X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О послушании

Сестрическое собрание о послушании

Что такое послушание? Как нести его на благо себе и ближнему, без ошибок? О своем опыте на собрании с протоиереем Андреем Лемешонком рассказали сестры нашей обители.

Отец Андрей Лемешонок: Покаяние — это изменение нашей жизни. Как ее изменить? Как войти в такие отношения с Богом, чтобы не блуждать и не крутиться из стороны в сторону? Годы проходят, а человек повторяет одни и те же ошибки. И оправдывает себя в них. Господь протягивает руку, а мы всё «сами». Чудом, но Господь держит нас вместе. И мы принимаем эту Его любовь как великий дар Божий.

Все наши проблемы сводятся до очень простых и немногословных формулировок. Но мир это всё так раздувает, что мы теряемся. Приходит человеку мысль, например. И вот он начинает придумывать, запутываться. А спросил бы: «А от Бога ли эта мысль»? Наверняка, отказался бы от нее.

В неспокойном состоянии что-то делаем, принимаем решения. И всё получается не так. Тем не менее нужно бороться за добрые мысли, состояния, чувства. Это непросто. Это сверх того, что мы можем. Хочу — но не буду. Нравится — но не пойду. Воспитанные этим миром, вскормленные им, отказываться от него мы не хотим. И поэтому я с ужасом смотрю: а что будет дальше?

Человек в монашестве. Это же формы только. Никакого содержания. Надо верить, что оно придет. Может, на смертном одре. Такое тоже бывает… То же можно сказать и о священстве, и о белых сестрах. Надо растоптать своего ветхого человека и услышать, что говорят старцы: «Пока не ляжешь в гроб — не верь себе».

Если в человеке есть Дух Святой, то он на всем будет: и в словах, и в походке, и во взгляде. А если нет, то «как ни рядитесь, а в музыканты не годитесь».

Меняет человека смирение, покаяние, труды, терпение, вера, надежда, любовь. А мы не хотим заполнять этим свой внутренний мир. У человека есть навык греха — вот привык болтать, ни о чем болтать, чтобы его пожалели, поддержали. Но он не привык слышать и слушать.

Просьба была сказать слово о послушании: «Расскажите случай, когда не послушались, но потом убедились, что лучше было бы послушаться».

 

Игуменья Евфросиния

Игуменья Евфросиния (Лаптик): У меня есть такая мысль, что послушание выгодно даже в материальном плане. Читая и наблюдая за нашей жизнью, сделала вывод, что если бы мы слушались, то было бы меньше проблем. У нас никто никого не хочет слушать. Поэтому столько лишнего всего. Чем наполнена наша повседневная жизнь? Было бы проще, если бы сделал так, как тебе сказали. Даже иногда нет возможности обсудить важные вещи, потому что разбираемся в том, что не стоит выеденного яйца. И так к этому привыкли!..

Отец Андрей Лемешонок: Иногда человек не то чтобы не хочет, он не может слушать. Искренне убедился. Это навык греха. Вот приходит на исповедь человек — поток слез, поток. Потом поток мысли. И среди этого ему трудно главное увидеть, услышать. А человек этого не понимает совсем. Не понимает, что главное.

У нас ведь как: я слушаюсь, пока мне это нравится. Но как только скажут делать то, что я не хочу, — тут уж нет. Вот и всё монашество. Это — «липа», это совершенно не то. Мы строим под себя жизнь. И в этой подборке Христа уже нет. Духа — нет. Борьбы — нет. И сегодня у нас трагедия, если человек снимается с послушания: «Да как же так, я же уже прирос!..»

Игуменья Евфросиния: Мы настолько привыкли жить своим умом и делать так, как считаем нужным, что есть какие-то показатели, которые просто ужасают. Особенно это важно понимать тем, кто в постриге. Должно быть просто элементарное послушание. Иначе да — просто «липа». «Монах, который не живет монашеской жизнью, — самое никчемное существо», — есть такая мысль у отца Софрония (Сахарова).

Человек, уйдя в монастырь, уже не участвует в общественной жизни, не несет никаких функций в государстве. Вот ты пришел в монастырь, и если не делаешь то, что должен делать здесь, то какой смысл?

Отец Андрей Лемешонок: Смысл такой. Вот человек, который идет на послушание. И вот связь с Богом через другого человека. И если он не готов слушаться, то этой связи с Богом нет. А если готов слушать и не навязывать свое, то тогда эта связь есть. Вот почему это выгодно — не надо мудрить. Но это очень сложно. Старец Силуан, духовник отца Софрония, не послушался игумена и за это очень страдал.

А институт семьи? Никто друг друга не слышит и каждый живет со своей правдой. И дети этому учатся. Видят, как родители ругаются, и это калечит их с самого детства. А всё потому, что нет любви, доверия. А если этого нет, то и связи с Богом нет. А на гордыне и нет послушания.

Игуменья Евфросиния: Не слушаешься, а живешь в иллюзии, что всё в порядке.

Отец Андрей Лемешонок: Я прихожу к выводу, что всё должно быть по любви. Должна быть какая-то перемена, чтобы человеку не нужна была уже палка, понимаете? Чтобы человек сам понял, что он потеряет, когда не послушает, когда осознает, с чем он уйдет к Богу. Делая только так, как хочется, придешь к духовной смерти.

 

Старшая сестра Зинаида Лобосова

Старшая сестра Зинаида Лобосова: Послушание — это тонко, но вместе с тем и просто. Вот как Вы говорите — всегда чувствовать внутри, а откуда эта мысль? Если есть воля Божия, то это как-то будет показано.

Отец Андрей Лемешонок: Тут ведь есть очень тонкие вещи. К примеру, я вот могу сделать замечание, но вижу, что человек не готов к этому слову. И смотрю дальше: а какой будет результат моих слов? И вижу, что не в плюсе. Если говоришь о вещи, которую уже нужно изменить, но человек не готов, то может быть еще хуже. Я прошу: «Господи, пожалуйста, подготовь, вразуми…»

Когда человек настаивает — теряет мир. Когда человек в Боге, то доверяешь Богу. Но это уже очень высоко.

 

Монахиня Иоанна Орлова

Монахиня Иоанна (Орлова): Я стараюсь делать по послушанию, уж не знаю, как это выглядит со стороны. Мне очень тяжело услышать и убедиться в том, что услышала правильно. Сам момент. Любое послушание начинается с какого-то слова тебе. И этот момент самый трудный. Мне иногда надо несколько раз объяснить.

Мое понимание послушания — должна быть единодушная связь со своим духовным отцом. Быть с ним в одном духе. Я понимаю свою ограниченность и непроходимость через меня какого-то духовного тока. Так и живу.

Отец Андрей Лемешонок: Смиренным дается благодать. Послушание может быть по благодати, может быть по природе: ты просто родился послушным. А вот если не то и не другое, но человек себя понуждает через протест, делает усилие, чтобы исполнить волю Божию… Молюсь, даже если протест, — это уже усилие, это осознанное решение, борьба со своим естеством.

 

Послушница Галина Сорокина

Послушница* Галина (Сорокина): Вспомнила случай, когда сделала то, что мне сказали. Делать это не хотела. Не могла выполнить ту работу, которую мне сказали, — я этому не училась, не умею, внутреннее противление было, почему от меня это требуют. Я помню, с каким чувством протеста стала это делать. А потом так складывалось, что давались подсказки в процессе работы, как и что.

Помню ощущение, как я делала. Это был урок, который мне преподал Бог. Просто села и начала делать, посмотрела в интернете. Это дало мне такой богатейший практический опыт, что если ты себя переборешь, если сделаешь, что говорят, то Бог поможет. Сто процентов.

Отец Андрей Лемешонок: У меня были моменты, когда Господь говорил, что надо слушаться, а я не слушал. Когда сторожил в храме, работал еще и дворником, пел в храме. Справлялся. Нравилось всё. А потом однажды настоятель мне сказал, чтобы я увольнялся с этих работ и переходил петь, получать за это деньги. Возмущение такое было у меня — не послушался. Потом поехал к отцу Николаю Гурьянову, и он сказал мне, что я неверно поступил, что не послушался. И я сделал, как мне сказали. И остался в церкви. И это потом меня спасло, когда от меня отошла благодать. Это послушание мне помогало, спасало. Приходил на него злой от мирских проблем, стоял на клиросе, а уходил в благости.

Стояние в церкви меняет человека, даже если он стоит и думает, как бы скорее убежать. Я тогда понял, что это были те костыли, без которых я бы не справился, когда осуждал всех и протестовал.

Или со священством. Я говорил, что никогда в жизни священником не стану. Отец Николай мне сказал, что надо принимать благословение, а я не послушался. И у меня было осуждение, я считал, что в Церкви всё по-человечески, всё греховно. Но потом я всё же принял это служение и осознал, что ничего нельзя осуждать. Осознал, что надо поступать так, как тебе сказали, а не по-своему. Когда человек делает резкие движения, то он от этого страдает, и его ближние тоже.

Видишь, как Бог всё устрояет — и на примере подворья, и на примере сестричества. Когда ты готов услышать Бога — Он тебе показывает. А когда у тебя появляется свое желание и напористость, что только так, а не иначе, то чувствуешь потери от этого. И это мешает человеку молиться Богу. Надо смириться и принять Бога. Иначе ты сам себя наказываешь и страдаешь.

Послушание — очень непростой вопрос. Почитать книжку об этом недостаточно. Очень много подводных камней. Надо рассуждение. А иногда и не надо оно. Скорее, нужен опыт в чем-то. Живите просто. Способен ли ветхий человек кого-то услышать? Мы можем слушаться только тогда, когда в нас Дух Святой. Тогда мы и слышим друг друга. Но это бывает не так часто… Поэтому мы очень осторожны.

Иногда человек скажет: «А вот батюшка так сказал!» А я-то знаю, что так не говорил, я же знаю строй моих мыслей, понятий. Но человек не так услышал, ну, значит, я виноват, не донес ему свою мысль. Это такая тонкая вещь, хотя в каких-то моментах всё очень просто.

У каждого всё индивидуально, у каждого свой период. Бывает, не время человеку какое-то послушание, не его это мера. Важно всё это понимать. И человек может так пострадать от твоих правильных речей!.. А нужна любовь. Тогда и видно, что может человек, а что нет. А просто голая правда, буква закона может ранить, и тогда это будет совершенно не в духе, не в Божией любви.

---------------------

* Собрание было записано в 2019 году.

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

 

20.02.2024

Просмотров: 538
Рейтинг: 5
Голосов: 13
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать