X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Мы все должны идти в сторону Христа» (часть 1)

Протоиерей Сергий Баранов

Протоиерея Сергия Баранова, секретаря Орской епархии (Россия), духовника женского монастыря иконы Божией Матери «Иверская», знают многие. Батюшка ведет активную общественную и творческую жизнь: снимает документальные фильмы, ставит спектакли, пишет иконы и книги. При этом его проповеди, интервью, выступления наполнены такой духовной глубиной, после соприкосновения с которой сложно оставаться прежним человеком. Нашему монастырю посчастливилось принять отца Сергия как гостя фестиваля «Радость» и записать с батюшкой большое интервью.

Главное отличие православных христиан

— В своих беседах Вы подчеркиваете: каждому христианину необходимо вести духовную жизнь. А что есть духовная жизнь?

— Однажды на годовом епархиальном собрании священников я задал вопрос: «Отцы, все мы стараемся вести нравственный образ жизни: быть хорошими мужьями и отцами, делать добрые дела, посещать тюрьмы, больницы, детские дома. Скажите, пожалуйста, а что из всего мною перечисленного не могут делать атеисты?»

Нравственный закон знают и пытаются соблюдать люди не только других религий, но и неверующие. Тогда чем же мы, православные христиане, отличаемся? На мой взгляд, наше главное отличие — это молитва. Молитва не как выпрашивание у Бога чего-либо, а как вхождение в отношения с Богом. Вот это и есть духовная жизнь.

Доброделание и исполнение нравственного закона в таком случае становятся естественной частью духовной жизни. Но здесь важно, чтобы в каждом нашем деле мы искали Христа, иначе мы будем просто порядочными людьми, не более.

Кто-то говорит: «Я могу и без Бога прожить». Конечно, можешь. И даже можешь относительно честно прожить. Но твое счастье когда-то упрется в точку смерти и станет большим несчастьем. Вечность — это область Бога.

 

отец сергий баранов у окна

Вхождение в духовную жизнь происходит в первую очередь через молитву. Как батюшка Серафим Саровский в своей беседе с Мотовиловым говорил: «Цель христианской жизни — стяжание благодати Духа Святого». Он перечислял разные средства, однако подытожил так: «Но больше всего — молитва».

Молитва — это непосредственное вхождение в отношения с Богом. Потому христиане не только и не столько должны знать и исполнять нравственные законы (что в принципе естественно для каждого человека), но должны искать Бога. Прежде всего Его можно найти в нашей Церкви, которая наполнена таинствами. В них незримо есть присутствие Божие. Мы должны практиковать богообщение и богомышление. Иначе как бы ты красиво ни жил, как бы ты красиво ни строил свою философию жизни, всё это нежизнеспособно. Потому что только Бог есть жизнь (ср.: Ин. 14: 6).

Иисусова молитва

— Получается, молитва и привычное нам молитвенное правило — это все-таки разные вещи?

— В XX веке жил великий афонский святой Иосиф Исихаст, который умер в 1959 году. Это был чрезвычайный человек, даже для Афона. В своей общине они сугубо практиковали умную Иисусову молитву. Перед смертью преподобный заповедовал своей маленькой общине разойтись, чтобы такое делание умножилось. Монахи исполнили заповедь святого. Старец Ефрем Аризонский — последний монах из этой общины, он умер буквально несколько лет назад, успев основать в Америке 19 православных монастырей.

Так вот, однажды к одному из учеников святого Иосифа Исихаста, старцу Харалампию, пришел сосед монах, которого сильно тревожил их необычный образ жизни: «Вы, исихасты, бросив все силы на Иисусову молитву, оставили все чинопоследования». На что старец Харалампий деликатно заметил: «Отец, прости, пожалуйста, ты ошибаешься, мы не оставили чинопоследования. Но если бы ты знал, как они по-другому живутся, когда ум организован в Иисусовой молитве!..» Вместе со старцем я могу сказать те же слова: «Если бы вы знали, как живется Божественная литургия после того, как ты немножко организуешь свой ум!..»

 

протоиерей сергий баранов с наградами

Иисусова молитва по-другому еще называется умной молитвой. Само слово «умная» предполагает, что мы что-то делаем с умом. Очевидно для каждого, насколько наш ум дезорганизован, он просто живет своей жизнью. Святые отцы в науке умного делания как раз-таки приручали непослушный ум. В каком смысле я говорю «непослушный»? Встаньте и прочитайте «Отче наш», и поймайте себя на том, сколько раз вы подумали о чем угодно, только не об Отце Небесном…

Наш ум очень и очень болен. Так вот, умное делание занимается, во-первых, организацией ума, а во-вторых — соединением ума с Богом. Все-таки Бог — это не материя, а Дух. Поэтому чтобы войти в духовное пространство, нужно выйти из пространства тела. В Иисусовой молитве именно это и делают. А чинопоследования являются вспомогательными помощниками. Когда читаешь какой-либо канон, действительно составленный Святым Духом, твое сердце подготавливается к деланию уже сугубой молитвы. Те, кто занимается умным деланием, ни в коем случае не отвергают ни Псалтирь, ни какие-либо чинопоследования, просто приоритет ценностей немножко изменяется в сторону Иисусовой молитвы.

— Вы считаете, что Иисусову молитву могут практиковать не только монахи, но и миряне, которые ведут активный образ жизни?

— Святые отцы так считали. Преподобный Иосиф Исихаст, как ни странно, говорил, что для мирян Иисусова молитва предпочтительней, а для монахов самое высокое — это таинство послушания, отсечение своей воли даже на уровне помыслов. Просто не стоит Иисусову молитву ассоциировать сразу с высшими созерцательными степенями, с состояниями откровения. Есть некоторый стереотип о какой-то страшной Иисусовой молитве, полной подводных камней. Обычно такими стереотипами болеют люди, которые сами ей не занимаются.

Главная рекомендация — не начинайте с конца. Созерцательное состояние, состояние откровения — это чрезвычайные состояния, которых достигали единицы. И если сразу дерзать на достижение таких состояний, вы обязательно расшибетесь.

— А с чего тогда лучше начинать простому мирянину?

— Иисусова молитва начинается просто со слов, которые человек может произносить во всех трудах и обстоятельствах. Потом постепенно приходишь к тому, что произносить устно становится уже недостаточно и хочется сделать молитву более внимательной. Так можно хорошо подвинуться в сторону умной молитвы. Идите постепенно.

 

отец сергий баранов на афоне

Духовное пространство — тоже творчество, только другого плана. Если человек ставит себе цель и пытается стабильно к ней идти, то у него обязательно получится.

Как-то мне довелось расписывать на Афоне два небольших храма. Конечно, я дорожил этой возможностью — быть на Афоне, в атмосфере молитвы. Мне не хотелось терять драгоценное время на мысли о чем-то материальном и земном. Я пытался читать Иисусову молитву и совмещать ее с иконописью. Ум мой улетал. Но однажды Господь ответил на мои искренние потуги и добавил Своей помощи: я смог с утра до ночи читать вслух Иисусову молитву и при этом расписывать стены храма. Одно другому не мешало. Оказывается, это возможно.

И даже больше. Со мной приехал друг, руководитель регионального банка у нас в Оренбуржье. Через несколько дней нашей работы монах, хозяин кельи, подходит и говорит: «Слушай, ну с тобой-то всё понятно, ты с утра до вечера "Иисусе, Иисусе…" Но вот этот правда директор банка?» Потому что этот человек с утра до вечера носил камни и тоже повторял Иисусову молитву. То есть всё начинается с понуждения, а после может перейти в естественное состояние.

Преподобный Серафим Саровский трудился не ради созерцания, а ради Христа — просто служил литургию внимательно и благоговейно, искусственно не вызывая в себе каких-то мистических состояний. И Господь посетил его именно в это время.

Благое беспокойство о своей душе

— Отец Сергий, я вижу по своему окружению, что после первой призывающей благодати верующие, условно говоря, делятся на две категории. Первые — те, кто запустил свой духовный двигатель и благодаря дисциплине и самоорганизованности двигается вперед, следуя церковным правилам. А вторые — те, кто ходит в храм, причащается и исповедуется, но для кого прочитать утренние и вечерние правила — уже подвиг… И если первая категория наверняка может переходить на более высокую духовную ступень (в продолжение нашего разговора Иисусову молитву, через которую Христос может стать центром нашей жизни), то что же делать тем, кто принадлежит ко второй категории?

— Я бы сказал таким людям, что уже пора положить начало благому беспокойству о своей душе. Нельзя к христианству относиться легкомысленно, просто как к традиции. Христианство — это не увлечение, а буквально вопрос жизни и смерти: или твоя душа умрет, или обретет жизнь вечную… Мы же веруем в слова Господа, что кто-то из нас наследует Царство Небесное, а кто-то окажется в аду.

Иногда современные христиане у меня ассоциируются с идущими по минному полю людьми: вокруг рвутся снаряды, грязь и остатки человеческих тел летят в разные стороны, а мы приходим и раскладываем белую скатерть, сервируем фужерами, открываем шампанское… У нас притупилось чувство тревоги и опасности, что жизнь ежедневно может закончиться…

Недавно один иеромонах спросил меня: «Отец Сергий, что такое память смертная?» — «Память смертная, — ответил я, — это даже не понимание, что ты когда-то умрешь и попадешь на Божий Суд. Память смертная — это чувство времени». Река времени уносит с собой и плохое, и хорошее. И никто не в силах ее остановить. Если человек будет находиться в этом чувстве времени, это уже будет давать память смертную.

Я отец шестерых детей. Мы рожаем дитя и уже с первых минут начинаем прислушиваться, как оно дышит. Нестабильность заставляет нас тревожиться. Пусть она заставляет нас тревожиться во всех случаях нашей жизни. Мы должны быть по-хорошему встревожены. У нас нет повода успокаиваться. Вот почему иногда христианам нужно бросать камень в болото их спокойной и размеренной жизни: исторические и политические события должны напомнить, что случившееся с моим соседом сегодня, завтра может произойти и со мной.

— А ту первую решимость вообще можно вернуть или как-то заново ее обрести?

— Думаю, мы совершаем ошибку, когда хотим что-то кардинально перевернуть в сию минуту. Царствие Божие нудится (ср.: Мф. 11: 12). Бери и каждый день прибавляй по ложке — через год будет 365 ложек. Лучше прибавлять понемногу, но стабильно, чем поддаваться эмоциям и в итоге не делать ничего. «Всё, завтра я переверну свою жизнь!» — послезавтра ты надорвешься и станешь еще хуже, чем начинал. Нужно настраиваться на долгую размеренную духовную жизнь. Не делайте ничего чрезвычайного. Понемножку, долго и упорно. Такое постепенное и стабильное движение не позволит возомнить о себе лишнего. А разовые эмоциональные подвиги сразу запускают в нас гордость. Вот почему хорошо бы, конечно, иметь духовника, на которого можно опереться.

Продолжение следует…

Беседовала Мария Котова

Фотографии из интернета

07.02.2024

Просмотров: 3479
Рейтинг: 4.7
Голосов: 56
Оценка:
Комментарии 0
21 день назад
Любимый мой батюшка , благодарю вас
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать