X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Монастырь, "Ковчег" — мое утешение в жизни»

трудница свято-елисаветинского монастыря

В новой рубрике «Служение. Мастерские» мы знакомим вас с людьми — от руководителей до рядовых сотрудников, — которые трудятся в нашем монастыре в различных мастерских. Иконописная и мозаичная, керамическая и свечная, издательство и сайт, пекарня и «швейка» — здесь получили работу обычные люди. Чем труд в монастыре отличается от работы «в миру»? Кто каждый день приходит сюда на рабочее место? Как организована работа в мастерских и как это меняет человека и его жизнь? В интервью наши герои расскажут обо всем этом, а главное — о том, почему труд здесь они называют своим послушанием и почему это место для них — не просто работа, а своего рода служение — Богу и людям.

Сегодня у нас в гостях Надежда Зармаева, администратор кафе «Ковчег».

Надежда пришла трудиться в монастырь десять лет назад, вслед за тетей и мамой. «Приходи уже Богу служить!» сказали ей родные, и Надежда пришла. Сейчас она администратор монастырского кафе «Ковчег». О жизненном пути и удивительном Божием Промысле — в ее истории.

Поднимаюсь на второй этаж духовно-просветительского центра «Ковчег». Кафе только открылось, и у администратора много дел: дать распоряжения персоналу, проверить сервировку блюд и витрин, обсудить меню на предстоящее мероприятие…

Пока жду Надежду, есть время разглядеть уникальные интерьеры. На полу мозаичные панно: где-то это «островки» в виде старой потерянной карты тех мест, где проповедовал Христос, а где-то, буквально намеком, — четыре реки, которые истекали из Рая. Необычные стены украшены глазурованной плиткой сложного изумрудного-голубого цвета и фактурными камнями разных форм. Большие плетеные люстры напоминают светящиеся маяки. В деревянных подрамниках — работы художницы Ксении Воиновой, живописца с инвалидностью по зрению. С картин смотрят красочные святые, Божья Матерь со Христом и ангелы, пролетающие над вечерним городом и маленьким храмом…

— Красиво здесь, да? — отвечает на мое внутреннее восхищение Надежда. — Здесь действительно как будто попадаешь в другую реальность. В монастырских мастерских много хороших мастеров, которые работают с витражом, керамикой, стеклом, металлом, скульптурой. У батюшки (отца Андрея Лемешонка, духовника монастыря.Прим. ред.) была задумка создать «Ковчег» руками тех, кто трудится в монастыре, поэтому здесь и рукотворность, и оригинальность, и соборность.

Возвращение

— С самого детства я помню себя в храме. В 1984 году бабушка крестила меня тайно — Церковь тогда была еще под запретом, — рассказывает Надежда. — При этом каждую субботу и воскресенье бабушка возила меня в храм. Мы с сестрой ходили в воскресную школу при храме Марии Магдалины в Минске.

А потом у меня наступил период охлаждения. К сожалению, нередко в переходном возрасте молодежь отходит от Церкви. Около двух-трех лет я не ходила в храм. Но когда появилась своя семья, родились детки, пришло осознание, что веру детям нужно передавать с самого детства. Мне хотелось, чтобы они узнали то место, куда всегда могут прийти и получить любовь.

Другой мир

— Так сложилось, что трудиться в монастыре сначала стали мои тетя и мама, а десять лет назад, вслед за родными, пришла на послушание в обитель и я. Они вдвоем говорили мне: «Приходи уже Богу служить». И я поняла, что внутренне созрела. Была кладовщиком на складе, администратором наших городских лавочек, а после открытия кафе в «Ковчеге» попала администратором сюда.

У меня иногда спрашивают: «Как ты можешь так трудиться? У тебя дети, семья, а тут постоянно нужно с людьми общаться…» Я всегда отвечаю, что только Господь дает силы. Понятно, что мы сейчас все немощные: и телесно, и духовно. Без Бога мы песчинки. А с Богом — Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (ср.: Флп. 4: 12).

Я люблю свое послушание. Оно учит любви и терпению. Коллектив разношерстный, гости приходят разные — и церковные, и те, кто еще далек от храма, — поэтому только любовь и терпение становятся главными помощниками.

Перед началом трудового дня мы молимся всем коллективом. Работая с документами, я стараюсь слушать акафисты. Сотрудники уже знают: если звучит благодарственный «Слава Богу за всё» — значит, всё хорошо. Если включен акафист Иисусу Сладчайшему или святителю Николушке, значит, нужна помощь (улыбается).

Честно, я не могу представить свое возвращение на мирскую работу. В монастыре я получаю благодать Божию, чувствую Его любовь. Здесь совершенно другой мир, другая обстановка: молитва, храм рядом… И трудятся прекрасные люди.

«Родителям остается только молиться»

Когда-то именно желание показать своим детям красоту православной веры, привести их в то место, где всегда можно найти тепло и поддержку, вернули Надежду в храм. Теперь она уже не мыслит себя без монастырских служб.

— Монастырь во многом меня поменял, и внутренне, и внешне… Мой папа чеченец, и, конечно, мне достался «огненный» характер. И только благодаря храму стало возможным его «погасить». Старший сын, когда сейчас смотрит на воспитание младшего, иногда немножко ропщет: «А почему у нас было по-другому? Мы так не росли…» Я стараюсь объяснить, что Господь за это время показал, что можно любить по-разному. И именно храм, участие в богослужениях, таинства помогают меняться, обуздывать грех гнева и обид.

Я рада, что мы с детства показали детям, что такое храм. Они до сих пор вспоминают одну ситуацию. Раннее утро. За окном еще темно и 23 градуса мороза. Я, беременная, с двумя детьми стою на остановке. Вдруг ко мне подходит бабушка и возмущенно говорит: «Что ты за мать?! Не жалеешь ни детей, ни себя!» Тогда в свою защиту я уверенно, с достоинством, отвечаю: «Я детей в храм везу!» — «А, в храм… В храм можно!» Дети очень любят эту историю: «Просто тебе, мама, попалась бабушка, которая в храм ехала. А ты представляешь, как на тебя смотрели другие люди, когда ты в 6:20 в лютый мороз тянула куда-то маленьких детей?»

На самом деле старших сыновей мы уже давно не заставляем ездить с нами в храм, только предлагаем. Всё, что могли, мы для них сделали: они с детства причащались, ходили в монастырскую воскресную школу, то есть знают, куда пойти, если будет плохо. Но это уже их выбор. А нам, родителям, остается только молиться… Дай Бог, чтобы они пришли в Церковь через радостные ситуации, а не через скорби, потерю близких. У нас же как: когда всё хорошо, мы «сами с усами». А вот когда начинаются скорби — бежим к Богу, в церковь, потому что нигде больше не найдем такой теплоты и понимания.

— Вообще, с монастырем связано много теплых воспоминаний. Например, окунание на Крещение. На самом деле я боюсь холода, постоянно мерзну, давление низкое. Каждый раз приходится переступать через себя, когда стоишь в очереди в купель и содрогаешься от ужаса… А потом окунаешься — и приходит такая радость! Я не знаю, как и почему это происходит, но после крещенского окунания моему организму легче переносить зиму и холода. Как будто тебе дается какое-то тепло изнутри.

Я даже окуналась на пятом месяце беременности, когда носила под сердцем третьего ребенка. Помню, пришла к врачу: «Пожалуйста, можно?» — «Ты знаешь последствия. У тебя хроническое заболевание почек, будешь долго лечиться». Но я дерзнула, и всё прошло замечательно, никаких последствий не было.

«Маленькая» Италия в Минске

В рабочие дни в монастырском кафе можно пообедать, в выходные — отдохнуть с семьей. В субботу и воскресенье в «Ковчеге» открыта детская комната, где можно оставить детей под присмотром опытных педагогов, которые проводят с ребятами подвижные игры, мастер-классы, батлеечные спектакли. Но главное — это, конечно, атмосфера любви, в которую можно окунуться всей семьей.

— Монастырь — это часть души. Большую часть времени мы проводим на работе, а для меня это уже не просто работа или послушание, это — второй дом. Слава Богу, супруг это понимает и провожает меня словами: «Иди-иди, ты уже соскучилась». Монастырь, «Ковчег» — мое утешение в жизни.

Наше кафе напоминает мне маленькую Италию. Мои родственники делали здесь поминальный стол. В конце они делились впечатлениями о кухне, о том, с какой любовью всё приготовлено. И повторили мои ощущения: «Если бы нас привезли в этот зал с закрытыми глазами, мы подумали бы, что находимся в Италии».

Любовь передается людям. В нашем кафе красиво, душевно, тепло, потому что многие люди сюда вложили и продолжают вкладывать свою душу. «Ковчег» — место, которое остается в памяти навсегда, и без этой красоты уже не можешь. Здесь и удивительный интерьер, и домашняя кухня, и внимательное обслуживание. В кафе есть отдельный зал, где гости могут спокойно отметить семейные праздники, таинства Крещения и Венчания, собраться за поминальным столом. Люди к нам возвращаются, и это отрадно.

 

служащая монастырского кафе

Свидетельство Божьей любви

В «Ковчеге» можно отметить детские и семейные праздники, крестины. Но нередко люди собираются по печальному поводу — на поминальный стол. И здесь очень важно следить за каждым своим словом, ведь оно может подтолкнуть человека к храму, а может отвернуть навсегда…

— Одна женщина хоронила своего сына. Она рыдала, обвиняла врачей, себя: «Как мне с этим дальше жить?!» Сложно находить слова, но с помощью Божьей стараешься утешить человека. «Читайте Псалтирь, ходите в храм, причащайтесь. Ваше Причастие, молитва — это большая помощь и вашему сыну». Эта женщина была у нас в день похорон, а затем и на 40 дней. При второй встрече она поделилась: «Вы знаете, я начала ездить в монастырь причащаться, а до этого не причащалась около 20 лет».

Только Господь может дать понимание, кому и что сказать, как поддержать и направить в храм, к батюшке. Я стараюсь объяснять, что после ухода близкого человека вы в любом случае будете вести внутренний диалог, и дай Бог, чтобы это был разговор с Господом… Но ведь это может быть и диалог с дьяволом, который будет запутывать, вводить в уныние. А чтобы противостоять злу, нужно ходить в храм, причащаться. Стараюсь донести, что, возможно, батюшка сможет дать ответы на ваши вопросы. Я сама потеряла маму и именно в храме получила поддержку, утешение. Внутреннюю пустоту и боль может заполнить только Господь.

В моменты, когда люди потеряны и разбиты горем, нужно быть особенно внимательным, углубляться в молитву. Я всегда стараюсь направить, объяснить, что сначала нужно помолиться за ушедшего человека, потом приступить к кутье и только затем к общей трапезе. Но иногда наши гости приходят в ступор: «А как молиться? Вы можете нам в этом помочь?» Тогда молюсь вместе с ними, и это очень располагает людей, дает понимание, что здесь, в монастыре, всегда можно найти поддержку.

Хочется, чтобы в «Ковчеге» люди видели красоту Православия. Возможно, заглянув сюда один раз, человек почувствует особую атмосферу этого места и захочет приехать вновь, у него появится интерес к обители и желание зайти в храм.

Беседовала Мария Котова

Фотографии Никиты Провлоцкого и из архива монастыря

09.11.2023

Просмотров: 1747
Рейтинг: 5
Голосов: 47
Оценка:
Комментарии 0
3 месяца назад
Спасибо что поделились????Я тоже очень люблю ходить в храм. Там нохожу успокоение души и вообще как будто другой мир. Только жаль что сын уже не хочет в храм со мной идти. Можно тоже переходный возраст. Но мне остаётся только молится, а Господь всё управит так как будет полезно. Верю.
Хотела бы кокда нибудь попасть в ваш монастырь, но живём очень далеко, за границей. Но на всё Божия воля.
Очень люблю проповеди о. Андрея Лемешонка.
Спаси Господи ????
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать