о. Софрония я познакомился с преподобным Силуаном.

— В какой момент жизни Вы поняли, что кроме материального мира существует еще и духовный?

— Это ощущение у меня было сколько себя помню. Наша семья не была церковной, верующей была только бабушка.

Наверное, проблески духовности и Божественной красоты для меня больше были связаны с искусством. Мне нравилось читать книжки, слушать музыку, смотреть картины. Я часто подолгу болел, поэтому много времени проводил за книгой, порой читал запоем с утра до вечера с перерывом на еду и сон.

— Человеку постоянно надо расти над собой. В чем Вы видите этот рост для себя?

— Я хочу научиться принимать то, что посылает Господь: те обстоятельства, которые есть вокруг, свои обязанности; не роптать, видеть в этом пользу для себя и для других. Я, наверное, немножко максималист и человек гордый, поэтому, когда не вижу результат, склонен к унынию. Учусь смиряться и не унывать.

— Что Вы делаете, когда всё идет не по плану?

— Я стараюсь во всем видеть волю Божию. Может быть, это громкие слова, но опыт показывает, что есть какие-то вещи, в которых мы должны быть постоянными, прилагать усилия, а есть то, что от нас совершенно не зависит. Проще тебе это принять и сохранять душевный мир, чем бороться, роптать, унывать, так как это отразится не только на тебе, но и на близких. Поэтому я очень спокойно отношусь, когда что-то идет не по моим планам, тем более что глобальных планов у меня нет.

 

с блокнотом в руках

— Каждое воскресенье и праздничные дни Вы с семьей ходите на литургию, почему? Это привычка, потребность души или необходимость?

— Наверное, отчасти я человек книжный и хочу, чтобы всё было правильно, по заповедям; стараюсь, чтобы вся семья придерживалась этого. Для меня быть на литургии естественно, это необходимость и потребность. За остальных членов семьи говорить не буду. Дети могут пропустить службу только по уважительной причине. Если ребенок не хочет идти к Причастию, я его не буду заставлять, но быть около храма он обязан. Видимо, из-за моего авторитета, возможно, тоталитарности у нас иначе невозможно.

— Как отец пятерых детей, какие Вы могли бы дать рекомендации по воспитанию?

— Сложный вопрос, потому что результаты воспитания проявляются со временем. Старший сын у меня сейчас в армии, и то однозначно нельзя сказать, что уже можно делать выводы. Важно детей любить, то есть уделять им время, интересоваться. Я знаю родителей, которые выстраивают жизнь детей так, что у них нет свободной минуты, делают вместе домашние задания, проверяют эти домашние задания, формируют какой-то художественный вкус. Эпизодически я могу подключиться, но на постоянной основе меня на это не хватает. Я люблю проводить с детьми время весело: мы катаемся на лыжах, на велосипедах, ходим на рыбалку, в походы, играем в футбол, можем вместе посмотреть фильмы, то есть занимаемся тем, что нравится мне и им. Эти занятия нас сближают, у нас уже есть футбольная команда, хоккейная. Главное, что во всем этом нет напряжения, натужности.

— Вы чувствуете гордость за то, что у Вас пятеро сыновей?

— Тут, наверное, больше заслуга супруги. Когда видишь, сколько сил на это тратит женщина, своих заслуг уже не замечаешь. Я стараюсь поддерживать жену и реализовывать схему, что семья — малая Церковь, а отец в ней как священник. Вижу в духовном руководстве свою задачу. Мы вместе молимся, хоть кратко, читаем Евангелие, жития святых, посещаем богослужения. Стараюсь контролировать, чтобы был духовный порядок и какие-то правила соблюдались, а остальное — насколько хватает сил.

— Жена Вас поддерживает?

— Слава Богу, что мы оба церковные люди. Скажу больше: я считаю, что моя жена Инга дарована мне Богом. Мы любим друг друга и смотрим в одну сторону. От меня исходит инициатива, а жена меня поддерживает, поэтому проблем в отношении церковного воспитания детей у нас нет.

А еще что касается воспитания, то и строгость должна быть. У детей должны быть рамки, ограничения, обязанности, которые их поддерживают и формируют. За всем этим они, конечно, должны видеть родительскую любовь. Если будут только рамки, дети станут бунтовать. Когда дети чувствуют любовь, даже наказание воспринимается нормально. У меня есть устоявшаяся система, плоды которой я вижу: за какую-то провинность или за невыполнение обязанностей (это, например, дежурство по кухне, убирать свою кровать, сходить в магазин) у нас принято отжимание: 20, 30, 50, 100 раз. За раз ребенок не сможет отжаться, а за несколько раз может. Это выход. Бывает, мальчишки дерутся, эмоции накопились — они начинают отжиматься, и вся негативная энергия уходит, а еще и мышцы качаются.

