X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Молитесь обо мне»

Сестра милосердия Татьяна Жукова

«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут…»

(Мф. 5: 7)

Рубрика «Во Царствии Твоем…» посвящена сестрам милосердия, которые в разные годы несли послушание в Сестричестве в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы нашего монастыря. Они жили не жалея себя, отдавая всё свое время, все свои силы и всю свою любовь другим людям. Земной путь их уже закончился, Господь призвал их в Свои Небесные обители, но память о них живет в сердцах тех, кто знал и любил их в земной жизни, для кого и спустя годы после ухода они так же близки и дороги. Наш долг — сохранить эту светлую память. Вам, дорогие сестры и братья, посвящается…

Сестра милосердия Татьяна Жукова (1.8.1969 – 29.01.2024 г.)

Сегодня, на сороковой день по преставлении, хочется рассказать об удивительном человеке, Сестре с большой буквы — Татьяне Жуковой. Она несла в мир свет и радость, помогла многим людям, молилась и уповала на милость Божью. Люди, близко знавшие сестру Татьяну, уверены, что Господь принял ее в Свои Небесные обители.

— Я слабо представлял, какая у мамы была подвижническая жизнь в монастыре, потому что мы с ней чаще обсуждали мирские вопросы. Я знал, конечно, что она ходит в интернат, но чем она конкретно занимается, мне раскрылось после ее кончины. Я даже не ожидал, что у нее столько здесь друзей, знакомых, хотя сам тружусь в монастыре.

Мама потеряла отца, когда училась в 9-м классе. У него был рак желудка. В 2006 году от нее ушел ее муж, мой отец. Мама не рассчитывала, что так получится. Она тяжело переживала, появилась зависимость. Жизнь шла под откос. Позже она рассказывала, что пошла в поле и попросила у Господа, чтобы Он ей помог стать на путь истинный, потому что у нее уже не было никаких сил бороться. Господь ей так помог, что она резко всё бросила, стала ходить на службы, читать православную литературу. Дома она была мало, всё время при Церкви, всё, что могла, делала. Основная жизнь у нее открылась именно тут. Она очень изменилась.

Иерей Андрей Малаховский был у нее по жизни ведущий, она его уважала, слушала. Потом начались поездки, байдарочные походы, паломничества по святым местам. Они много куда ездили.

Огромный вклад мама внесла в воспитание моего сына, ее внука. Она много ему дала. Благодаря ей он пошел на танцы, стал заниматься музыкой. Она записала его на кружки, водила, помогала. Обычно у молодых родителей не хватает сил, времени и вообще нет представления, что это необходимо. Она хотела, чтобы ее внук всесторонне развивался, поэтому читала ему книжки.

В последние недели две я уже понял, что мама сама не справляется, хотя она это так хорошо скрывала, говоря, что у нее всё терпимо. Слава Богу, мы успели попросить друг у друга прощение.

Ее последним пожеланием было, чтобы я жил с Богом, и, конечно, просьба молиться за нее и всех родных, кого она знала.

Сын Захар Николаев

Сестра Татьяна была удивительный, жизнерадостный человек. Она родилась 1 августа и рассказывала, что вся ее жизнь как-то была связана с преподобным Серафимом Саровским. В прошлом Татьяна работала стюардессой. Она была общительным, открытым человеком, но при этом глубоким. В ней всегда чувствовалась полнота. Она была разговорчивая, но все ее слова имели вес.

 

сестра милосердия

Сестра Татьяна ходила в мужское отделение взрослого интерната. Отделение сложное тем, что люди, проживающие там, более самостоятельные и благополучные в плане психического здоровья. У таких свободолюбивых мужчин свое видение, своя общность, среди них есть очень грамотные и образованные люди. Для того чтобы их увлечь и повести за собой, надо иметь в себе стержень и глубину, знать, что сказать, когда и как, чтобы они поверили. Татьяну братья ждали.

Я знаю, что последние несколько лет она, может быть, даже каждый день ходила в храм. Как ни спросишь, отвечала: «Я утром была на литургии». Еще Татьяна занималась парикмахерским искусством. Всё, что она делала, было качественно и добросовестно, поэтому клиенты ее ценили. Причем она никогда не отказывала: иногда расходимся в 11 вечера, а в 6 утра человек уже пострижен.

Никто не знал всех послушаний, которые несла Татьяна и сколько она помогала. Рассказали такой момент. Ей звонили пожилые люди, и даже когда у нее были уже невыносимые боли, она всё равно с ними разговаривала, отвечала на вопросы. Думаю, что эти люди и не подозревали о том, что она сама смертельно больна и насколько ей тяжело.

Татьяна никогда не жаловалась и до конца несла все свои послушания. Пела у нас на клиросе в интернате. Я не знаю, каким образом она приходила и какие надо было приложить усилия, чтобы просто дойти до храма. Когда ей было плохо, она садилась на стульчик. В важные моменты литургии вставала. Такие подвиги можно оценить, только когда сам чувствуешь боль. Таня шла на литургию, шла к Богу, и все очень радовались каждому ее приходу — и сестры, и братья, и проживающие.

Она старалась никого не утруждать, не напрягать. Хотела быть в сознании, чтобы исповедоваться и причащаться, поэтому отказывалась от наркотических препаратов. Знала, что уходит, и очень просила: «Сестры, я вас прошу, только чтобы было по-православному».

Первую ночь по упокоении она была в интернате. Сестры по очереди читали Псалтирь. Потом ее привезли в монастырь. Мы скорбим, когда нам жалко кого-то терять. А о Тане была, конечно, радость. И ее лицо всё больше и больше преображалось.

Когда человек сделал добро очень многим людям, то каждый из них хочет прийти и сказать последнее «прости», поэтому на отпевании было много людей. За поминальным столом прозвучало предложение соборно читать Псалтирь об упокоении Татьяны, и многие отозвались, так что мы молимся, чтобы Господь даровал сестре Царствие Небесное.

Сестра милосердия Елена Батура

 

дорога возле монастыря

— У нас с Татьяной была общая подруга сестра во Христе Анна. Она нас и познакомила, и потом мы вместе ходили на службы, ездили в паломнические поездки. Татьяна была на моем венчании, потому что этот человек был дорог сердцу и всегда хотелось ее видеть. Нас сближало то, что мы были в одном духе.

Сестра Татьяна была духовным чадом отца Андрея Малаховского, очень слушалась батюшку, всё делала через благословение: как духовник скажет, так она и поступала, и Господь благословлял этот путь.

Это человек, который показал для меня живой пример, как надо служить, любить, трудиться и не унывать. С ее уходом я вижу, что многие сделали какой-то решительный шаг.

Она себя никогда не жалела. Она шла в поход как все. Когда мы ездили в Петербург к блаженной Ксеньюшке, всегда позаботится о ближнем, последнее отдаст — сначала всем, а потом ей. Очень скромная, не на показуху, а именно внутри, всё делала для Бога. В поездке было свободное время, и все шли, кто куда хочет. Она сказала: «Я только с Вами, отец Андрей». Мы вместе ходили, и было видно, как она слушала, внимала. На обратном пути ей было тяжело идти, но она говорила: «Идите, идите, я вас догоню», чтобы никому не доставить неудобства. Она боялась кого-то потревожить. Всегда становилась в самый конец: вначале всем, потом мне.

Очень любила внука, брала его с собой в поездку. С одной стороны, она понимала, что ее время ограничено, но всё равно планировала пойти в поход в горы. Она для нас герой. Когда у меня что-то болит, я всегда вспоминаю, что Таня терпела бы.

Мы ее называли Таня — береза, потому что она любила цветочки, растения и сама была как тоненькая березка.

Я запомнила ее светлой и радостной. По ней я никогда не видела, что она физически испытывает невыносимую боль. Она всегда пребывала в радости общения с Богом, в благодарности.

Последний раз наша встреча произошла в храме на Обрезание Господне. Я видела, как Таня шла к Чаше, как причастилась. Я была расстроена, потом смотрю на нее (а мы уже знали, что она готовится к переходу в Вечность) и понимаю, что унываю из-за каких-то житейских проблем, а у нее, как у батюшки Серафима, «Христос воскресе». Подхожу к ней, приобнимаю, а она такая хрупкая-хрупкая и говорит: «Кристинушка, и ты тут». Эти последние объятия до сих пор вызывают у меня трепет. Теплота, которая от нее исходила, по сей день живет во мне.

 

сестра милосердия татьяна

Я очень хотела увидеть Татьяну в последние дни ее жизни, навестить, помочь. А она была такой щепетильный человек — не хотела, чтобы видели ее немощи, и старалась никого не утруждать. До последнего была бойцом, всё делала сама, и не из-за гордости, у нее такая была сила Духа. Она показывала пример, как мы должны идти до конца, не унывать и любить Бога.

В тот день, когда Татьяна упокоилась, позвонила сестра и позвала меня помочь. Я сорвалась с работы и быстро приехала, потому что все светофоры по дороге были зеленые. Господь так устроил, что в первый час после упокоения я была одной из первых сестер, которые пришли к ней. Переживала, потому что никогда не знаешь, чего ждать, но когда я зашла, то увидела, что Таня находилась в такой радости: у нее было лицо человека, который встретился с Богом. Когда мы ее облачали, разговаривали с ней как с живой.

Когда мы поехали в интернат, Таня стала серьезной. «Наверное, молится», решили мы. А когда батюшка ее отпевал, она лежала уже умиротворенная, спокойная. Мы чувствовали радость все три дня, пока были с ней.

Татьяна показала мне такую красоту! Мы можем прожить в Православии, ходить благочестивыми, но самое главное — как красиво дойти до конца, до своего часа. Эта красота и привела меня в интернат, и укрепила в том, что нужно полагаться на Бога. И я смогла сделать этот шаг прийти и попросить благословение на послушание. Я давно хотела, но всё время боялась и не рассчитывала на свои силы, не доверяла Богу, а тут взяла и пошла. У меня это связывается с уходом Тани.

Когда ты едешь к святым людям, приходишь с вопросом, но тебя покрывает благодать, и больше нет никаких вопросов. У меня то же ощущение было около Тани. Хотелось просто прикоснуться к этому человеку. Так Господь Бог показал мне ее уход. Болящие тоже скорбели и молились, говорили: «Это такая хорошая сестра». Всё было очень красиво.

Кристина Климович

Родилась Татьяна в Москве. Я думаю, что она пришла в отделение через своего двоюродного брата Сергея Фирсова, который там лежал. Когда она его навещала, мешками приносила угощения, проживающие ее очень любили и всегда ждали.

Мне запомнился такой случай. Таня стояла на запивке, один мужчина не хотел идти на Причастие, как мы его ни уговаривали. Таня так ему сказала: «Андрей…», что он не смог отказать и спокойненько подошел на Причастие…

Татьяна болела 4 года. Ей сразу определили диагноз. Она проходила лечение и всё время просила молитв, но внешне по ней нельзя было сказать, что это больной человек. Она мало говорила о себе и всегда старалась помогать и обращаться к людям с любовью.

Танечка была талантливым человеком. Одно время она писала стихи и после литургии говорила: «Можно, я сейчас для Танечек прочту стихотворение?» Мы ставили много спектаклей для проживающих. Она в них участвовала и очень красиво танцевала.

Когда она пришла к Богу, то искала свой храм. После Марииного стояния в монастыре приняла окончательное решение остаться здесь.

Татьяна была очень пунктуальная. На клиросе, если спели не ту нотку, она спрашивала: «Почему так?» Она хотела, чтобы всё было досконально. Отец Андрей говорит проповедь, она подходит после службы и спрашивает: «Батюшка, Вы так сказали, как это понять?»

В последний раз она пришла на литургию перед Крещением и рассказала, что ее выписали из больницы и предложили хоспис, а потом говорит: «Давай мы с тобой обнимемся». Она была уже совсем прозрачная и обняла меня как крылышками. Я сказала, что надеюсь на чудо. «Я тоже надеюсь, но как будет». За день до смерти батюшка ее причастил.

Она всё время просила: «Молитесь, я чувствую вашу молитву. Всё, что со мной происходит, только по вашим молитвам».

Сестра милосердия Людмила Горячко

— Обычно я встречала сестру Татьяну летом. Они вместе с отцом Андреем Малаховским забирали около десяти детей и шли в трехдневные походы с палатками. Ходили по Нарочанским краям, болотам и весям по компасу. Это сложно, потому что ты не знаешь, что тебя ждет впереди. Татьяна была активная походница. Несмотря на болезнь, она сама несла свой рюкзак.

Старшая сестра Татьяна Абрамова

— Мы проводили в вечность сестру Татьяну. У нее была онкология. В день похорон все, кто подходил прощаться, говорили, какая она светлая. И была, и осталась. Она была сама любовь. У нее на лице всегда была улыбка. Даже в минуты тяжелой болезни. Какое счастье, что ты в жизни встретил такого человека! Думаю, как же красиво она прожила свою жизнь! Да, превозмогая, но с радостью, с преданностью ближнему…

Сестра милосердия Наталья Сернова

— Это был мужественный, заботливый человек! Ежегодные походы с отцом Андреем Малаховским, у которого Татьяна окормлялась, послужили тренировками преодоления себя, так как они были нелегкими. Последний ее поход был летним — на Кавказ с восхождением на гору Эльбрус! Она уже была очень слаба и плохо себя чувствовала, но ей очень хотелось пойти, и отец Андрей благословил идти! Она принимала благословение духовника как волю Божию и всегда уповала на его помощь. С этим упованием она и преодолела свое последнее восхождение. Всегда благодарила Бога за всё, даже тогда, когда знала, что умирает.

Сестра милосердия Татьяна Ерчак

08.03.2024

Просмотров: 1919
Рейтинг: 4.8
Голосов: 55
Оценка:
Комментировать