X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Свет в жизни (часть 2)

Сестра милосердия Анастасия

— Я исповедовалась, причастилась и стала крестной ребенка в храме Оптинских старцев, а потом стала ходить в монастырь, — продолжает свой рассказ сестра Анастасия Пархомчик. — Все-таки в монастыре я чувствую особенно близкий мне дух, теплую атмосферу семейности, даже с людьми, которых встречаю здесь впервые. Я сюда прихожу уже как домой. Здесь мне всё родное. А еще здесь есть «дети»…

Дети

— Первый раз во взрослый интернат (психоневрологический интернат для престарелых и инвалидов. Прим. ред.) меня позвала мама. Она тогда уже была сестрой милосердия, активно ходила в детский и взрослый интернаты в Новинках. Предложила: «Сходи, попробуй, у нас не хватает сестер».

У меня был внутренний барьер, я понимала, что там не обычные дети. Но мама меня уговорила, привела, познакомила с сестрами.

Я вообще человек брезгливый, но сдержанный, и поэтому, хоть почувствовала с первых минут в интернате специфический больничный запах, увидела малопривлекательных внешне людей, не дрогнула и решила увидеть всё, что мне покажут, и помочь во всем, о чем попросят.

А потом была моя первая встреча с ребятами. Они меня покорили своей любовью, и всё внешнее уже стало неважно. Когда я с ними пообщалась во время занятия, мне так открылась красота их душ, что я поняла: «Я попала». У них такая любовь! Ты только с ними познакомился, а они уже тебя любят, как будто вы закадычные друзья и давно друг друга знаете. Я их воспринимаю не совсем как детей, скорее, как равных. Все-таки по годам там люди уже взрослые, кому-то 40, кому-то 50, 60 лет. Они для меня друзья, с которыми можно пообщаться на разные темы, но у них, конечно, детские души. Я просто вижу красоту их душ, и у меня сердце умиляется, я начинаю улыбаться.

По разным причинам я уже три года не хожу во взрослый интернат, но, когда встречаю подопечных, они все меня помнят, говорят, что молятся за меня, и спрашивают, когда я еще к ним приду. У меня просто сердце сжимается, потому что очень хотелось бы проводить с ними больше времени, но пока не складывается. Надеюсь, что потом вернется период, который прервался из-за коронавируса.

 

сестры в храме

Мы с сестрами просто приходили по средам на пару часов после работы, рисовали, угощали подопечных вкусняшками и чаем. И для них, и для меня это был любимый день недели. Для меня это была такая отдушина! Даже в тяжелые периоды, когда я была в своем падении, я приходила в интернат, и они действительно меня исцеляли. Я приходила, думая, что они не знают, что у меня внутри происходит, но они меня обнимали, казалось, еще крепче, и говорили, что любят. И от этой их любви огонек теплился в моей душе и часто освещал ее темноту.

Эти «дети» изменили меня. Они научили меня любить себя и открыли, как нас любит Господь: без всяких условий, без задней мысли и какой-то корысти. Вот как когда приходишь в храм и чувствуешь душой, что тебя Господь обнимает, точно так же с ними ты испытываешь это вживую, тактильно, по-настоящему. Казалось, мы приходили, чтобы что-то дать им, но на самом деле они давали нам намного больше.

Сестричество

— Где-то через два года моих походов в интернат меня решили официально сделать белой сестрой. Честно говоря, я этого не хотела, потому что не была уверена, что это мой путь, понимала, что сестричество — это ответственность, это навсегда. Но опять же после уговоров мамы и сестер, с которыми ходила в интернат, я согласилась.

В праздник святителя Иоанна Шанхайского мы с мамой выловили после службы отца Андрея Лемешонка и попросили благословения. Батюшка очень обрадовался и сказал: «Ну наконец-то!» Я у него до этого ни разу не исповедовалась, и мне казалось, что он меня совсем не знает, поэтому меня удивили эти слова. Но, наверное, это было сказано мне от Бога.

Тем не менее еще год я стеснялась носить сестринское облачение, как будто чувствовала, что не доросла до него. А спустя год впервые подошла к отцу Андрею на исповедь и взяла благословение носить облачение уже по своей воле. Хотя, если честно, я до сих пор считаю себя не вполне достойной звания сестры милосердия.

Послушание на клиросе

— Мой путь на клирос начался в детском интернате. Я стала ходить в храм святителя Нектария Эгинского при детском интернате, когда взрослый закрыли для посещений из-за коронавируса. С этими детьми мне поладить было сложнее. Я никого не знала, дети более шаловливые, но всё равно ходила.

 

хор сестер

А потом интернат закрыли на длительный карантин, но служить литургии в храме разрешили. В это время встал вопрос, кто будет петь на этих богослужениях. Монахиня Василиса, тогда еще инокиня Вероника, предложила попробовать создать хор из тех сестер, кто ходит в детский интернат, и готова была нас обучать.

Устроили прослушивание. Я не хотела на него идти, потому что в детстве пела в хоре в музыкальной школе, и у меня был травмирующий опыт: одна девочка прямо во время концерта сказала мне, что я пою фальшиво и лучше мне не петь. Почему-то я ей тогда поверила и ушла из хора. В случае с хором для интерната я подумала: «Я же не умею петь, фальшивлю, зачем мне это надо?» Но сказали приходить всем, и я по послушанию пришла. Я удивилась, что меня выбрали, но и в глубине души обрадовалась, потому что петь всегда любила. Я стала ходить на спевки и постепенно начала верить в себя, видеть, что у меня действительно получается.

В итоге за время пандемии наш хор неплохо развился, и в прошлом году многие из нас, в том числе и я, поступили в духовное училище. Также кроме хора в интернате меня пригласили петь в монастырском хоре «Радуйся».

Так послушание с детьми привело к послушанию на клиросе. Господь всё специально устраивает, чтобы без дела не сидела (смеется). Всё в развитии, в движении. Мне это нравится, потому что время от времени мне что-то может надоедать, а в таком ритме не успеваешь даже заметить, как всё меняется.

На самом деле я вижу, как с каждым годом Господь исполняет все мои тайные мечты, о чем и думать боялась.

 

общее фото

Кстати, в училище я идти не хотела, пугало, что учеба занимает много времени и длится три года. Меня туда сестры почти силой затащили: сами собрали все документы, мне осталось только прийти, поступить и уже ходить на занятия. И я им теперь так благодарна! Учиться мне очень нравится. Вроде бы пошла учиться петь, но также узнаю многое о Церкви и богословии, изучаю удивительный церковнославянский язык.

Как я уже говорила, со мной так всегда: Бог меня буквально заставляет куда-то идти. Я сначала сопротивляюсь, потом смиряюсь, иду, и оказывается, что это лучшее из того, что со мной происходит в жизни.

«Почему бы не радоваться, если ты с Богом»

— Я очень радуюсь на наших монастырских службах, особенно в праздники. Когда я прихожу в монастырь, мне нравится всё: как поют матушки, как служат батюшки, как всё красиво вокруг. Эта атмосфера меня всегда успокаивает. Теперь, когда в моей жизни большое место занимает музыка, пение, я более внимательна к песнопениям в храме, и когда слышу гармонию, у меня внутри от этой красоты всё радуется. Вообще, радует любая красота, красота внешняя, сотворенного Богом мира, и красота души у людей, которые меня окружают.

 

сестра милосердия

Вокруг меня всегда много хороших людей. Даже пока я жила в нецерковном мире, мне всегда везло на друзей, учителей, одноклассников, коллег и начальников. Слава Богу за это! К тому же Господь так часто творит в нашей жизни чудеса, большие и маленькие, которые тоже не могут не радовать!.. Почему бы не радоваться, если ты с Богом, и с Ним ты знаешь, что всё будет хорошо?

Увидеть веселое в грустном

— Многие замечают, что я часто улыбаюсь. Наверное, это дар. Иногда улыбка может даваться тяжело. Но обычно у меня что в душе, то и на лице. Если мне очень плохо, то очень сложно дается и улыбка. Но иногда важно сделать это усилие ради ближнего, если я общаюсь с кем-то малознакомым или если у меня намечена важная встреча. Нужно отложить всё плохое и с другим быть просто открытым позитивным человеком. Это не что-то показное и наигранное, а внутренняя работа. Я думаю, что в этом мире и так очень много всего грустного, поэтому стараюсь находить что-то веселое даже в грустном и помочь увидеть это другим.

Часто замечаю, что у Бога прекрасное чувство юмора. Иногда происходит что-то неприятное. Сначала ты расстраиваешься, а потом смотришь под другим углом и вдруг понимаешь, как удивительно всё совпало, где была твоя ошибка и чему Господь хочет тебя научить. И вот ты уже улыбаешься и внутренне благодаришь.

 

сестра милосердия анастасия

Беседовала Елена Романенкова

Фото Максима Черноголова и из личного архива Анастасии Пархомчик

Свет в жизни (часть 1)>>

13.09.2023

Просмотров: 50
Рейтинг: 5
Голосов: 26
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать