X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Мне всегда интересен человек»

журналист монастырского сайта Мария

Новая серия наших публикаций в рубрике «Служение. Мастерские» рассказывает о людях, которые несут послушание на монастырском сайте.

Мария Котова жила в Москве, работала на престижной работе, свободное время проводила на концертах и тусовках и о Боге совсем не думала. Сейчас Маша — журналист монастырского сайта, где трудится уже восемь лет. Она уверена, что такая радикальная перемена ее жизни — Промысл Божий.

— Мария, что в первую очередь должен уметь делать журналист?

— Смотреть в глаза и внимательно слушать. Очень важно концентрироваться на человеке, который находится напротив тебя. Не пытаться ему что-то рассказать, доказать, а именно вслушиваться в то, что он говорит.

— А для тебя это сложно?

— Нет, не сложно. Во-первых, есть задание редакции, а во-вторых, мне действительно всегда интересен человек. За восемь лет моей работы в монастыре я поняла, что нет неинтересных людей. Судьба каждого — это удивительная, уникальная история, просто ее нужно уметь разглядеть, а человека раскрыть.

Если говорить про таланты, которыми Господь каждого из нас наделил, то, наверное, мой — чувствительное сердце. Люди рассказывают такие истории, которые не могут не трогать. Во время интервью, когда человек делится своей болью, переживаниями, тревогой, у меня часто на глаза наворачиваются слезы.

 

журналист мария

— Наш сайт монастырский, мы говорим о вере и так или иначе каждая история касается отношений человека с Богом. Как подбирать ключи к этой сокровенной территории?

— Наверное, это самая сложная задача. И то, что мы трудимся на монастырском сайте, здесь помогает. Когда люди слышат про Свято-Елисаветинский монастырь, они, как правило, изначально к тебе расположены — наш монастырь многие знают, любят и понимают, что в разговоре с журналистом монастырского сайта так или иначе тема пути к Богу будет затронута.

Мне кажется, в жизни человека встреча с Богом — такое яркое, незабываемое событие, что ему самому хорошо об этом вспоминать. Даже если встреча случилась при трагичных обстоятельствах, это всё равно утешение, свет, надежда, ощущение Отцовской любви, дома. И во время интервью, когда человек об этом вспоминает, у него загораются глаза: он еще раз проживает те моменты и убеждается, что это не было иллюзией, это правда.

— Есть мнение, что человеку не очень полезно делиться сокровенным — например, своими отношениями с Богом, что это тайна.

— Мне кажется, это предрассудок, что если ты что-то расскажешь о своей духовной жизни, то на тебя начнут нападать бесы. Безусловно, когда ты говоришь о себе, может проявиться тщеславие, гордыня. Но наши страсти преследуют нас каждый день, это неотъемлемая часть нашего пути. Не должно быть иллюзий, что если я закроюсь, то искушений и духовной борьбы не будет.

В нашем монастыре есть благословение духовника делиться своим опытом тем, кто трудится в мастерских, сестрам милосердия.

 

богослужение в храме

— Как ты считаешь, какие материалы получают отклик людей?

— Как правило, в любом тексте, который мы готовим на сайт, поднимаются фундаментальные вопросы, волнующие каждого: как оставаться верными Богу, не оборвать тонкую нить, которая нас с Ним связывает, как не поддаваться желаниям ветхого человека и научиться любить. И когда в материале задеты эти важные грани жизни, люди откликаются.

— А тебе важна популярность твоих материалов?

— Только Богу известно, какими будут плоды нашего совместного труда. Никогда не знаешь, какой ответ нашел человек в твоем тексте. У материала может быть немного просмотров, но даже если кто-то один найдет в нем ответы, вдохновится им, — значит, всё не напрасно.

Помню, как однажды Господь приоткрыл мне тайну. На Божественной литургии я встретила знакомую девушку и увидела, что она беременна. Я поздравила ее, а она вдруг сказала: «А я прочитала твой текст про многодетную семью и подумала, что надо идти за третьим».

— У тебя так часто бывает, что герой оказывается для тебя неслучайным, что через этого человека с тобой говорит Господь?

— Я не перестаю этому удивляться и благодарю за это Бога. Очень люблю свою работу на сайте, потому что на те вопросы, которые меня волнуют, Господь отвечает через героев, причем удивительно быстро и четко. Послушание дает мне духовный тонус, понимание, что всегда есть за что благодарить Бога.

 

мама в ожидании рождения ребенка

— За время твоего послушания были ли мысли уйти на мирскую работу?

— Когда я была во втором декрете, мне сделали предложение по работе, не связанное с моей профессией и со служением Богу, но с возможностью хорошо зарабатывать. Это было «испытание престижностью», как сказал журналист Константин Мацан, — возможность щегольнуть перед друзьями, где ты работаешь.

Было ощущение, что я стою у развилки. С одной стороны, я говорила себе, что я взрослый человек, у меня есть ответственность перед своей семьей. А с другой, задавала себе вопрос, готова ли я ради денег расстаться с послушанием, на которое меня поставил Бог, готова ли разговаривать с людьми только о мирском, скрывать свою веру. Я поняла, что теряю слишком много, и отказалась от этого предложения.

Я очень слабый человек, обычно не иду, а «лежу» в сторону Бога. Мирская жизнь меня сильно затягивает, без церковной среды я быстро расслаблюсь. Мое послушание в монастыре, встречи с людьми, разговоры с ними всегда возвращают к главному смыслу моей жизни.

У меня был опыт мирской работы, и я помню, насколько это было сложно. После интервью и встреч в монастыре я прихожу домой вдохновленная, мне хочется делиться с супругом, потому что мое послушание меня подпитывает. А после мирской работы приходишь выжатый, как лимон, злишься на родных… Да, можно закрыть какие-то потребности, которые тебе сейчас кажутся незакрытыми, например, съездить на море, поменять машину, сделать ремонт, но всё равно так или иначе ты вернешься к вопросам: «в чем смысл? что я здесь делаю?»

Конечно, я не считаю, что все должны работать при монастыре. Меня Господь привел сюда удивительным образом, открыл во мне какие-то таланты, и я понимаю, что добровольно от этого послушания нельзя отказываться. «С креста не сходят, с креста снимают», — может быть, это избитая фраза, но иногда ее стоит себе напоминать.

— А ты действительно уверена, что это Господь тебя сюда привел?

— Это стопроцентный Промысл Божий.

Я несколько лет жила в Москве, работала на светской работе с хорошей зарплатой, жила в прекрасной квартире. У меня была насыщенная жизнь, общение, выставки, концерты... Бог совершенно не был мне нужен, хоть я и знала, что Он есть и верила «в душе». Помню, что в детстве у меня над кроватью висела икона, а мама научила молитве «Отче наш». А еще хорошо помню свое первое детское обращение к Богу — я просила Его, чтобы моя бабушка не умирала.

В Москве я могла зайти в храм, чтобы поставить свечку, но в целом мой образ жизни был такой, что накануне моего обращения мы встретились с друзьями напротив храма Христа Спасителя и курили там «травку». Внутри меня ничего не шевелилось.

 

маша в москве

Мой брат в поиске смысла в 14 лет пришел в храм, затем и моя мама. Как-то моя семья приехала ко мне в гости в Москву, и родные попросили свозить их в Покровский монастырь, к мощам блаженной Матроны Московской. Сама я никогда там не была и шла туда только по просьбе родных. Мы стали в очередь, я видела людей с цветами, но меня ничего не трогало: не было ни удивления, ни восхищения, ни недоумения, ни негатива.

А потом мы зашли в притвор, и вдруг я упала на колени и начала рыдать. Внутри меня звучала даже не молитва, а вопль из сердца прямо в небо: «Господи, открой мое сердце». Я никак не могу объяснить, что это было. Откуда внутри меня взялись эти слова? Почему человек, у которого всё прекрасно и которому Бог не нужен, говорит это? Мама и брат смотрели на меня округлившимися глазами, а я продолжала ползти в очереди и рыдать. К мощам святой Матроны Московской я подходила уже верующим человеком с этими же словами: «Господи, открой мое сердце». Как позже оказалось, моя мама просила у блаженной Матроны, чтобы ее дети пришли к Богу, но не через скорби…

 

в задумчиввости

После этого я стала постепенно воцерковляться. Я по-прежнему работала в Москве, но у меня уже начался осознанный путь в Православие, поиск духовника, первая исповедь. Если раньше каждый день у меня были концерт, выставка, кино, тусовка, то теперь я приходила домой и вышивала икону бисером, слушала лекции, читала книги, разговаривала о вере с братом. Я стала ходить на певческие курсы, ездила в паломничества. Мои друзья смотрели на меня как на умалишенную…

Моя подруга Юля знала, что со мной происходит, и пригласила меня на ночную новогоднюю службу в Свято-Елисаветинский монастырь в Минске. Эта служба была для меня удивительной: на улице — салюты, шум, а в храме — тишина и молитва. Когда я вышла из храма, Юля и ее муж познакомили меня с Андреем, который потом стал моим мужем. Все вместе мы поехали пить чай и разговаривали до утра. Я увидела, что это совсем другие люди, у них совсем другие глаза, разговоры…

С Андреем мы сразу поняли, что наша встреча — Божье благословение. Мы познакомились на Новый год, 31 января подали заявление, а 2 марта расписались.

Я вернулась в Минск. Муж тогда работал в монастырской мастерской цветных металлов, мы ходили на службы в монастырь. Я познакомилась с прихожанами монастыря, в том числе с Машей Ивановой, которая сыграла большую роль в моей жизни. Тогда она работала на сайте, посещала детей в интернате и делала с ними мультики. Она попросила меня помочь ей подать заявку на грант для создания интегрированного мультипликационного кружка, где обычные дети занимаются с особенными и создают мультики.

В итоге грант мы выиграли. Маша вела кружок, а я ей помогала как администратор. После создания мультика мы сделали несколько выставок-презентаций, после чего нас пригласили делать фестиваль-презентацию обновленного монастырского сайта. Тогда мы познакомились со старшей по сайту инокиней Иоанной (Панковой) (сейчас она монахиня Кира).

После фестиваля меня пригласили работать на сайт, но на ту должность, на которую я совсем не хотела идти, потому что занималась этим в миру много лет и очень устала. При этом я понимала, что хочу в эту творческую команду, чтобы вместе служить Богу.

Тогда я пошла в Державный храм к иконе святителя Спиридона Тримифунтского и попросила его помочь мне остаться на сайте.

 

иконы святых

И вдруг я сажусь и пишу свою первую статью — «Как я учусь благодарить» (до сих пор помню ее название). У меня нет журналистского образования, я окончила университет по специальности «культуролог», колледж по специальности «секретарь-референт». Я умела формулировать мысли, но никогда не писала тексты. А тут написала на одном дыхании и отправила матушке. Материал опубликовали, а матушка взяла меня под свое крыло и стала обучать журналистскому делу. Конечно, я много училась и сама: читала репортажи, журналистские работы, анализировала, заканчивала курсы.

Оглядываясь назад, вижу в этом Промысл Божий. Это так вдохновляет, что в какие-то сложные рабочие моменты понимаю, что мне просто нужно их перетерпеть, но не уходить с послушания.

— То есть ты ощущала приглашение на послушание как аванс?

— Абсолютно. Я всё время чувствую, что мне не хватает фундаментального журналистского образования. Конечно, я постоянно учусь, но как будто всегда догоняю. Но, видимо, для моего необоснованно раздутого тщеславия очень полезно ощущать свое «недо-». И когда я получаю комплименты своей работе, никогда не воспринимаю их как должное, для меня это огромная радость, утешение, подарок.

Я всё время чувствую благодарность Богу, что работаю здесь. К каждому заданию редакции отношусь с трепетом, для меня каждое интервью — это новая вершина, которую нужно взять. Перед очередным интервью я всегда волнуюсь. Но когда в тебе нет самоуверенности, ты обращаешься к Богу. Я молюсь во время подготовки к интервью и во время разговора, чтобы не пропустить что-то ценное, чтобы разговор пошел на пользу читателю.

 

журналисты свято-елисаветинского монастыря с редактором

Расскажи про связь молитвы и твоего послушания. Можешь привести пример очевидной помощи Бога?

— Творчество, на мой взгляд, — это всегда синергия Бога и человека.

Я молюсь перед тем, как идти на разговор и во время редактуры. Устная речь отличается от письменной, важно ее не исказить, сохранить ключевые моменты, согласовать материал с автором. Бывает, что совсем нет сил, а материал сдавать надо. Я понимаю, что если Господь сейчас не даст вдохновения, то я напишу что-то «проходное». И тогда я обращаюсь к Нему за помощью — крещусь сама, крещу монитор и говорю: «Господи, помоги».

Вот один из последних ярких примеров помощи Бога. На рождественском фестивале «Радость» я вела несколько встреч, было очень много работы на сайте, плюс большой срок беременности и несколько бессонных ночей. И вот в один из дней я понимаю, что физически не могу встать, а впереди у меня встреча на фестивале, важное интервью и редактура сложного текста. Тогда я просто сказала: «Господи, если Ты мне сейчас не поможешь, то я просто не смогу встать с кровати». Я отдала это Богу, у меня не было другого выбора. Интервью с игуменьей Ксенией (Пашковой) из Орска прошло прекрасно, я получила от нее много тепла и любви. Встреча на «Радости» прошла легко и текст я тоже сделала быстро. Для меня это было явное действие Бога, потому что своих сил не оставалось совершенно. Получается, ты делаешь небольшое усилие, а Господь тебя подхватывает и Сам ведет.

— А за время твоей работы на сайте не надоело говорить о пути человека к Богу?

— Нет. У всех встреча с Богом происходит по-разному, человек по-разному об этом говорит, и ты каждый раз прикасаешься к этому таинству. Для меня вера — это знание, что Господь есть. Но я духовно слабый, недисциплинированный человек, и прикосновение к чуду, к дару веры, — для меня еще один повод посмотреть на небо и обратиться к Богу, просто чтобы сказать: «Господи, спасибо, будь со мной, помоги быть с Тобой, помоги мне делать шаги навстречу Тебе». Особенно когда видишь горящих людей, которые делают колоссальные вещи, а наши сестры и гости, как правило, такие. Для меня это всегда обновление отношений с Богом.

 

журналист свято-елисаветинского монастыря

— Мне представился образ, что мы смотрим на Бога через стекло. Со временем оно пылится, а опыт другого человека помогает нам расчищать это стеклышко, чтобы смотреть на Него уже без налета.

— Да, это хорошее сравнение. Это обновление, когда ты при помощи других людей, их духовного опыта протираешь окошко к Богу. И тебе становится теплее и хочется сделать что-то в ответ, понимая всю Его любовь к нам, к каждому. Не перестаю удивляться, как Бог действует даже в мелочах, опекает, утешает. И общение с другими людьми помогает увидеть, как действует Бог. Как Он нежно, по-отцовски ведет. Образ этого — маленький ребенок, который лежит на ладони у папы.

Мне очень страшно потерять Бога. Поэтому мне очень важно быть в храме, несмотря на все свои «косяки», неподготовленность причащаться. Как в притче, хотя бы коснуться ризы Христа, иначе я просто умру. Я благодарна своей работе, что помогает держаться за ризу.

Беседовала Ольга Демидюк

Фотографии Максима Черноголова, Никиты Провлоцкого, Ольги Волковец и из личного архива героини

27.02.2024

Просмотров: 1127
Рейтинг: 4.7
Голосов: 31
Оценка:
Комментарии 0
1 месяц назад
Спасибо Ольга за ваше служение! Божьей помощи!
Это одно из самых искренних, глубоких и честных интервью. Спасибо Вам, Мария!
Дорогая Мария,счастья вам и вашей семье,здоровья и духовного укрепления.Вы брали у меня интервью и видела я вас впервые,но при встрече с вами ,казалось пришел родной человек!Ваша доброжелательность и внимание,мне просто запали в душу.Мир вашему дому, низкий поклон!
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать