X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Другое измерение, или По ту сторону онкологии (ч. 1)

сестра Ирина испытание онкологией

«Говорить про онкологию трудно. Весть об этом диагнозе сотрясает как гром среди ясного неба, обрушивается как смерч, разрушая всё живое: настоящее и будущее, планы, надежды, мечты. И ты стоишь на осколках своей жизни, онемевший, потрясенный и испуганный, потому что ничего уже, кажется, нет. И лишь позже, преодолев страх боли и сомнения, ты собираешь волю в кулак и начинаешь жить. Только в другом измерении, неизменно находя во всем Промысл Божий».

Это слова Ирины Кобяковой. Несколько лет сестра трудилась в издательстве и швейной мастерской нашего монастыря, несла послушание в сестричестве. Год назад она узнала о своем диагнозе. Сегодня Ирина согласилась поделиться своим опытом перенесения недуга, мироощущением, открытиями, которые успела сделать за время болезни.

— Когда и как Вы поняли, что заболели?

— Три года назад я уехала на послушание в женский скит Свято-Успенского Святогорского монастыря (поселок Пушкинские Горы). Скит находится в экологически чистой зоне на территории Пушкинского заповедника. Мы пили родниковую воду, выращивали фрукты, овощи, в хозяйстве у нас была коза, куры…

Я думала, что в таких условиях мое здоровье станет крепче, чем в эпицентре городской жизни. Но прошел год служения в скиту, и у меня появились боли, неприятные ощущения в животе, желудке. Я списала это на обостряющийся гастрит и не придала им особой значимости.

Чуть позже я почувствовала потерю сил, усталость. Расценила это как последствия перенесенной мной простуды, ковида и жила в обычном режиме. За врачебной помощью не обращалась. 17 декабря мне нужно было ехать в воскресную школу вести занятия, но сделать этого уже не смогла из-за сильного головокружения.

Вечером я потеряла сознание и оказалась в больнице. Там в течение нескольких часов врачи поставили диагноз — прободная язва — и сразу же, ночью, сделали операцию. Одну, через четыре дня вторую. Когда прошло 40 дней и стали известны результаты цитологии, мне сообщили, что у меня — онкология, рак желудка.

Так я узнала о своем диагнозе. Было принято решение, что для лечения мне необходимо вернуться домой. Таким образом я снова оказалась в Минске.

— Чего больше всего не хватает тяжелобольному человеку?

— Мне не хватало понимания. Не в том смысле, что окружающие люди не сочувствовали — очень сочувствовали! Не хватало понимания того, что я в состоянии болезни очень немощная, и не только телесно.

Например, я стала замечать в себе повышенную раздражительность. Я периодически раздражалась на проявление особого внимания ко мне, на повседневные вопросы о здоровье, на то, что мне давали советы.

Если я сдерживала раздражение, то хорошие отношения оставались. Но если я отвечала примерно так: «Я не хочу об этом говорить. Пожалуйста, не надо мне советовать», то отношения портились. Человек обижался, считая это проявлением неблагодарности с моей стороны, и в конечном итоге прекращал отношения. Так мы поссорились с подругой, которую я знаю уже более 30 лет…

 

цветы

В связи с этим я вспоминаю своего папу. Ему когда-то поставили такой же диагноз, а мы с мамой ухаживали за ним. Нам казалось, что мы всё делаем правильно, и меня удивляло и даже обижало, что отец часто раздражается и злится на нас. «За что?!» — думалось мне.

Только теперь мне стало ясно. С позиции здорового человека трудно понять, что переживает в душе онкологический больной. Нужно очень много такта, деликатности, чуткости, опыта, которых, конечно, нам не хватает.

Поэтому в таких ситуациях помогают взаимное прощение и молитва друг за друга.

— Кто поддерживал Вас во время болезни?

— Я была в положении лежащего при дороге человека.

После операции из скита меня привезли в очень тяжелом состоянии: я едва могла ходить и плюс у меня не было никаких средств к существованию. Но Бог не оставил меня! Ко мне приходили друзья, которых я знаю десятки лет, и люди, с которыми до болезни я была едва знакома — например, мы просто здоровались в храме. И давние друзья, и новые оказывали мне неоценимую помощь: приносили продукты, помогали дойти до врача, делились одеждой, дачным урожаем. Целых семь месяцев, до получения пенсии по инвалидности, я полностью жила за их счет и ни в чем не нуждалась. Главную поддержку мне оказывала моя близкая подруга Алла. Она с любовью готовила мне еду, передавала еженедельно необходимые продукты и лекарства.

 

береза

Великая сила человеческой любви и сострадания просто несла меня на своих руках. Были случаи, когда мне передавали деньги совершенно незнакомые люди. Я их никогда не видела, но они, услышав мою историю от знакомых, по доброте сердца помогали мне. Я благодарна каждому человеку, кто проявил участие ко мне в тяжелейший период моей жизни. Я всегда молюсь и храню в сердце образ каждого человека.

Было и так, что люди проходили мимо, как в евангельской притче (см.: Лк. 10: 30–37). Так поступали и те, с кем у меня родственные связи, и те, кого я с юности считала друзьями.

Сначала я обижалась, но, поразмыслив над этим, вспомнила моменты из своей жизни, когда я сама не проявляла чуткости к нуждам близких, а чьи-то нужды не заметила — прошла мимо.

Поэтому я поблагодарила в душе тех, кто дал мне возможность увидеть в себе это.

— У Вас не возникал вопрос: «Почему я, Господи?»

— Такого вопроса по отношению к болезни не было, но лишь потому, что я задавала его раньше в трудные минуты жизни. На момент болезни я поняла, что ничего просто так с человеком не происходит. На всё есть причина, и она кроется внутри, во мне самой. Когда я заболела, то неустанно задавала себе вопрос: какие мысли, чувства, эмоции, состояния могли стать причиной болезни?

 

листва на дереве

Мне попала в руки брошюра «Когда поставлен диагноз» издательства Московского Патриархата, где интересно описана связь эмоций с болезнями. Вот цитата профессора Р.Я. Татаринцевой из нее: «Человек так устроен, что у него избыточные эмоции поражают определенный орган. Например, когда эмоция тревоги переходит в гипертрофированное состояние, у человека нарушается деятельность желудка, чувство страха поражает почки, если человек постоянно испытывает гнев, то, как правило, страдает желчный пузырь…» Болезнь в этой книжке рассматривается как «способ предупредить беспечного человека об опасности его поведения, с тем, чтобы спасти его бессмертную душу».

Я исследовала себя и осознала, что причиной моей болезни была острая, хроническая обидчивость, сожаление, постоянное чувство жертвы. Конечно, я и раньше видела это в себе, из года в год исповедовала эти грехи, а они оставались, метанойи не происходило. Болезнь поставила меня перед фактом — времени больше нет.

 

местность зимой

Продолжение следует…

Беседовала Елена Романенкова

Фотографии из личного архива Ирины Кобяковой

07.12.2023

Просмотров: 1809
Рейтинг: 4.3
Голосов: 45
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать