X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Жаждущий, приходи и пей…»

распятие

Смотрел интересный молодежный проект «12 храмов», и особенно заинтересовал сюжет, где молодой иеромонах из лавры рассказывал о своем приходе к вере и как он выбрал путь, не совсем популярный среди современной молодежи. Начал он свой рассказ со слов «я был совершенно одинок, не было к кому обратиться…» И из его слов я понял, что, когда он был еще простым юношей, священники, с которыми он разговаривал, не считали, что он серьезно внутренне переживает вопросы жизни и смерти. Тогда он из одиночества обратился к Богу, и так пришло решение. И даже больше — он УЗНАЛ Бога.

Одиночество вроде и трагедия для человека, но и некий рубеж, за которым, возможно, произойдет встреча либо с Богом, либо с самим собой, с человеком и даже с новым делом, которое по-другому откроет жизнь.

Этот иеромонах очень интересно сказал и о молитве для молодежи. Молодежи не следует бояться молиться — мол, непонятно, как и что. Не обязательно брать вначале толстые книжки. Просто обращаться к Богу — общение идет как личность с Личностью.

Я увидел такую красоту в этом молоденьком батюшке-монахе, словно ожившие мысли отца Софрония (Сахарова), как дыхание еще одной весны…

 

монах в лавре

Молодежную группу и проект, меня поразивший, оказывается, организовали ребята с Рублевки, так называемая золотая молодежь. Нацелен проект на продвинутую и деятельную молодежь и людей среднего возраста, которые к чему-то стремятся, чего-то от жизни хотят.

Они покорили меня искренностью и доброй «движухой». По наивности, еще не зная, что там «цвет общества», я хотел «залететь» и пообщаться с ними по-простому — что и как. Ну, знаете, как в прошлые времена: «залетаешь» к хиппи — и ты свой. Что интересно, в 90-е годы что-то подобное было и в Церкви: верующий — значит везде в храме принимают, в любом монастыре селят, ты везде брат и самый дорогой человек, такая открытость и все на равных. Открытые сердца, открытые души… Но такое, видимо, в редкие периоды возможно, как во времена юности. В современной жизни, оказывается, надо знать, кто есть кто, чтобы, как выразился один из героев фильма «Брат», брать «ношу по себе, чтоб не падать при ходьбе»:)

Отдельно следовало бы рассказать о лидере и организаторе проекта «12 храмов», Артеме Рублеве. Но тут, пожалуй, книгу писать можно. Скажу одно: личность поразительная со своим духовным путем, несмотря на то, что человек реализовался и в материальном плане, и вообще, как говорится, добился успеха в жизни. Одна из идей Артема и проекта — «Мы показываем своим примером, что полны могут быть не только клубы, но и храмы».

 

артем рублев и друг в монастыре

Впрочем, среди молодежи всё больше встречается эта «жажда Бога», которая открывает новые пути в жизни. Знаю немного об одной девушке, чей образ чем-то перекликнулся с «отшельником ядерного века» из одной моей любимой книги «И объяли меня воды до души моей…» Кэндзобуро Оэ. Эта знакомая девушка некогда оставила привычный городской образ жизни (работала, кажется, журналистом где-то) и уехала в далекую деревню, в родной дом. И живет одна с кошкой и собакой, почти как отшельница. Почему «почти как отшельница», потому что и на Афоне многие отшельники имеют малые контакты с миром, но всё же в большей мере несут трудности и радости уединенной жизни.

И вот что удивительно: мир душевный и «закаты и рассветы» из далекой деревни через окошко в Telegram вселяли надежду в тысячи сердец подписчиц в трудные времена. И уже, оказывается, это не просто деревня, а место силы — силы родительского дома, природы и близости Бога. Словно всегда слышишь: «Ты не одна…» Бывает, чаще всего одиночество можно ощутить в большом городе, когда душа, словно заключенная в прозрачные стенки, — вокруг много людей, но достучаться ни до кого невозможно…

Так и у меня есть место силы — это наш монастырь.

Вспомнился момент из рассказов батюшки (прошу прощения заранее, если будут какие-то неточности). Батюшка в юности путешествовал по необъятным просторам Советского Союза, подобно хиппи: свобода тянула в путь, открывая дорогу не просто путешествий, а погружая в атмосферу особенного мира, полного новых пространств, свободы и разнообразных оттенков красоты. Подобным образом жило много людей из творческой среды. Было ощущение, что все друг друга знали, особо и не общавшись, все друг с другом дружили, словно невидимо объединенные одним духом этой вольной и творческой жизни. И вот в какой-то из наших среднеазиатских республик они познакомились с молодой художницей, явно талантливой и яркой личностью. Прошло много лет. Батюшка уже стал священником и, будучи в Печорах, в монастыре, увидел женщину у мощей святых угодников Божиих. Она была подвержена приступам беснования. И вдруг в ней батюшка узнал ту молодую художницу из Средней Азии! Она рассказала, что не может надолго покидать монастырь, так как с ней начинаются приступы. Таким образом, ей снова и снова нужно пребывать в монастыре, у мощей святых. Это, конечно, тайна происходящего с ней, но, возможно, такой непростой путь спасения души. Иначе, скорее всего, имея такую натуру, она бы погибла.

Произошедшее с этой художницей напомнило ситуацию, подобную моей: панковская юность по полной программе со всеми вытекающими… А теперь и я не могу долго без монастыря…

В монастыре же есть своя жизнь даже в мимолетных встречах. Например, вспомнился недавний момент, как батюшка, идя на собрание с братьями из вагончиков, на минутку подошел к клиросу. Меня поразили лица трех молодых монашествующих сестер, хотя редко смотрю на лица. Правда, бывает именно на лица и хочется смотреть, когда не «глянец», не красота, за которой может быть мрак или пустота. Привлекает простота лиц, оживленная красотой жизни — так благодать тонко, иногда едва уловимо, украшает человека, и тут хоть картину пиши…

Настолько яркий момент жизни развернулся перед глазами — словно в Третьяковке побывал. Попробую описать впечатление.

У послушницы радостное, веселое лицо, склоненное над аналоем и по-детски доверчиво и с любовью смотрящее на духовника. Словно говорящая «благодать бывает от послушания». Эх, молодость, молодость… Мне кажется, каждый игумен, да и монах «со стажем» в душе желает быть послушником или по крайней мере с улыбкой вспоминает времена послушничества.

Второе лицо монахини — удивленно внимающее, тоже по-своему преданное учителю. Бывают трудные женские судьбы, когда в какой-то период жизни происходит надлом, и в душе зияет дыра от тяжкой раны или потрясения, и в нее, словно в воронку, утекают все силы и изматывается душа. И словно кровоточивая жена, душа получает от Бога исцеление. Происходит это не без участия духовника, и поэтому такой взгляд на него — пережитой боли, немой благодарности и готовности к послушанию.

Третье лицо монахини, немного грустно-задумчивое, отображает еще одну сторону монашеской жизни. Такое ощущение, что она находится в постоянном самоуглублении, в некой внутренней работе, и от этого происходит какая-то тонкость души. Молитва и внимание такого человека многое значат, это не проходное — это настоящее. Когда есть настоящее, тогда «земля даст плод» в свое время.

Жизнь в Церкви делает так, что теплится огонек в душе. Хотя дается это не без мук творчества, не без мук рождения. Жаждущий, приходи и пей (ср.: Ин. 7: 37), несмотря на все препятствия на пути.

 

горящая свеча

03.01.2024

Просмотров: 446
Рейтинг: 4.8
Голосов: 18
Оценка:
Комментировать