X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Самое трудное — открыть свое сердце…»

Сестрическое собрание о самом трудном

Как сопереживать человеку в его страдании? Когда промолчать, а когда сказать слово? Что самое трудное в служении и почему не всякого услышат? Своим личным опытом на собрании с отцом Андреем Лемешонком поделились сестры нашей обители.

Отец Андрей Лемешонок: «От избытка сердца глаголют уста человека…» А тут это сердце приходится выжимать. Хоть что-то оно должно родить в себе, хоть какое-то слово. Дичка не принесет хороших плодов, но к ней можно привить хорошую веточку, и дерево будет плодоносить. И вот мы, дички, привиты к древу жизни кровью Христа. Какие плоды принесем мы Богу?

Всё в этом мире сегодня происходит так, чтобы ты был пустым, бесплодным. Всё построено на том, чтобы человека увести от Бога. Но мы потихоньку, соприкасаясь с Божьей любовью, начинаем переосмысливать свою жизнь. И понимаем, в каком состоянии мы были, блуждая в поисках земного счастья или удачи. Кое в чем, наверное, мы уже немного разобрались и встали на узкий, непривычный путь, где всё время нужно спрашивать: а где я? не потерял ли я связь с Господом?

Каждый день приносит свои тревоги. И новый день будет не легче. Этот календарь нашей жизни становится всё тоньше и тоньше, поэтому так важно для нас не ошибаться, не делать пустые шаги, не тратить силы на вредные диалоги. И, может быть, уже не в каких-то красивых словах, а во внутреннем переживании мы хотим, чтобы проходили наше время и жизнь, где можно было бы сказать не много слов, но в них была бы любовь. Но мы привыкли болтать, поэтому обесценивается наше слово, мысли летят, куда угодно…

Нужно приложить усилия, чтобы человек нас услышал. Как это сделать, если сами делаем многое неправильно? Как достучаться до человека? Такой гигантский Божий эксперимент: вот надел Господь на некоторых сестер черные одежды. И что? По-человечески — это ужас, а по-Божьему — прекрасно. Как посмотреть, с какой стороны…

А белые сестры? Помню, какая была ревность в начале! Люди уже забывали, что сутки летят, дни пролетали, люди не говорили ни о чем материальном, просто служили, понимаете? И это все чувствовали… А сегодня — расчет, подсчет, это не хочу, не могу, не нравится. Как только мы опускаемся на уровень человеческих отношений, проигрываем во всем этому миру. Конечно, мы все заражены грехом, даже по рождению. Но хотелось бы внутренней глубины, трезвости.

Скажи мне, Господи, путь, пойду к Тебе, взяв мою душу… (ср.: Пс. 142: 8). Когда нет внутреннего содержания, никакие умные слова не принесут ничего хорошего. К этому, внутреннему, человеку нам и нужно обращаться. Останавливать себя. Много не болтать. Наверняка много лишнего говорите людям, которые вас встречают, а внутри — пустота.

Помню, как отец Николай Гурьянов помазывал маслицем людей и говорил простые слова: «Спаси тебя Господи!» — и в этих словах была жизнь и любовь.

Мы воюем дальше, но должны правильно понимать цели. Если нет цели, мы не будем знать, где победа, а где поражение. Мы должны понять, что мы хотим. Смириться, слышать друг друга, понимать? Когда каждый мнит из себя командира, разве это разумно? Идеальных условий у нас не будет. Нужно принимать то, что есть на сегодняшний день.

Вот одна сестра мне говорит: «Мой муж хочет со мной расстаться. Что мне делать?» Что делать? Любовь слепа, да и любовь ли это была? Всё, что мы делаем, должно опираться на что-то настоящее. На волю Божью, на Божие благословение, а не на какие-то свои больные грехом чувства.

Мы в школе здесь, и нас учат таблице умножения: «Я плюс Бог плюс ближний равняется Вечность, Любовь». Взрослеем потихоньку, начинаем что-то понимать. Процесс не быстрый, но он идет. Нужно набраться терпения и ждать попутного ветра.

Много лет мы говорим очень доступные и понятные вещи. Но усваиваются эти слова с трудом. Но мы будем продолжать говорить об этом.

Сегодня на литургии мы молились и величали Собор бессребреников. Благодарим Бога за то, что есть возможность прикоснуться к чьей-то боли, проблемам. Здесь важно никого не учить и быть деликатным. Если от сердца рождается Божья мысль и озвучивается, то она приносит плод. Достаточно просто посочувствовать — и уже человеку стало легче. Например, приходит человек на исповедь и говорит болезненную чушь. Но это пока его мера и его понимание жизни и не переубедишь его — это бессмысленно. Поэтому слушаешь и говоришь ему потом, что Бог нас любит! И вот ему от этого легче, а после станет еще легче… И этого уже достаточно! А другой человек начал бы объяснять, что вы «в прелести», и так далее. А нельзя так. Когда-то митрополит Филарет отмечал, что надо либо в духе говорить, либо молчать. И этого достаточно.

Вот вы трудитесь, служите. Надо сделать самое трудное — открыть свое сердце и пропустить каждого человека через свое сердце. И тогда этому человеку станет легче. Вам будет непросто. Поэтому, когда человек на служении находится, у него не язык болит, а сердце. Но это спасительная боль, и она приносит удивительные плоды. Но это приходит с опытом. У нас немного таких сестер. Обычно они чаще молчат. Слова ничего не значат.

Как хорошо, когда тихо… Когда все чувствуют, что Бог среди нас. Прекрасно! Что еще нужно? Какие звуки? Очень важно учиться молиться. Должна быть глубина. Уже с утра мы просим, чтобы Бог нам помог находиться в духовной бодрости и трезвении, чтобы всё было ровно, мирно, спокойно.

Плоть и кровь Царствия Божия не наследуют (ср.: 1 Кор. 15: 50). Что добавить? Что мы можем сказать, когда с нами Бог? Человек лежит на одре смертном, в больнице, и по болезни от него смрад. Поэтому родственники не хотят забирать его домой. Я ему говорю: «Вам, наверное, тяжело сейчас?» А он в ответ: «Мне так неудобно, что такой запах от меня, и людям плохо…» Представляете! Он не говорит, что от него все отказались, а говорит, что его болезнь приносит людям неприятности… Какая красота в этом! Какие уроки! Ищите эти жемчужины, они потом помогут вам жить даже в самых тяжелых обстоятельствах.

Сестры, что вы хотите спросить, чем поделиться? От сердца… Вот сестра Елена ни в чем не разбиралась в начале своего пути здесь. Просто по вере продавала наше маслице и говорила всем, что это спасительно и благодатно. И люди — не просто люди, а даже священники — брали коробками это маслице. Было вот такое!

 

Сестра милосердия Елена Ленковец

Сестра милосердия Елена Ленковец: У меня за лето поменялись послушания. И это так важно для меня! Вот в выставочном отделе трудилась. Нужно было поработать 12 дней и общаться с десятками людей, каждому улыбнуться. А люди поддержат, им приятно. И уже не ты чему-то учишь, а тебя учат, подсказывают.

Я поняла, что в выставочном отделе люди трудятся по-настоящему, и для них это нормально. Ну надо выставить 50 коробок за день — нормально. Смотрела и стыдилась себя, что приду на лавочку, сяду, всё у меня разложено, пришел человек, поговорили — и день прошел.

Стояла я от монастыря в переходе на Комаровском рынке. Подошел человек и говорит: «Как хорошо, что вы тут стоите!» И все мои мысли греховные о ненужности нашей возможной сразу улетучиваются! Вспоминала, как мы в Польшу ездили, как было дружно, работали и на морозе, жили в любых условиях! У нас в лавочках ну прямо золотое послушание — есть возможность помолиться, поучиться у людей.

Сейчас вот как мне каждую минуту доверять Богу? Я рассчитываю на какие-то свои силы, а всё равно будет так, как Бог хочет. Если были силы и стало их меньше, значит, пришло время что-то поменять.

Знаете, о чем я мечтаю, батюшка? Чтобы Вы всегда были в монастыре и никуда не ездили, чтобы к Вам всегда можно было прийти.

Отец Андрей Лемешонок: А я уже особо и не езжу никуда. Что Бог дает сегодня, то и есть. Вот тот график, что есть у меня, он и не от меня, так сложился. Да, есть день, когда я могу быть свободным. И я бы хотел быть свободным, но нет! Бывают встречи и в выходной, и им я бываю рад в итоге, хоть и хотел бы отдохнуть.

Чтобы расширить свое духовное пространство, надо победить этот график, сделать иногда больше, чем Бог дал. Но всё же лучше придерживаться правила. Вроде монотонно, но в этом и есть путь, неповторимый. Чтобы выйти из монотонности, нужна импровизация, творчество. Как и на собраниях наших. Хочется, чтобы они не были похожи одно на другое. Чтобы не дремал никто на них… Чтобы были люди бодрые, наполненные.

Где есть Дух, там будет и жизнь. Комфорт усыпляет человека. Важно не останавливаться в развитии. Все рядовые. А почивать на лаврах — ну вот мне лично это противно. Нужно обнуляться.

Или вот что-то болит. Вот болела у меня рука, а надо литургию служить. И каждая частичка — нужно доставать ее, а это боль. И это то, что нужно. Молишься без вариантов, отступать некуда.

Сестра милосердия Елена Ленковец: Когда я сама лежала в 9-й больнице, то почувствовала боль всех, кто в ней находится. В первый день молилась за себя, ползала от боли, а потом уже и за других.

Отец Андрей Лемешонок: Вопрос: «Поделитесь, пожалуйста, какой вопрос на сегодня для вас актуален».

 

Монахиня Нимфодора

Монахиня Нимфодора (Карпович): В начале собрания думала о том, как я проживаю собрание, Ваши слова, слова сестер. Вот, как Вы говорите, если нечего сказать, помолчите, послушайте тишину. Все, кто пришёл сюда, хотят унести что-то в своем сердце. Я немного грущу вот о чем. Как искать волю Божию? Начинается предрождественский период, и нужно много всего успеть за короткое время. Потом уезжаем на встречи с людьми. А в этом году время непростое, и я не могу поехать, переживаю, что не дают документы для поездки. Надо потерпеть. В молитве буду просить, чтобы была воля Божия.

Отец Андрей Лемешонок: А может, тебе и не надо ехать? И в этом воля Божия? Ты же не умнее Бога? «Да будет воля твоя, Господи».

 

Монахиня Серапиона

Монахиня Серапиона (Денисенко): В настоящий момент мое внутреннее состояние не очень хорошее. Чувствую, что внутренне отдаляюсь от Бога. Из-за своего греха. Оставляю часто молитвенное правило, редко хожу на службы, очень много рассеиваюсь. В этом основная причина всех моих недоразумений.

 

Монахиня Ольга

Монахиня Ольга (Антанович): Вопросы разные возникают, конечно. Нужно трезвиться. Кажется порой, что всё обыденно у тебя, ничего нового, что может двигать дальше, помогать развиваться. Но оглядываешься и понимаешь, что в этом всем и есть жизнь, и через это Господь тебе что-то показывает. В каждом маленьком периоде важно что-то для себя находить.

Отец Андрей Лемешонок: Сразу трудно понять Промысл Божий. И принять. И смириться. А потом проходит время, и видишь, что всё именно так, как нужно, происходит, и требуется просто время и терпение.

 

Монахиня Мстислава

Монахиня Мстислава (Городничук): Неделя была довольна тяжелая у меня. В какой-то момент я подумала, что боль полезна для меня и спасает мою душу. Поблагодарила Бога за это. Поняла, что Господь хочет дать мне такое лекарство.

Как оставить внутри доверие Богу на каждый день? Без страха, надрыва, без ужаса? Как принимать и хорошее, и не очень? Вот этому мне хочется научиться — доверять Богу во всем, каждый день…

 

Матушка Лариса Нежборт

Матушка Лариса Нежборт: У меня более приземленные проблемы какие-то… Волнует меня вопрос — кто я? Скоро декрет мой закончится, в чем мое предназначение? Что сейчас ценится? Раньше ценилось бескорыстие, а сейчас? Умение зарабатывать. Сегодня в моде твоя востребованность — сделать что-то, чтобы облегчить жизнь людям…

Отец Андрей Лемешонок: Вот то, что вы взяли четверых детей и растите их, то, что ты напишешь иконы, — вот что ценно будет для Господа. А не деньги, бизнесы…

Матушка Лариса Нежборт: Хотела спросить еще вот что: вот раньше мастерские были очень нужны иконописные. А сегодня словно в нагрузку. Хочется чувствовать, что это нужно кому-то. Когда были на территории монастыря, было по-другому. А вот переехали — и словно потеряли что-то… Прошу молитв, чтобы всё получилось.

Отец Андрей Лемешонок: Дух должен быть! Вот придешь из декрета и внесешь новый, подвижнический дух в мастерскую!

 

Сестра милосердия Раиса

Сестра милосердия Раиса Шульга: Я пытаюсь всю жизнь взобраться на камень доверия к Богу. Это трудно без Его поддержки, очень больно бывает. Бог так всё мудро устраивает! И становится понятно потом, что именно так всё и должно быть. Вот, к примеру, во 2-й больнице открыли лавочку. И всё лето как-то не получалось так, как хотелось, я раздражалась, расстраивалась. А пару дней назад сказала так: «Господи, делай так, как считаешь нужным. Я всё приму. Кого поставишь, кто придет, так и будет». И вот с этого момента всё внутри у меня улеглось.

Отец Андрей Лемешонок: Что меня беспокоит? Хотел бы я меньше себя жалеть. Вот это меня очень беспокоит. Я чувствую, что это мое такое человеческое понимание своих сил. И если преодолею свое «Я», то Бог даст больше, и это для меня очень актуально. Бывает, кажется, что всё, невыносимо уже, ничего никому не нужно. Комом летят такие мысли. Нужно сразу останавливать этот клубок и выкидывать его. Будет всё так, как Богу угодно, по Его воле. А ты — будь винтиком, гвоздиком, который нужен для строительства чего-то хорошего. Не жалей себя. Вот это меня действительно беспокоит.

А Промысл Божий в том, что много чего еще надо сделать. Вот с архитектором обсуждали, как построить наш огромный храм — на три тысячи человек. Чтобы все там поместились…

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

22.11.2023

Просмотров: 799
Рейтинг: 5
Голосов: 6
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать