X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О прикосновении Бога

Сестрическое собрание  о прикосновении Бога

Человек всегда помнит первое прикосновение Бога к своей душе, действие Божией благодати. У каждого это происходит по-разному. Своими воспоминаниями об этом удивительном опыте на одном из воскресных собраний с отцом Андреем Лемешонком поделились сестры и братья нашей обители.

Отец Андрей Лемешонок: Опять Господь дает нам возможность собраться вместе. Ибо много званых, но мало избранных (Лк. 14: 24). Опять мы пытаемся что-то формулировать, находить дальнейшие пути, внимательно смотреть на то, что и как прожито. И, даст Бог, делать работу над ошибками.

Пытаюсь делиться с вами тем, что у меня на душе. Умер у нас недавно брат Виталий Чечулко. По опыту жизни одного брата можно делать много выводов. Человек был в криминальном мире, потом пришел на подворье (это было давно, больше 20 лет назад), прикоснулся к Богу. Его крылатая фраза — «Я до подворья тяжелее рюмки ничего не поднимал». Но недуги остаются внутри и мешают послушанию: пьянство, запой — удаляем его с подворья, потом он приходит, просит прощения, прощаем. И так — не один десяток раз. И вот человек получает социальную пенсию. А это — капкан и ловушка для людей некрепких. И он начинает пьянствовать на свою пенсию. Потом снова возвращается, снова, снова...

Был момент, когда он даже загорелся монахом стать, собирался поехать в Ляды, в Лавришево. Но ничего не удается: человек предполагает, а смотрим по делам. И вот несколько дней назад он пришел на подворье с подбитым носом, просил прощения у всех. На исповедь по состоянию своему не смог пойти, на Причастие тоже. И так умер.

Плохо это или хорошо? Как расценивать такую смерть? Вот я всё же думаю, что положительно. Он не умер в канаве. И покаяние прозвучало в последний день жизни. Может быть, это и есть результат. Мы же хотим другой результат, чтобы всё благоухало и блестело. Но вот такой результат. И так со многими. В какой-то период человек оживал, а потом всё, опять всё разрушено и змей побеждает. И где вера, смирение? Человеку кажется, что он становится всё хуже и хуже, но это неправда.

И у меня был тупик — столько лет езжу на подворье, ночую, исповедую, а вот такие истории. Но всё не напрасно. Есть, конечно, и блаженные люди. И мы смотрим все-таки светлым взглядом, отдаем в руки милосердия Божия.

Вопрос — о прикосновении к Богу. Хотелось бы услышать от наших сестер и братьев о том, как это произошло. Как человек почувствовал что-то новое, незнакомое ему? Как попал в эту новую реальность и осознал, что только после прикосновения к Богу и началась его новая жизнь? Хотелось бы, чтобы вспомнили из прожитого периода свой опыт, вспомнили, что поменяло жизнь и сделало ее другой.

 

 Сестра милосердия

Сестра милосердия: Моя бабушка была католичкой. И, я помню с детства, когда она читала Евангелие, то всегда плакала. В моей комнате висело несколько икон, правда, не православных, но в нашей семье всегда молились. Однажды бабушка сказала своей знакомой, чтобы та распечатала для меня молитвослов, и только после того, как я прочту молитву, выпускала меня кататься на велосипеде. Такое было условие. Был трепет у моей бабушки к вере. И она мне тоже это привила.

Будучи подростком, я серьезно задумалась о Боге. Бабушка тогда уже умерла, и у меня осталась какая-то детская обида на Бога, потому что Он ее забрал. Я для себя решила, что буду общаться с Ангелом Хранителем, а вот с Богом не буду, в трудностях всегда обращалась к нему. И ощущала его помощь с детства.

Я сама из Гродно. Пришло время — уехала учиться в Минск, жила в общежитии. Этажом ниже у девочек был телевизор. Однажды пришли к ним, свет выключен, а они духов вызывают. Ну и мы к ним примкнули. По столу ездит тарелка по кругу и по буквам написанным таким образом складывает слова. Потом вызвали какого-то духа, а он начал ругаться матом (по этим вот буквам получались такие слова). Стало очень не по себе нам тогда. На следующий день мы пошли в костел и рассказали об этом. Нам сказали, что это очень плохо, и мы больше такими вещами не занимались. Так я поняла, что есть потусторонний мир, и он может быть тягостным.

На каникулах я осталась в общежитии. Мне попалось Евангелие. Когда я читала первый раз, то буквально ощущала, что шел диалог с Богом: словно Бог задает тебе вопросы, а душа отвечает. И тогда я почувствовала, что Бог есть.

Когда читала молитву «Отче наш», то наполнялась любовью ко всей Земле, ко всем людям. Потом оставляешь книгу, идешь в обычную жизнь, в обычные встречи, разговоры — уже не хватает этого всего. Я носила с собой Новый Завет, чтобы не растерять это состояние.

Потом уже я узнала, что это была призывающая благодать Божия. Не за какие-то труды, не за подвиги… Господь прикоснулся к твоей душе и показал, что есть другая жизнь.

Постепенно пришла к Православию. Оказалась в Жировичском монастыре. Купила там книги о Православии, изучила их и поняла, что истина — это именно Православие.

А дома у меня началась борьба: мама противилась, чтобы я ходила в церковь, кричала на меня. Полгода я домой не ездила. Потом мама мне позвонила, сказала, чтобы я приехала, и мы пойдем в церковь. После мама познакомилась с батюшкой, который сначала был католической веры, а потом перешел в Православие. Он миропомазал и мою маму в православную веру. Позже, когда я начала составлять родословную по папиной линии, то узнала, что все были православные. Думаю, что всё по молитвам близких.

Отец Андрей Лемешонок: Получается, первое Ваше прикосновение к Богу было через бабушку, в детстве, второе — через чтение Евангелия.

 

Монахиня Таисия

Монахиня Таисия (Яковлева): У меня прикосновение было через большие скорби. Погибли у меня друзья в автокатастрофе. Всё внутри перевернулось тогда. И именно это и было прикосновение Божие — когда всё земное перечеркнуто, а остался только БОГ.

Тогда мне казалось, что нет никаких опор. По миллиметру я строила жизнь с Богом. И это было сложно, потому как земные привычки мешали. Батюшка звал меня в монастырь трудиться, а у меня в миру было много друзей — всё не до этого. А внутри была боль.

Дух либо наполняет, либо опустошает. Я чувствовала прикосновение Бога на исповеди. Вместо священника однажды увидела свет. Ведь исповедь принимает Христос. Когда касается такая благодать, то человек не всегда это выдерживает. Прошло больше 17 лет, а словно сегодня случилось…

Из последних событий — уход в вечность монахини Евгении. 29 ноября год, как ее нет. И когда человек переходит в вечность, тоже тебя касается Бог. Я видела, как Бог касается души. Внешне кажется, что всё тяжело, плохо физически… Мы дружили с ней, были откровенны. Физическая боль уничтожила в ней все обиды. Когда она отошла, мы ее отпели, то почувствовалось, что Бог забрал человека в рай. Через ее кончину я почувствовала прикосновение Бога внутри. После кончины человека отбрасывается мелкий мусор и переоцениваешь многое в отношении с ним.

 

Монахиня Антонина

Монахиня Антонина (Семенова): Яркого такого прикосновения не случилось. Прикасался Господь к душе, но это были такие рядовые события…

В институте у меня были друзья, которые пришли к Богу. Я тогда еще нет. Они молились за меня. Благодаря нашей дружбе и доверию я пошла за ними в храм, но своим умом всё равно пыталась всё понимать. Один из друзей ушел в монастырь в Жировичи, и мы как-то поехали к нему в гости. И вот там было прикосновение. Я его запомнила. 21 сентября, Рождество Божьей Матери. Я была на службе и настолько глубоко погрузилась, что не слышала ничего вокруг и не видела. Была благодать, которую душа запомнила.

Еще такой момент вспоминаю. Были отношения с одним человеком, дружили, он нравился мне. Я думала, что мы должны быть вместе. Но всё никак не завершались ничем эти отношения. Даже к Богу у меня были претензии — почему так. И вот на Причастии я задала Богу этот вопрос. И это было второе такое прикосновение, откровение, хоть и было мне тогда очень больно. Я услышала, что это не мое, но в то же время почувствовала и поняла, что Бог меня сильно любит.

Отец Андрей Лемешонок: Бывает, только через время после случившегося осознаешь, что произошло, на это многие годы уходят, чтобы сделать выводы. Многие вещи я тоже не могу сразу принять. А потом — ах, вот для чего всё было…

 

Игуменья Евфросиния

Игуменья Евфросиния (Лаптик): Однажды в храме, ставя свечку, я обращалась к Богу с просьбой, которая меня очень волновала. Людей было много, свечей много. И вот я поставила, а женщина, что служит в храме, убирает подсвечники и отгоревшие свечи, взяла мою свечу и бросила в угол. В тот момент я четко поняла, что это и был ответ на мою просьбу: что нет Его благоволения. И с этого момента всё стало меняться, постепенно. Это был 1994 год. А с 1997 года я уже была в сестричестве.

 

Инок Юрий

Инок Юрий (Мицуль): Первое прикосновение Бога было, когда я прочитал Евангелие. Мне его подарили друзья. Несколько лет я занимался наукой в институте эпидемиологии, Евангелие не трогал. Прочитал, когда заболел. Читал без остановки. В то время я иногда мог употреблять мат, мог мыслить этими словами. И вдруг после этого чтения я освободился от этих слов. Совсем. Больше этого нет.

Второе. Обретение иного опыта. У меня заболел сын, попал в токсикологию, в реанимацию. Нужно было спасать сына, идти в церковь.

Деятельность моя в институте эпидемиологии закончилась так в тот момент: я подошел к женщине (она была завотделом), чтобы сказать о тяжелом положении сына. А она говорит: «Ты бы оставил уже так бороться за своего сына. У нас тут такие научные дела…» И я понял, что дальше мне не по пути с этими людьми.

Скажу, что сын мой связался с наркотиками еще в школе. И чудом его доставили в больницу умирающим. Пришел я в храм Петра и Павла, подошел к отцу Андрею и сказал, что у меня умирает сын. Отец Андрей спросил его имя и сказал заказывать службы, молиться.

Заказывал службы. В больнице читал Евангелие. Сын на то время потерял речь, но сутками кричал. И когда я читал Евангелие, он переставал кричать и открывал глаза. Персонал приходил смотреть на это чудо. Врач тогда сказал, что мозг будет восстанавливаться, и назначил какое-то новомодное лечение барокамерой. Сильно легче не становилось, и я под расписку забрал сына. Перевели его в другую клинику.

Молился в комнате своей всю ночь, просил спасти сына. И услышал вопрос: «А ты примешь его?» И я, не задумываясь, ответил, что приму.

Врачи, которые лечили сына в самом начале, потом не верили мне, что он жив. Говорили, что это один из ста тысяч, кто выживает.

Третье. Поездка к преподобной Евфросинии Полоцкой. Помогали порядок наводить на территории. Я там упал в погреб, и гвоздь вошел в колено, получил заражение крови. Очень серьезно всё было. После службы на следующий день я уже не мог ходить. На коленях дополз до мощей, с молитвой. И снова зазвучал во мне голос: «Ты веруешь?» Я сказал: «Да». И всё. Мне помогли встать. Вечером сидели, чай пили. И я пролил чай себе на ногу. Спохватился, что на эту больную ногу. Посмотрел, а раны почти и нет. Такое прикосновение…

 

Сестра милосердия Вера

Сестра милосердия Вера Старенькая: Путь мой был не всегда с Богом. Но с возрастом я понимаю, что Бог был всегда в моей жизни. Да, я не всегда Его слушаю и принимаю. Чувствую Бога только в моменты, когда мне тяжело, когда всё, тупик. И вот тогда ощущаю, что нет никого, кроме Бога. И больше ничего не надо.

И какая бы я ни была, Бог любит меня. Слава Богу…

 

Сестра

Сестра: Был период такой — дети маленькие сильно болели. Всей семьей мы переживали. В какой-то момент я оказалась в храме. И, помню, так удивилась — а почему я раньше не знала, что здесь такая красота, почему никто никогда мне не говорил об этом?

Детей мы лечили по-разному, искали любые возможности. И кто-то нам сказал, что надо покреститься. Мы все и покрестились. Сын мой был настолько слаб, что просто иногда лежал на мне. Ему было 4–5 лет. Часто лежала с детьми в больнице по очереди. И вот в какой-то момент дети поправились. Никакого другого объяснения этому исцелению у меня нет — Божие прикосновение…

Еще одну историю расскажу. Дочь моя работала в России. 2017 год. Поехала я к ней в Санкт-Петербург, а потом собрались в Кронштадт поехать. Должна была я ехать к ней на встречу в метро, а уж потом и в Кронштадт отправиться хотели вместе. Замешкалась, опаздывала. И, как потом оказалось, как раз когда я должна была быть в метро, там случился взрыв… Святой Иоанн Кронштадтский спас нас, потом мне так говорили. А я и не знала о нем ничего тогда…

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

05.12.2023

Просмотров: 613
Рейтинг: 5
Голосов: 13
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать