X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Наше издательство — это маленькая семья»

сотрудница монастырского издательства

В рубрике «Служение. Мастерские» мы знакомим вас с людьми — от руководителей до рядовых сотрудников, — которые трудятся в нашем монастыре в различных мастерских. Рассказ об издательстве Свято-Елисаветинского монастыря продолжает Марина Сергеева, специалист по допечатной подготовке. Долгое время Марина работала в миру полиграфистом — в крупных фирмах, с хорошей зарплатой, но она убеждена, что в работе в монастыре есть свои «бонусы».

«Мне сейчас очень нужен Бог»

— Я училась в БГУ на механико-математическом факультете, на научно-производственном отделении, рассказывает Марина. На пятом курсе наш преподаватель предложил всем работу у своего брата, технического директора крупной полиграфической фирмы в Репроцентре. И все, кто захотел, пошли туда, совмещая работу с учебой. Так я попала в полиграфию. Это был 95-й год.

Принцип директора был такой: взять ребят с математическим складом ума, со структурным мышлением и учить их так, как ему нужно, без каких-либо курсов. Нас, ребят с мехмата, всех «затачивали» под эту работу.

Через четыре года я ушла в декрет и после этого несколько лет работала дизайнером на дому.

В Бога я всегда верила, но в церковь не ходила. Хотя в храм меня всегда тянуло, и мне там было очень хорошо. Многие великие математики были глубоко верующими людьми. Своим аналитическим умом они понимали, что мир не может быть создан сам по себе, что это не хаос, не случайности всё создано по четкому плану. Блез Паскаль, французский математик, физик и философ, говорил: «Когда мы начинаем смотреть на мир внимательнее, мы начинаем понимать, что Творец существует, а то, что мы Его не видим, — это часть Его же замысла».

Первый раз я причастилась в 25 лет, когда была беременна. Я понимала, что сейчас отвечаю не только за свою жизнь, но и за жизнь ребенка. А еще — что за плечами есть ошибки молодости, грехи, негативный опыт, и входить с этим в рождение и воспитание ребенка я не могу. Мне сейчас очень нужен Бог.

Моя подруга, с которой мы вместе учились на мехмате, на тот момент уже была верующей. Она по моей просьбе и отвела меня в храм. Так за две недели до родов я впервые покаялась и причастилась в Жизнь Вечную.

«Марина, чего ты маешься?»

— Когда сыну Саше было четыре года, я вышла на работу в работе на дому уже не было роста и интереса. Помню, что, когда в рекламном агентстве не было заказов, я сидела в кабинете и тайком читала Псалтирь, держа ее под столом. Напротив меня сидел коллега-дизайнер и, всё понимая, сказал: «Марина, чего ты маешься? Я же вижу, что ты тут томишься. В Елисаветинском монастыре есть издательство, там нужны дизайнеры, иди туда работать».

 Я не понимала, какое отношение имеет моя вера в Бога к моей работе. Мой профессионализм и моя душа, молитва для меня были совершенно разные части меня. 

Потом одна знакомая художница предложила мне просто прекрасную работу в мастерской недалеко от моего дома расписывать стеклянные вазочки по шаблону. Оплата почасовая. Можно работать, сколько тебе удобно, и получать, сколько хочешь. Мне это понравилось, и я пошла к отцу Андрею Лемешонку просить благословение.

К этому моменту я уже знала о монастыре. Когда у меня были личные семейные проблемы, покойная сестра Татьяна Масалович привела меня к отцу Андрею поговорить. Так я с батюшкой и познакомилась. И стала ездить в монастырь вместе с маленьким сыном Сашей.

И вот после литургии и Причастия я вдохновенно рассказываю отцу Андрею про вазочки и что лучше работы не придумать. А он мне говорит: «Какие вазочки? Давай к нам! Приходи завтра на совет монастыря».

Все ушли, а я осталась стоять перед царскими вратами как вкопанная. Я понимала, что это решение разворот моей жизни на 180 градусов. Одно дело, когда ты живешь светской жизнью, на хорошей должности в классной престижной фирме, у тебя хорошая зарплата, отношения в семье. Ты такая статусная, и у тебя есть сокровенная тайна твоя душа. Ты тихонько молишься, читаешь духовные книги, ходишь в храм это твое личное, что не пересекается с твоей общественной, профессиональной, семейной жизнью. А теперь моя тайная жизнь становилась открытой. Сделать этот выбор страшно. Я боялась непринятия, непонимания, осуждения, отвержения. Понимала, что после этого какие-то люди уйдут из моей жизни. Но я доверяла отцу Андрею, у меня не было ни капли сомнений и до сих пор нет, что, если он сказал, значит, так нужно, так хочет Бог и никак иначе.

 

протоиерей андрей лемешонок

Счастливые

— Я пришла на совет монастыря, где собираются матушка игуменья, отец Андрей и руководители монастырских мастерских. Батюшка рассказал обо мне. Я кратко рассказала о своем образовании и опыте работы и вдруг услышала голос монахини: «Я беру». А батюшка сказал: «Ну всё, Марина, мы тебя взяли, иди». Я вышла и совсем не понимала, кто эта монахиня и куда меня берут.

 Но у меня было ощущение, что Бог берет меня к себе в какое-то очень хорошее место. Он меня пристраивает, это я понимала. 

Позже я узнала, что это была монахиня Антонина (Семенова) она тогда руководила издательством. До этого я ничего не знала про издательство. И когда пришла, была потрясена его высоким уровнем.

Сестра Татьяна Масалович, которая познакомила меня с отцом Андреем, к этому времени уже упокоилась. Она была старшей сестрой милосердия 2-й клинической больницы, главным бухгалтером монастыря, чудесным, очень глубоким, верующим человеком. Она ехала с сыном и дочкой на Божественную литургию в наш монастырь и на съезде в Новинки попала в аварию. Погибли все трое. На тот момент ее мужу Виталику поставили диагноз рак. Он остался без семьи и с этим диагнозом. Он тоже уже преставился ко Господу. Я верю, что эта семья в Царствии Небесном молится обо мне и молитвами Танюши я оказалась в монастыре и стала сестрой милосердия той же 2-й больницы, а позже и певчей монастырского хора...

Я прихожу в издательство, и первое, что мне дают в работу книга «Счастливые», о наших братьях и сестрах, которые ушли в вечность, в том числе и про сестру Татьяну.

Книга была готова, обложка тоже, оставалось только написать рукописным шрифтом слово «Счастливые» оно теснилось золотом.

И вот мой первый рабочий день, у меня в руках еще неизданная книга о моей любимой Танюше, которая меня привела в этот монастырь за ручку, познакомила с отцом Андреем. И я сижу и пишу много раз разными шрифтами «Счастливые».

 

сестра марина

«Я ходила за поддержкой к матушке Елисавете»

— После этого мне дали делать буклет о нашем монастыре. Сразу такое доверие…

Когда было страшно и я понимала, что мне не хватает собственных сил и знаний, я ходила за поддержкой в Елисаветинский храм, к матушке Елисавете, стояла у ее иконы с мощами и говорила ей как ребенок: «Прошу тебя, если ты мне не поможешь, у меня ничего не получится. Ты же знаешь, что я только что пришла, ты знаешь, как мне трудно. Помоги мне».

И всё получилось. Мы сделали замечательный буклет, до сих пор повторяем тираж. Позже я работала над прекрасным фотоальбомом о матушке Елисавете «Путем любви». И верю, что святая вновь была рядом. Это одна из моих любимых книг нашего издательства.

Пришла я в издательство в мае 2013 года трудиться дизайнером этим я занималась еще в миру. Дата трудоустройства была связана с днем памяти моего любимого Николая Чудотворца, что, думаю, не случайно: в детстве бабушка меня учила молиться именно ему.

В монастырском издательстве у меня начался профессиональный рост, я здесь очень многому научилась. Сначала я работала дизайнером, затем верстальщиком, техническим редактором, сейчас препрессчиком специалистом по допечатной подготовке. У меня не бывает ни одного дня, чтобы я делала что-то одинаковое, всё время что-то новое, интересное.

Препрессчик это человек, ответственный за выпуск. Над книгой работает большое количество людей автор текста, редактор, иллюстратор, дизайнер, верстальщик, корректор, технолог, и вот когда они считают, что книга готова, отдают ее мне, и я проверяю всё: технические характеристики (размер, цветность), наличие ошибок, недочеты в иллюстрациях, в тексте и после проверки ставлю свою подпись, монтирую и отдаю в печать большими тиражами в типографию. Одним словом, отвечаю за всех, раз называюсь ответственной за выпуск.

Вижу в книге то, что большинство людей не заметят, любой недостаток. Но если тираж напечатан, а я что-то упустила, то это моя ошибка. И бывает, что Господь попускает ошибку, чтобы я смирилась, чтобы не гордилась, что это я такой классный специалист. Господь всё уравновешивает.

Делать то, что любишь

— В миру можно разрабатывать дизайн игральных карт, например, этикеток алкоголя, сигарет и делать это классно, хорошо зарабатывать. Но если ты верующий человек, у тебя будут внутренние противоречия, потому что тебе придется делать работу, которая тебе не нравится, не интересна и часто связана с грехом. И сопричастность этому тебя угнетает. В монастыре этого внутреннего конфликта нет. Здесь ты делаешь то, что любишь, что полезно другим и что у тебя хорошо получается. Твоя внутренняя и внешняя жизнь соединились в этой точке. И от этого тебе спокойно и мирно.

Я разговаривала с одной сестрой, которая у нас работала корректором. Она сказала: «Понимаешь, что такое в миру целыми днями вычитывать светский журнал? Это невыносимо. А когда ты читаешь тексты о святых это совсем другое внутреннее ощущение, и оно приносит радость».

Ну вот кто такие счастливые? Что такое счастье? Я думаю, это внутреннее ощущение мира с самим собой, с людьми и с Богом. Когда тебе не нужно притворяться.

 Когда в работе ты делаешь то, что любишь, это счастье. И это милость Божья, что свои профессиональные навыки можно применить в духовной области и послужить ими Богу. 

Бонусы

— Во время пандемии ковида мы были без работы. Но я понимала, что вернуться в мир уже не смогу. Делать рекламные плакаты и мучиться? Меня это разрушало бы, несмотря на то, что там хорошо платят.

Мы же ко всему привыкаем: к благодати, к храму, к красоте икон и фресок, к прекрасному пению хора, к богослужению. И к тому, что ты на послушании в святом месте, где работаешь со святыми текстами. Но в пандемию я вдруг ощутила, что могу остаться без всего этого, и просила Бога оставить меня в монастыре.

У меня было такое состояние, что я была готова на любую работу в монастыре, за которую платят даже крошечные деньги, даже мыть туалеты, только бы остаться здесь, но отец Александр Пашковский мне сказал: «Нет, ты будешь работать только по специальности, потому что у тебя высокая квалификация. Всё пройдет, мы подождем, ты будешь заниматься тем, что делаешь хорошо». Так и получилось. Но нужно потерпеть.

 Я так почувствовала, что Богу важно, чтобы ты максимально отдал всё, что можешь. И чтобы мы были там, куда Он нас поставил. 

Так Господь всё устроил, что в финансовом плане я никогда ни в чем не нуждалась. Может, потому что в свое время я сделала такой выбор работать в монастыре. Я абсолютно убеждена: когда человек трудится в святом месте, тут работают другие законы. Бог чудесным образом дает всё, что необходимо. Как будто говорит: «Не бойся. Ты ни в чем не будешь нуждаться».

Если тебе это действительно нужно, Он не оставит, найдет способ, как помочь, нужная сумма придет тем способом, который известен Богу.

Мой сын, которому сейчас 24 года, говорит мне: «Мама, ты же понимаешь, что при твоей квалификации и с твоим опытом могла бы в миру получать огромную зарплату?» Я ему отвечаю, что, конечно, понимаю и что это мой осознанный выбор. Потом он сам говорит: «Я понимаю, сколько у тебя здесь бонусов. Ты работаешь с прекрасными людьми, вы очень близкие по духу. Тебе внутренне максимально комфортно, ты можешь быть самой собой. И я тебе скажу, что на твоем месте я бы тоже сделал такой выбор. Эти бонусы перекрывают все денежные моменты».

Наше издательское послушание подчиняется богослужебному кругу. По праздникам все идут на Божественную литургию, причащаются вместе. Это дорогого стоит. Поскольку я певчая монастыря, руководитель издательства отпускает меня петь литургии по будням, относится к этому с пониманием. В миру это вряд ли было бы возможно. Это и есть мои «бонусы».

 

регент хора

А еще я уверена, что, если человек трудится в монастыре, Господь покрывает и всю его семью.

«У нас работают профессионалы»

— После печати в типографии я беру новую книгу в руки, проверяю, есть ли в ней недочеты. Выдыхаю слава Богу, всё получилось!

У нас работают замечательные люди, которые любят свою работу и делают ее на высоком профессиональном уровне.

 Мы, может, и маленькое издательство, у нас нет большого потока книг, но, мне кажется, у нас есть свое лицо. И планку мы стараемся не понижать. 

Мы должны всегда помнить, где мы находимся и что хотим от этого издания. Богу нужно отдавать всё самое лучшее. И книги о Боге должны быть самые лучшие.

Когда делаешь книгу о святом, то стараешься обращаться к нему, думаешь о нем, просишь его помочь. Как профессионал, ты должен всё подготовить технически, но при этом есть какие-то препятствия, которые ты без помощи святого не сможешь преодолеть. Ведь когда делаешь книгу про святого, важно оставаться в исторических рамках, тщательно проверять источники, чтобы и не преуменьшить его духовные подвиги, но и не преувеличить. Это очень тонкая грань. Поэтому ты «отдаешь» себя святому и тогда будет всё как нужно.

Монастырь это большая семья

— На послушание в монастырь я пришла не сама, так устроил Бог, Он вел меня и привел туда, куда мне нужно. Бог дал мне здесь возможность максимально реализоваться как полиграфисту, как певчей, как сестре милосердия.

Монастырь я вижу как много маленьких семей в большой семье. Мы разделены на мастерские или, например, по послушаниям — в интернатах и больницах. В детском интернате своя маленькая семья, во взрослых интернатах свои маленькие семьи. И таких семей много. Так же в мастерских. И все они в одной большой семье Свято-Елисаветинского монастыря. У нас есть духовник отец Андрей, есть матушка игуменья и всё подчиняется общему монастырскому укладу.

Наше издательство тоже своя маленькая семья. И мое сердце здесь, в нашей монастырской семье.

 

за разговором

Думаю, что в издательстве могут работать только верующие люди. Есть примеры, когда человек на твоих глазах становится другим, и ты видишь, как красиво его ведет Господь. А есть наоборот. Если человек относится к работе только как к работе, не понимая, что это служение, он не останется здесь. Без молитвы, участия в богослужениях, Причастия он не выдержит его «вытолкнут» обстоятельства. Тут трудится тот, кто должен здесь быть по Божиему Промыслу. Не потому, что ты хороший или достойный, а другой нет. Просто у Бога есть Свой план о каждом из нас.

Беседовала Ольга Демидюк

Фотографии Никиты Провлоцкого

25.01.2024

Просмотров: 1130
Рейтинг: 4.8
Голосов: 26
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать