X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Воссоединить любовью. Митрополит Иосиф (Семашко)

Митрополит Иосиф Семашко

24 февраля 2024 года (12 февраля по ст. ст.) — 185-летие Полоцкого церковного Собора, на котором на белорусско-литовских землях была упразднена уния

Преосвященный Иосиф (Семашко, 1798/99–1868 гг.) — епископ Русской Православной Церкви, митрополит Литовский и Виленский, почетный член Санкт-Петербургской Академии наук, литератор, выдающийся делатель на ниве Господней, почитается православными верующими за совершенный им подвиг по возвращению более 1 600 000 белорусских униатов в лоно Русской Православной Церкви. Дело жизни владыки Иосифа увенчал акт Полоцкого собора 1838 года, по которому «Отторгнутые насилием (1596) воссоединены любовию (1839)» с Матерью-Церковью, как гласит надпись на медали, отчеканенной по этому случаю.

 

Лицевая и оборотная сторона медали

Лицевая и оборотная сторона медали с надписью «Отторгнутые насилием (1596) воссоединены любовию (1839)», выпущенной в память возвращения униатов в лоно Русской Православной Церкви в 1839 году

Митрополит Иларион (Алфеев) на конференции 2018 года сказал: «Уния была и, к сожалению, остается спецпроектом Католической Церкви, направленным на подрыв канонического Православия. Здесь, на белорусской земле, в свое время была заключена печально известная "Брестская уния" 1596 года, принесшая бесчисленные страдания православному населению этой страны». Она усугубила существовавшие общественные противоречия и разделения, в итоге обострив их до вражды и кровопролития, и православное население оказалось фактически вне закона.

В тот момент истории возобладали политические цели, честолюбивые и корыстные интересы, что нанесло огромный ущерб делу Божию. Церкви потребовались более 250 лет борьбы, чтобы усилиями молитвенников, мучеников, подвижников, людей доброй воли и, главным образом, содействием великой благодати Божией изгладить разрушительные последствия этих ошибочных действий.

В последнюю треть XVIII века в Речи Посполитой, по выражению Стефана Рункевича (1867–1924 гг.), имели место «законы без силы, король без власти, сейм без порядка, войско без дисциплины, казна без денег, народ без прав, дворянство без твердых нравственных устоев…» Не перестающее насилие над православными в этом государстве было еще одним из факторов, приведших в итоге к разделам державы в 1772–1795 годах.

По свидетельству митрополита Иосифа (Семашко), «уния действовала неодинаково, и по времени, и по местности. <…> Она усиливалась и утверждалась преимущественно там, где римско-католическое духовенство и особенно иезуиты имели сильное влияние. Таким образом, ближе к Варшаве и Вильне уния с самого начала пустила глубокие корни и вполне временем утвердилась. Но дальше к пределам России, где население было почти исключительно русское, а латинское духовенство в малом количестве, уния распространилась с немалым трудом, едва в последнее пятидесятилетие существования Польши». В своей знаменитой записке 1827 года будущий митрополит Иосиф (Семашко) писал: «Я уверен, что мало отыщется в римском обряде крестьян русского происхождения, которые бы не присоединились к оному уже во время Российского правления». Можно с достаточной уверенностью предположить, что если бы русское правительство и далее бездействовало, то униаты просто растворились бы в недрах польского латинства. Об этой опасности прямо предупреждал Семашко: «…может быть, довольно одного благоприятного случая, и полтора миллиона русских по крови и языку своему отчуждены будут навсегда от старших своих братьев».

Если российские императоры Павел І и Александр І не предпринимали существенных действий по защите от полонизации и окатоличивания белорусского населения, то в правление императора Николая I (1796–1855 гг.) ситуация существенно изменилась. В начале XIX века сложились условия, благоприятствовавшие возвращению насильно вовлеченных в унию и так или иначе от нее пострадавших в лоно Православной Церкви. К этому времени в недрах самой униатской Церкви у многих священников, особенно среди наиболее образованной части униатского духовенства, существовали проправославные и прорусские настроения. Именно из их среды в конце 20-х годов ХІХ столетия Промысл Божий вывел на историческую сцену будущего архиерея-воссоединителя Иосифа (Семашко).

 

село

Родился избранник Божий, будущий митрополит Иосиф (в миру — Иосиф Иосифович Семашко) в 1799 году, в селе Павловка Киевской губернии (современная Винницкая область), в состоятельной семье Иосифа Тимофеевича и Феклы Семеновны Семашко. В 1811 году отец стал униатским священником. Предки и многие родственники Иосифа по отцовской и материнской линии также принадлежали к униатскому духовенству. В момент появления младенца на свет в местном православном храме звонили колокола, благовестом призывая православных к Рождественской заутрени. Много лет спустя, когда совершилось воссоединение униатов, уже престарелый отец вспоминал этот момент: «Видно, недаром родился сын в тот же день, что Иисус Христос… должна быть правда на его стороне».

В семье было восемь детей: пять братьев и три сестры, из сыновей Иосиф был старшим. Быт и нравы семьи Семашко, считавшейся в деревне семьей «панской», в действительности мало отличались от уклада и обычаев крестьян. Отец владел пятьюдесятью гектарами земли, которые обрабатывал с помощью наемных работников. Кроме того, он имел большую пасеку, торговал рыбой, за которой посылал обозы на Дон, а также привозил на подводах из Крыма соль. Дети воспитывались в любви на родительском примере и с ранних лет приучались к труду. На замечание крестьян, зачем отец поручает «паничам» трудные работы, Иосиф Тимофеевич обыкновенно отвечал: «Пусть прежде поучатся работать, а "пановать" будут после».

 

Река Дон в степи

Река Дон в степи

У Семашко не было предубеждений против Православия. Поскольку в Павловке не было униатского храма, отец иногда посещал местную православную церковь и до двенадцати лет посылал туда на богослужения вместе с работниками и маленького Иосифа, непременно требуя, чтобы по возвращении сын рассказал ему содержание Евангелия и Апостола, которые читались за богослужением. Мальчик всем сердцем полюбил православное богослужение. Когда же пришла пора знакомить его с кругом местной знати и водить в костел, это не произвело на мальчика впечатления. По его словам, в костеле ему «всё казалось странным, и самое богослужение скорее комедией, нежели молитвою». С детства находясь в окружении украинских крестьян, Иосиф полюбил их предания, песни и сказки, его сердце прониклось глубокой симпатией к православному народу, его вере, а вместе с этим и к России.

 

Город Немиров Каменец-Подольской губернии

Город Немиров Каменец-Подольской губернии (сегодня Винницкая область)

С 1809 по 1816 год Иосиф обучался в Немировской гимназии (Подольской губернии), находившейся в ведении князя А. Чарторыйского. Языком преподавания был польский. Гимназию юноша окончил первым учеником и поступил на католический богословский факультет Виленского университета, называвшийся «Главная семинария». Здесь получали высшее образование представители католического и униатского духовенства, впоследствии направлявшиеся на высшие административные должности в управлении католической и униатской Церквями, а также замещавшие места преподавателей в епархиальных семинариях. 6 июля 1820 года Иосиф завершил обучение в Главной семинарии, получив степень магистра богословия.

 

Большой двор университета Вильнюс

Большой двор университета, Вильнюс

Прекрасные способности, глубокий проницательный ум и полученное образование открывали перед молодым незаурядным церковным деятелем блестящие перспективы. В течение 1820–21 гг. Луцкий униатский епископ Иаков Матусевич рукоположил Иосифа (Семашко), принявшего целибат, во диакона, а затем во иерея. В 1822 году двадцатитрехлетний Иосиф уже был протоиереем и благочинным униатских церквей Луцкой епархии. В том же году по инициативе епископа Иакова Иосиф (Семашко) был переведен в Санкт-Петербург на должность заседателя второго униатского департамента Римо-католической коллегии. В течение нескольких последующих лет ему было присвоено звание каноника, а затем прелата (почетный духовный титул, который присваивается Католической Церковью за особые заслуги). Но эти видимые успехи и достижения нисколько не изменили отношения Иосифа (Семашко) к Православию. Еще в Виленском университете среди католического окружения, по воспоминаниям ближайшего сподвижника и друга Антония Зубко, Семашко «уже был вполне самостоятелен в своих убеждениях, направленных к единению с русским народом».

Должность заседателя в Высшем управлении Католической Церкви в России предоставила Иосифу (Семашко) полную возможность увидеть общую картину крайне расстроенного и угнетенного состояния Униатской Церкви, но его усилия не могли переломить ситуацию. Всё это привело к тому, что в 1827 году прелат Иосиф принял решение отказаться от уже наметившейся блестящей карьеры в Униатской Церкви, лично присоединиться к Православию и, приняв монашеский постриг, поступить в иноки Александро-Невской лавры. Обосновывая свое желание, он начал писать «Сочинение о Православии Восточной Церкви», где прямо заявлял о своих убеждениях, несовместимых с пребыванием в лоне Римо-католической Церкви. После завершения «Сочинения» он собирался публично объявить о переходе в Православие. Но в первых числах ноября 1827 года неожиданно пришло предложение от директора департамента духовных дел иностранных исповеданий Г.И. Карташевского, чтобы он письменно изложил свои мысли о положении Униатской Церкви. Записка прелата Иосифа «О положении в России Униатской Церкви и средствах возвратить оную на лоно Церкви Православной» под другим заголовком — «Соображения главного управляющего духовными делами иностранных исповеданий» — легла на стол императору Николаю Павловичу и вызвала живую заинтересованность самодержца. На этот документ он наложил резолюцию: «Я радуюсь, что случайно нашел в Униатской Церкви человека, который может быть способен помочь нам в деле, которым непрестанно занимаюсь и с помощью Божией приведу в исполнение. Вы можете ему объявить, что я весьма доволен, что его узнал». Так был дан ход делу по возвращению униатов в лоно Православной Церкви, которому Иосиф (Семашко) посвятил свою жизнь.

В 1829 году Иосиф (Семашко) принял монашеский постриг без изменения имени и вскоре был хиротонисан во епископа Мстиславского, викария Полоцкой епархии. Хиротония совершилась в католическом костеле за неимением в Петербурге униатского храма.

 

Округа Российской империи

Округа Российской империи, 1866 г.

Одновременно с епископским саном Иосиф был оставлен в присутствии греко-униатской коллегии и назначен председателем консистории Белорусской епархии. Теперь ему предстояла сложнейшая работа по заполнению новой церковной администрации согласными на присоединение надежными деятелями, воспитанию униатского духовного юношества в православном духе в новооткрытых и уже существующих учебных заведениях, внедрению в сознание священников убеждения в необходимости воссоединения. Шагами в этом направлении были: назначение на должность ректора Жировичской семинарии давнего товарища и единомышленника Иосифа протоиерея Антония Зубко; определение на вакансии председателей епархиальных консисторий известных лояльностью в отношении Православия и России протоиереев А. Тупальского и Н. Слонимского; издание для приходских священников переведенного самим епископом Иосифом на польский язык сочинения святителя Филарета Московского «Разговоры между испытующим и уверенным о Православии Греко-Российския Восточныя Церкви» и многое другое.

Понадобилось десять лет испытаний, борьбы, денно-нощных трудов, прежде чем проект владыки Иосифа (Семашко) по воссоединению остававшихся в начале XIX века в Западных губерниях России униатов с православными его же трудами, несмотря на многочисленные препятствия, был реализован.

 

Митрополит Иосиф Семашко

Митрополит Иосиф (Семашко) в зрелые годы

Личность митрополита Иосифа (Семашко) сыграла значительную, а возможно и решающую роль в упразднении унии в 1839 году и последующем возрождении Православия на белорусско-литовских землях. Трудно представить, чтобы человек с другим отношением к вере в Бога, моральным обликом, силой убежденности в правоте своего дела, смелостью и самоотверженностью мог бы предложить и довести до успешного завершения изменение конфессиональной принадлежности более полутора миллионов человек. В 1859 году митрополит Иосиф говорил будущему Дмитровскому епископу Леониду (Краснопевкову), в то время архимандриту Заиконоспасского монастыря: «Не знаю, примет ли от меня Бог это дело (разрыв унии), но знаю, что я действовал искренно, без всяких посторонних видов».

12 февраля 1839 года, в Неделю Торжества Православия, в Полоцке Собор трех униатских епископов — Иосифа (Семашко), Василия (Лужинского) и Антония (Зубко) — и 21 человек других высших духовных лиц принял акт из двух пунктов. В первом провозглашалось единство с Православной Церковью и прошение о подчинении Униатской Церкви Святейшему Синоду Русской Православной Церкви, во втором соборяне просили императора Николая I содействовать скорейшему присоединению униатов к Православию. К Соборному акту были приложены обязательства 1305 священников и монахов, после принятия акта их количество выросло до 1607. После подписания Соборного акта епископ Иосиф совершил торжественную обедню в Полоцком Софийском соборе. Во время литургии он поминал вместо Папы Римского всех православных патриархов, читался православный Символ веры. После литургии все епископы отслужили благодарственный молебен.

 

Полоцк Софийский собор

Полоцк, Софийский собор, в котором служил литургию владыка Иосиф после подписания Соборного акта

Затем епископ Иосиф отвез Соборный акт в Санкт-Петербург и 26 февраля передал его обер-прокурору Синода Протасову. 1 марта акт поднесли императору, который передал его на рассмотрение Синоду. 13 марта Синод принял решение: «Епископов, духовенство и верующих Греко-католической церкви объединить с Православною Церковию Всероссийской». 25 марта Николай I дал согласие, написав на документе, сообщающем о решении Синода: «Благодарю Бога и принимаю». 30 марта при полном собрании Синода о согласии императора было объявлено епископу Иосифу (Семашко) и выдана грамота к воссоединенным епископам, духовенству и народу. Впоследствии владыка Иосиф был возведен в сан митрополита.

Практическая реализация разрыва унии была осуществлена деликатно и осторожно и продолжалась в течение всего 1839 года. Это была стратегическая победа. Несомненно, воссоединение униатов в 1839 году было и остается самым значительным единовременным миссионерским приобретением Русской Церкви за всю ее историю.

Следующие почти тридцать лет, занимая Литовскую кафедру, митрополит Иосиф стремился упрочить положение Православия в крае. При этом деятельность его в этом отношении была лишена оттенка фанатизма. В 1845 году, при переводе епархиального управления из Жирович в Вильну, «в самое сердце литовского латинства», он особенно призвал своих соработников с любовью относиться к католикам, прощать им все обиды и клеветы (которые он справедливо предвидел). «Это чувство любви к ним, — сказал владыка, — есть обет всей моей жизни, и малодушная ненависть не коснется моего сердца даже тогда, если б мне пришлось запечатлеть кровью это душевное расположение».

 

Митрополит Иосиф на смертном одре

Митрополит Иосиф (Семашко) на смертном одре, 1868 год

Уже после переезда в Вильну митрополит Иосиф несколько раз подавал прошения об увольнении его на покой, однако их оставили без внимания. Как раз на последнее десятилетие его жизни пришлось новое польское восстание, и именно после него воссоединительные усилия владыки были вполне оценены еще и как дело государственной важности. М.Н. Муравьев-Виленский писал: «Правительство обязано единственно ему (митрополиту Иосифу) в совершении сего великого дела, которое вместе с тем положило в будущем твердое начало русской народности в крае и дало возможность сельскому населению бороться с мятежом».

Скончался митрополит Иосиф 23 ноября 1868 года в Вильне и был погребен в пещерной церкви Виленских мучеников Свято-Духова монастыря, в склепе, приготовленном им самим еще в 1849 году.

«Дело, к нему же призван, совершено; здание сооружено и закончено; остается для моих преемников только сгладить некоторые шероховатости. Господь Бог не попустит, чтобы память о добром деле, столь свято, столь усердно совершенном, пропала, чтобы добрые делатели были забыты или поруганы».

(Митрополит Иосиф (Семашко)

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

Фотографии из интернета

При подготовке использовались материалы:

  1. Иосиф (Семашко И.И.; митрополит Литовский и Виленский; 1798–1868). Записки / митрополит Иосиф (Семашко); предисл. священника Алексия Хотеева. — Минск: Братство в честь святого Архистратига Михаила, 2018
  2. Киприанович, Г.Я. Жизнь Иосифа Семашки, митрополита Литовского и Виленского и воссоединение западно-русских униатов с православною церковию в 1839 г. / Г.Я. Киприанович. — изд. 2-е испр. и доп. — Вильна: Типография И. Блюмовича, 1897
  3. Пашкевич, Игнатий, священник. Мои семинарские воспоминания / Игнатий Пашкевич, священник. Мои семинарские воспоминания // Гродненские епархиальные ведомости. — №34. — 1909.
  4. Жизнь и труды Высокопреосвященного Иосифа (Семашко), митрополита Виленского и Литовского | Бобруйская епархия (bobreparhiya.by)
  5. Полоцкий Собор 1839 года — Синодальный отдел религиозного образования и катехизации (oroik.by)
  6. Высокопреосвященный Иосиф (Семашко), митрополит Литовский и Виленский (1798−1868): значение личности и деятельности — Витебская епархия (vitprav.by)
  7. Экклезиологические взгляды митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко) и их происхождение | Бобруйская епархия (bobreparhiya.by)

23.02.2024

Просмотров: 538
Рейтинг: 5
Голосов: 11
Оценка:
Комментировать