Я благодарю Бога за то, что у меня есть семья. Это источник и духовного развития, и познания самого себя, ведь ты реализуешься в детях. Замечаешь, как твои страсти влияют на них. Есть такой момент: когда ты больше борешься со своими страстями, то и в детях они чуть-чуть угасают, а когда ты перестаешь бороться, страсти становятся заметней в твоих детях. Ты не автономен, и это тебя подстегивает, ты уже не можешь расслабиться и всё пустить на самотек, потому что твое состояние сильно влияет на состояние детей. Со временем понимаешь, что в первую очередь надо воспитывать себя, трудиться самому, молиться, а дети потом подтянутся.

— Какая фраза в Евангелии Вас больше всего воодушевляет?

— На одном этапе может быть что-то одно, на другом — другое. На сегодняшний день отзывается «В терпении стяжите души ваши». Я не помню точно, из какого места эти слова. Помню, в отделении психиатрической больницы после Причастия один пациент подходит и говорит: «У меня такая вот любимая фраза есть (процитировал), — Евангелие от Марка, глава такая-то, стих такой-то. А еще такая… — Евангелие от Матфея, глава такая, стих такой». Я не настолько хорошо помню Священное Писание.

— Расскажите о Вашем послушании в больнице.

— Когда я учился в Москве, у меня была курсовая работа о группе помощи бездомным. В тот период в Москве было много бездомных, они зимой замерзали и умирали десятками. Слава Богу, сейчас такого нет. Во время съемок фильма меня поразило то, что люди, которые занимались социальной работой, сами получали огромную пользу. Они были живые, радостные, наполненные, светились внутренним светом. Мне тоже хотелось в этом участвовать. Такая возможность представилась, так как одно из направлений деятельности Свято-Елисаветинского монастыря — социальная работа. Батюшка благословил меня ходить к призывникам в РНПЦ психического здоровья. Я хожу в отделение уже около десяти лет.

— Чему можно научиться у больных?

— Всему можно научиться. Каждый человек — отдельный мир. В больницу попадают и верующие люди, и очень глубокие. Они могут показать тебе какую-то ошибку. Вообще, послушание предполагает, что ты помогаешь этим людям, а на самом деле в период, когда я не ходил в больницу, я заметил, что моя жизнь стала пресной, болотной, застоявшейся; не хватало живости, я перестал что-то чувствовать, начался регресс. Конечно, есть сестры, которые в большей степени отдаются служению, но даже минимальное служение приносит духовную радость. Честно говоря, не могу представить себя без этого.

— Есть ли у Вас ощущение, что Вы делаете большое доброе дело, трудясь на сайте, приходя на послушание в больницу?

— То, что я участвую в добром деле, это точно. Мне сложно представить себя без монастыря. Когда-то у меня был опыт работы «в миру» в изготовлении рекламы, но это сложно. Когда мой труд не имеет отношения к большому хорошему делу, у меня начинается депрессия, я не могу с собой ничего поделать.

— Что дает Вам силы жить, творить, любить?

— Опять же, возвращаемся к посещению воскресных богослужений. С одной стороны, я сказал, что это норма, а с другой стороны, я без этого не могу ни жить, ни выполнять свои обязанности. Вообще, церковная жизнь и Причастие — то, без чего я жить не могу, в чем черпаю силы. Ну и, естественно, семья. Для меня моя семья — источник радости. Наверное, я хорошо устроился (улыбается). Для меня большая семья, пятеро детей, не кажется тяжестью, разве только денег иногда не хватает, а так само всё устроено: дети помогают друг другу, заботятся друг о друге, а для меня это источник радости. Когда я оказываюсь один, мне как-то не по себе, что-то не то. Даже если я оказываюсь в хорошем месте, понимаю, что у меня не полная радость, потому что рядом нет семьи. Ведь радость хочется с кем-то разделить.

— У Вас есть ощущение, что Вы идете по Божьему пути?

— Как верующий человек, понимаешь: туда не ходи, сюда иди. Чувствуешь, что есть благословение Божие, чтобы ты был здесь, в монастыре. Люди, которые находятся здесь, являются для меня источником вдохновения. В самом себе, конечно, вдохновения я не вижу, поэтому, когда рядом с собой видишь красивого человека, хочется на него быть похожим, что-то от него почерпнуть. И вообще, просто быть рядом с красивым человеком как-то легче, потому что, честно говоря, я помню, как несколько лет был фрилансером, и это до добра меня не довело: я отдалялся от Церкви, внутри всё постепенно отмирало. И был момент, когда я пришел по каким-то хозяйственным делам в наш коттедж и, проходя на лестнице мимо иконы, автоматически перекрестился и тут же ощутил духовное движение, радость и задумался: надо же, удивительно, я перекрестился по старой памяти, можно сказать, формально, а результатом явилось живое ощущение Бога. А потом жизнь устроилась так, что о Боге тебе напоминает всё. Это такие хорошие условия для человека, чтобы не забывать о Боге и вести церковную жизнь. Я понял, что один совершенно не справляюсь. Мне важно себя ощущать в Церкви: быть в Церкви, трудиться в Церкви.

Беседовала Елена Романенкова

Фотографии Максима Черноголова, Ларисы Каберник и из личного архива героя

14.03.2024

Просмотров: 865
Рейтинг: 5
Голосов: 13
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать