X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Доверять Богу через ближнего

Сестрическое собрание с отцом андреем лемешонком

Почему у человека столько проблем? Где их корень? Как научиться любить, когда в ответ на добро получаешь зло? Из чего складывается путь христианина? Ответы на эти вопросы на собрании с отцом Андреем Лемешонком искали сестры нашей обители.

Отец Андрей Лемешонок: Как вырваться из тисков этого мира, греховных оков плоти? Как выполнить задачу — победить этот мир? Как постичь тайну любви Творца к Своему творению?

Как мог один человек победить весь мир Своей любовью? Чего стоит любовь, которая лечит наши души? Сколько мы будем отдавать злому в своей жизни? Какую ее часть?..

Получив Божию любовь, мы ее теряем. И остальная жизнь — поиск этой любви, путь к ней, который оканчивается на Голгофе каждого из нас. Мы несем свой крест, и нужно донести его до конца.

Выбор мы должны делать всё время. Должны быть внимательны к тому, что происходит, и не доверять своему ветхому человеку. Всё, что принес Христос в этот мир, вся Его любовь направлена на то, чтобы мы победили свою смерть, отказались от нее. «Я буду жить вечно, я буду бороться, — так должны мы сказать. — Я хочу жить с Богом! И это смысл и цель всей моей жизни». Поэтому наш путь продолжается. И будет всё труднее и труднее. Успокаивать не буду. Наши скорби, скорби близких — это наш путь.

То, что происходит в Церкви, тот календарь, по которому мы учимся жить, перелистывается, это всё странички нашей новой жизни. И жизнь продолжается.

Я благодарен всем вам за ваши веру и любовь. Мы живем ими сегодня. А чем еще жить? Благодарен, что Бог дал нам возможность понудить себя, пересилить и окунуться в крещенскую ночь. Это очень важно, потому что настолько чувствуешь свое поражение, которое связано и с нашим неверием, и с саможалением, а Господь дает такую радость! И мы должны ее помнить.

Враг хитер, делает проблемы из ничего. Но мы их будем решать. Потому что враг боится, когда человек ищет правду, когда не хочет обманывать самого себя. Поэтому и собрания наши — это возможность открыть свой грех, с которым жить больше не хочу. И да, мне трудно обличить себя, потому что не доверяю, не верю…

Когда-то священник Игнатий Брянчанинов рассказывал, что в гражданскую войну пришел к нему в церковь один белый офицер, у которого руки были, как говорят, по локоть в крови. Пришел он со словами, что душа его в отчаянии. И священник предложил ему исповедовать свои грехи во всеуслышание. Офицер вышел, начал говорить. Думал, что все отвернутся, а все стали молиться за него. Он почувствовал такое сострадание, такую любовь людей к нему! И так преодолел свое отчаяние, которое погубило бы его.

Это очень важно — доверять Богу через ближнего! Даже когда у нас есть хоть одна плохая мысль по отношению к кому-то, мы закрываем нашей душе путь к Богу. Будьте внимательны. Вот критерий Святого Причастия — если у меня есть хоть одна мысль против кого-то, то как я могу причащаться?! Не надо привыкать к святыне, не надо потреблять ее как само собой разумеющееся.

А мы что делаем? Говорим, осуждаем, сплетничаем, да еще за глаза. А это недопустимо! Хочешь что-то сказать сестре — скажи прямо. И выясним, что правда, а что нет. Тогда всё становится на свои места и вопрос снимается. А иначе мы замыкаемся в себе, не можем выйти наружу и увидеть свет, который просвещает всякого человека.

Мы должны к собранию готовиться неделю. Думать: что я скажу? Или буду молчать? У нас много проблем, их нужно разбирать и искать причину, почему так, а не иначе. Если внутри не идет работа, то на что мы рассчитываем?

Монах вскакивает с постели — сразу поклон. И просит помощи. Недавно с матушкой Тамарой ходили на телевидение, где снимали программу про аскетизм. Так вот люди не понимают вообще, что это. Всё, что угодно, — и йога, и звезды, — но не то, что есть. А аскетизм — это норма жизни, скорби ваших близких, ваши труды, ваши переживания. Всё, что происходит вокруг нас. И мы не должны быть к этому малодушны и равнодушны. Мы должны искать Бога. В этом наш аскетизм — «Да будет воля твоя!». Всё в этом мире переворачивается, но Господь остается.

Вопрос поступил: «Задайте батюшке какой-нибудь вопрос, который вас волнует, или расскажите какую-нибудь историю». Ну, давайте попробуем.

 

Монахиня Тамара

Монахиня Тамара (Игнатович): Вот батюшка сказал, что у нас есть много проблем, которые нужно разбирать. И у меня назрел вопрос: а почему возникают эти проблемы? Почему наслаиваются одна на другую? Почему простое становится сложным?

Отец Андрей Лемешонок: Оттого, что мы не слышим друг друга. Нужно делать усилие, чтобы понять друг друга, а мы не делаем. Была такая игра в свое время «испорченный телефон»: скажет что-то человек, слова пройдут по кругу и вернутся уже в совершенно непонятной формулировке…

Монахиня Тамара (Игнатович): А если проблема у двоих только?

Отец Андрей Лемешонок: А у двоих, потому что они не смиряются. Есть два барана. Упрямых. И никому не уступят. Это проблема у нас номер один. Наш мир построен под нас. Какие мы — такой и мир, в котором мы живем. Грешный человек не будет жить в святом мире. Мы сами создаем проблемы. Проблема — это «Я» с моей гордостью и самомнением. И менять что-то я не хочу.

А монастырь — это не то место, где можно ничего не делать. В поте духовного и физического труда нужно добывать себе хлеб. Иначе для чего ты сюда пришел? Ты должен отказаться от этого мира, а ты устроился в нем, и всё хорошо…

Путь ко Христу — это шаг, когда предельно больно. Так рождается молитва — когда уже больше не могу, падаю. А когда всё ровненько, быт налажен, покушать дадут… Да, слава Богу, что Господь дает нам всё. Но ты сам себя должен понуждать, контролировать, ограничивать.

Сколько у нас тут сестер? Сколько «черных» сестер пришли на собрание? Меньше половины, думаю. «Белых» — двадцатая часть. И ничего мы не можем сделать. Но я благодарен за всё. Хоть и полраза приходи — уже хорошо. Даже часть надо принимать. Даже пять минут любви могут изменить жизнь. А проблемы до конца никогда не решим. Они всегда будут — в семье, по работе, бытовые. Но важно решить главные проблемы внутри, подняться выше, иначе мы утонем, задохнемся.

Очень отрезвляет такое понимание: вот, смотри, гроб, в котором ты лежишь в храме. — Всё, нет проблем. Кончились.

Очень отрезвляло меня, когда я ходил в хоспис в свое время. Вчера ты был начальник, а сейчас просишь у сестры стакан воды…

Приходить в мир, где есть только Христос, мой ближний и я — это самое главное, что только может быть в нашей жизни. Остальное всё — шелуха, которая может закрыть первопричину.

Бог благословляет нас и наше малое дело. И я благодарю вас, благодарю за молитвы. Нам предстоит еще много дел.

 

Монахиня Антонина

Монахиня Антонина (Семенова): По свежим праздничным событиям попробую сказать — про окунание. Собирались мы ехать на подворье. У меня был перед этим долгий внутренний диалог с собой и с Богом — рассуждение, как бы не заболеть при окунании, так как были вопросы со здоровьем. И я не знаю и не знала, что для меня лучше. Решила, что, когда мы приедем, буду решать на месте, по обстоятельствам. В итоге окунулась вместе с сестрами, и впервые за такой продолжительный период что-то изменилось во мне. Бог показывает чудо, когда наступает предел, когда выбора уже и нет, сам ты не можешь идти.

Отец Андрей Лемешонок: Когда есть какое-то событие, когда ты понимаешь, что если ты это не сделаешь, не хватит духа, то именно тогда и приходит Господь. Сила Божия в немощи свершается (ср.: 2 Кор. 12: 9). Это дар.

Вот ты же не отказалась, а поставила вопрос — болеть или поехать и окунаться. Есть не только человеческое рассуждение, но и силы над этим всем…

Монахиня Антонина (Семенова): Недавно пришла такая мысль: если совершается со мной такое чудо помимо моей воли, то Бог может и без попыток самого человека совершить какой-то подвиг в его отношении, какое-то чудо? Я сейчас об отце своем думаю: он никогда не жил ничем церковным, а так хотелось бы ему помочь…

Отец Андрей Лемешонок: Думаю, что твой достойный монашеский подвиг может и его спасти. Пусть он не принимает, не слышит сейчас, но если человек тебе близок по плоти, по крови, и ты ради этого человека стараешься меняться и служить Богу, то это спасительно не только для тебя, но и для всех, кто рядом с тобой.

 

Монахиня Варвара

Монахиня Варвара (Атрасевич): Всю неделю в Крещении ощущаю действие Бога. Удивило, что многие не знают, что Крещение — это не один день. Вдохновилась я Крещением, всех приглашала окунуться, а люди отвечали: «Так это же было вчера». Захотелось донести людям, что праздник продолжается. Написали объявление с сестрами, что праздник продолжается до 27 января, а то было как-то обидно ограничивать всё одним днем… И вот такой вопрос: как научиться быть внимательным к людям? Вовремя доносить информацию?

Отец Андрей Лемешонок: Надо жить церковным календарем, тем, что открывает Церковь. Когда это станет важным, то и слова найдутся вовремя.

 

Монахиня Минодора

Монахиня Минодора (Гвоздь): Сколько я в монастыре, практически все годы окуналась. Но в этом году было самое лучшее у меня окунание. Волшебно как-то было очень.

В моменте окунания всегда пытаюсь о чем-то попросить у Бога. В этот раз — об укреплении моей веры. По этому поводу расскажу один эпизод. На службе батюшка упоминал про соль — что она помогает, чтобы не портился продукт. А на выставках, сколько ездим, всегда к нам обращаются негритянки и просят привозить освященную соль. Им всегда мало, сколько бы ни привозили! А еще покупают много святого масла, свечей, ладана. И вот в этом году пришла наша постоянная покупательница из Руанды. Покупает святое масло — около двухсот бутылочек! Ее подруга попала в аварию и сильно обгорела. Лежала в коме, в реанимации. Кожа была бугорками после ожога. И вот она занесла ей в больницу святое масло, и раны затянулись постепенно. Теперь все врачи в этой больнице просят это масло. И вот она пришла к нам на выставку и набирает масло. Подходят две девушки-москвички, видят, как она покупает бутылочки. Спрашивают: «И что, это помогает?» Она на них так посмотрела! Иногда в простых людях поражает искренняя вера в Бога. С грустью вспоминаешь, как давно это было и с тобой, но по грехам, видимо, утрачена эта простота…

 

Монахиня Митродора

Монахиня Митродора (Сасина): Я человек практичный, и вопрос у меня следующий: как сочетать внешнюю жизнь и внутреннюю? Да, молиться, спрашивать у Бога, как правильно… Но вот я понимаю, что сегодня не умею этого. Бывают ситуации, что не знаешь ответа, выход найти не можешь. Или по послушанию нужно принять решение, а ты не уверен, верно ли делаешь. И остается ждать, чтобы понять, ты был прав или не прав?

Отец Андрей Лемешонок: Если есть вопрос к Богу и этот вопрос задан, то надо верить, что Бог ответит. Нужно терпеливо ждать ответа. Есть срочные вопросы — это другое. Но просто важный жизненный вопрос если есть, а решения всё нет, то надо ждать, набраться терпения, и обязательно на этот вопрос будет дан ответ. Возможно, не время сейчас знать ответ, возможно, ты не готов что-то менять в своей жизни. А если сделал ошибку, то попроси у Бога прощения, у ближних  и исправляй ошибку. Надо смиряться.

Каждый живет своими интересами, у каждого свой путь. Но Бог хочет всех спасти, а путь непростой. Иногда нужны годы.

У меня так было — вот трудишься сторожем, годы идут. И что дальше, думаешь, какие перспективы? А потом раз — и всё меняется в жизни. И уже едешь в другую церковь дьяконом… И всё заново.

Перемены будут. Но к ним нужно подготовиться. И подготовка происходит небыстро.

 

Инок Димитрий

Инок Димитрий (Ахремкин): Продолжу тему Крещения. Несколько сестер в этот раз меня спрашивали, поеду ли я окунаться. Окунулся. Для меня это никакой проблемы не составляет. Но есть другие проблемы. Вот живешь ты в монастыре, занял свою нишу, тебя уважают. И потихоньку начинаешь затухать. Но изменения нужны. К примеру, попадать в какие-то места, где чувствуешь себя маленьким, может, даже ущербным. Это полезно проживать. А нужно ли в себе такие состояния поддерживать?

Отец Андрей Лемешонок: Искусственно не поддержишь. Надо ждать, на мой взгляд, и Бог знает, в какое место тебя нужно определить, чтобы не затухнуть и было больше пользы. Главное — себя потерпеть. А это иногда так невозможно! И если постоянно мириться со своей несостоятельностью, то будут и большие потери.

У каждого впереди еще может быть не одна глава жизни. И какой она будет — неизвестно, не надо фантазировать. Куда попадем? А куда хочешь? В Царство Небесное хочешь — работай, служи Богу. Не надо никуда далеко ехать. Нет никакого счастливого билета. Просто нужно отдать свою жизнь Богу — а это нет, это сложно нам. Может, кто-то и отдает, я не знаю… Ох, как трудно отдавать… А надо.

 

Сестра милосердия Марина

Сестра милосердия Марина Байдак: Низкий Вам поклон и благодарность за молитву за моего мужа. Расскажу подробнее. Когда мой муж вышел на пенсию, то часто унывал и даже говорил, что надоело ему жить. Я была очень напугана этими словами. В нашей деревне за семь лет двое мужчин покончили с собой после таких разговоров.

Мы с детьми двадцать лет подавали за мужа моего записки на каждой литургии. И сомневалась я, честно скажу, и не знала, чем всё кончится. А вот теперь сомнений нет. Дело в том, что когда он заболел, то очень изменился, преобразился: никакого уныния, никаких жалоб. Старался нас не беспокоить лишний раз. Но при тех болезнях, что у него обнаружили, такое поведение было как подвиг — три инфаркта и онкология с метастазами в печени… Лечению уже его болезнь не подлежала. И он лежал спокойно. В больнице один раз причастился. Потом мы его забрали домой. Побыл там недолго. Состояние сильно болезненное было у него всего несколько часов. И вот в эти минуты он обращался к Богу за помощью. Но не простонал ни разу! Мы с детьми договорились молиться о том, чтобы он как можно безболезненнее отошел. Потому что при таком наборе заболеваний молиться о выживании — это нереально и означает лишь продолжать мучения.

Отец Андрей Лемешонок: Ваши молитвы работают! Каждая молитва, каждое поминовение церковное действует, созидает…

Сестра милосердия Марина Байдак: И вот пока муж лежал дома, всё просил отвезти его в хоспис. А мы никак не понимали, зачем — тут, дома, всё же лучше! А он просто не хотел нас обременять… Мы никуда его не собирались отдавать, конечно, так, помню, и сказали ему однажды вечером, а утром он отошел ко Господу.

Несколько дней спустя я разбирала его вещи. И в одном из карманов мы с детьми нашли бумажку, сложенную вчетверо, с текстом, написанным от руки. Это была его исповедь… Она так меня поразила! Настолько глубокая, сильная, такие были слова написаны, которые мог написать только воцерковленный человек…

Или вот еще такой момент. Муж всегда спрашивал у меня, когда я приходила с послушания из больницы: «Ну, что сегодня хорошего произошло у тебя?» Я рассказывала. И потом поняла, что он всё-всё запоминал.

13 лет назад я сильно болела, при смерти лежала. И вот мой муж, не могу сказать, что такой уж верующий, просил меня обвенчаться. И я согласилась. Очень благодарна ему за это. И выздоровела в итоге!

Помню, как-то в нашей деревне вышла на улицу. Сидят на скамейке друзья мужа. И тут один говорит: «Слушай, забери уже от нас мужа своего, ну надоел нам!» Я в ответ: «Чем же он вам так надоел? Дружите столько лет…» А они: «Вот только сойдемся, он и начинает: это нельзя, то нельзя, это грех — проповеди без конца!» Вот как было, оказывается. А молитва годами зреет, я долго ждала, и ничего не зря. Я за всё благодарю Бога.

Отец Андрей Лемешонок: Видите, мы услышали сейчас, как человек, вроде бы не церковный, а может стать святым. Всё взаимосвязано — плюс к плюсу, минус к минусу. В жизни не бывает случайностей. Так же и ваше служение — по вашим молитвам больные исцеление получают. Что посеешь, то и пожнешь.

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

 

30.01.2024

Просмотров: 608
Рейтинг: 5
Голосов: 7
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать