X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Чем ближе ты к Богу, тем меньше о себе должен мнить»

Сестрическое собрание о близости к Богу

Чем ближе ты к Богу, тем меньше о себе должен мнить. Всё, что происходит, нужно принимать как путь. В любом состоянии человек может победить свое «я» и нести свой крест духовно. На собрании с отцом Андреем Лемешонком сестры нашей обители поделились опытом своего духовного пути.

Отец Андрей Лемешонок: Всё начинается с дерзновения. Человеку всегда предлагается выбор: иди вперед или пожалей себя, давай поспокойнее, не нужно рваться, у тебя возраст… Какая чушь! Какой возраст? Вечность впереди! Надо свой внутренний потенциал реализовывать, применять. Но нам всем нужно терпение и трезвение. Хотим поскорее увидеть результат на земле, а может, мы не увидим его на земле, он будет потом, позже…

Вот у меня нет телефона. Не умею использовать его. Не пошло, почувствовал, что нет в этом воли Божией. И что? Всё, что происходит, должно принимать не как случайность, не как совпадение или везение, а как путь — путь за Христом, Который о нас не забывает никогда. Да, мы страдаем, болеем, и это неизбежно, потому что плоть и кровь Царства Божия не наследуют (ср.: 1 Кор. 15: 50). И пока не отдадим плоть и кровь в руки Божии, будем ошибаться. На ошибках учатся. И если человек не учится на них, то вся жизнь становится одной большой ошибкой.

Можно сто лет в храм ходить — и всё впустую. Причащаться каждый день — и впустую. Страшно попасть в руки Бога на самом деле. Грешному человеку страшно. Мы уходим, прячемся от истины, и от этой нашей неправильной духовной жизни страдаем. И страдают наши близкие. Какой толк от этого?

Вот лежит больной человек на кровати. И даже в такой ситуации можно лежать по-разному. Если в человеке Дух, люди вокруг этой кровати будут исцеляться. А можно лежать и ворчать: «Ой, всё болит, я несчастный, бедный…» И тогда это становится невыносимым. В любом, абсолютно любом состоянии человек может победить свое «я», нести свой крест красиво, духовно.

Насколько мы не готовы духовно воевать со своими грехами, насколько мы запутаны этим миром! Все наши проблемы не стоят выеденного яйца. Есть только одна проблема: победить смерть и воскреснуть из мертвых. Всё остальное — временно.

Мы хотим помочь своим ближним, тратим на это много внутренних сил, переживаем. Но забываем, что сказано: «Стяжай мир в себе, и вокруг тебя спасутся многие». И когда внутри человека безобразие, а он учит других, как жить, то какой будет результат?

От избытка сердца глаголют уста человека (ср.: Мф. 12: 34). Да, ради послушания через человека ток идет. Но если человек начинает учить от себя, своего «я», возвышать себя над другими, то дело дрянь. Чем ближе ты к Богу, тем меньше о себе должен мнить. Это духовные вещи.

Надевать сестрическую форму нужно для служения близким, а не для того, чтобы красоваться с крестом на лбу.

Наш учебный материал — это не китайский алфавит. Это простые основы жизни христианина. Но чтобы эти теоретические знания стали практической жизнью, нужно всё это проживать своим опытом. И поэтому «дай кровь — приими дух».

 

Сестра Галина

Сестра Галина из сестричества в г. Барановичи: Сначала я не была сестрой. Приезжала сюда, в монастырь, много лет. Болела. Здесь мне помогали, и если бы я не ездила в монастырь, то не выкарабкалась бы. Я это точно знаю. Ездила в монастырь и привозила отсюда людям то, что они просили. Например, лечебные подушки из гречки. Эти подушки мне помогал возить муж. И так постепенно он тоже стал прихожанином. Сначала просто ждал меня у храма после службы, а после стал воцерковляться. На исповедь ходим вместе, причащаемся. Всё само собой вышло. Никогда не заставляла его. Нельзя тут заставить.

Отец Андрей Лемешонок: Ну вот, а у нас есть сестры, что постоянно заставляют, а их никто не слушает. Наоборот, еще хуже становится.

Сестра Галина из сестричества в г. Барановичи: Владыка Филарет был тогда еще, когда я приезжала сюда. На матушек смотрела — вот белые ангелы. А сама думала: «Как бы я хотела быть с ними!» Но как я буду — я из Барановичей, а они здесь. И вот пошла как-то на исповедь к отцу Родиону и спрашиваю, как же мне быстрее стать воцерковленной? Он ответил, чтобы поступала в сестричество, это самый лучший путь. Сказал: «Иди к своему настоятелю, в местный храм, и, может, с тебя и начнется сестричество». Я не пошла тогда, испугалась. Продолжала ходить в один из наших храмов. И начали меня бабушки там «гонять»: не туда сумку поставила, не туда села, не в том пришла. Решила храм сменить. Вот однажды в этом храме подходит ко мне одна знакомая и говорит, что при больнице, где я работала, открывается часовня и нужна помощь. И с этого началось. Сначала просто присматривала за часовней, закрывала, когда нужно, а потом начала петь в ней. Позже стала первой сестрой в этой часовне, а потом попала на собрание сюда, в монастырь. И с тех пор езжу. У нас там 6 сестер, большинству уже за 80 лет. Ходим по палатам с батюшкой, он исповедует, причащает, а мы поем молебны. Такое служение.

 

 Сестра Любовь Коваленко

Сестра Любовь Коваленко: Вспоминаю, как однажды перед Троицей на подворье был концерт. И началась такая гроза, молнии сверкали, а у нас над головой было чистое солнечное небо. Удивительно прошел весь концерт. И это воспоминание дает мне силы преодолевать страх, когда попадаешь в такие стихийные ситуации. Надо не позволять врагу внушать тебе страх, довериться Богу. Как же это важно! Вот столько лет в храме, а всё равно такие страхи, переживания, накручивание себя, саможаление бесконечное. Одно дело — других учить, и совсем другое — самому проживать то, чему учишь.

Отец Андрей Лемешонок: Должна быть встреча с Богом. И она изменит то, что человек не в силах изменить.

 

Сестра Светлана

Сестра Светлана: Такой эпизод из своей жизни хочу рассказать. На выпускном в моем вузе с речью выступал преподаватель философии. И вот в своем выступлении он не просто поздравлял нас с окончанием учебы, но довольно долго говорил и благодарил от нашего имени тех, кто «остается за кадром», — от простых рабочих, уборщиц до работников библиотек и кафедр. О том, что труд абсолютно каждого из них влияет на то, какие условия у нас в вузе и какие мы. И, можно сказать, после этого его выступления я стала всегда обращать внимание на тех, кто «за кадром», в любом деле.

Отец Андрей Лемешонок: Человеку нужно попасть на то место, где он сможет принести пользу. Иногда на одном месте от человека ноль пользы — одни беды, а вот попадает в нужное место, находит мотивацию — и результат!

 

Брат Алексей

Брат Алексей Тормышев: Был у меня очень тяжелый период, я тогда жил в монастыре набегами. Думал, может, в Оптиной жить, но понял потом, что уже не смогу после нашей обители там — не хватает собраний! Вот вроде и богослужения есть, и братья рядом. Но вот в этот момент — на собрании — происходит какое-то единство, общность чувствуется. И слова важны: одно слово может перевернуть сознание. Даже слова духовника в определенный момент твоей жизни прозвучат иначе, именно так, как нужно тебе в этот момент. Вот у отца Софрония (Сахарова) есть глубокие слова. Прочитаю: «Лучше священникам иметь такие короткие встречи, когда в страдании совсем человек открыт нашей молитве, как и вообще восприятию Божьего слова».

Отец Андрей Лемешонок: Лет 25 назад был случай у меня. Меня пригласили в аудиторию, к студентам. Я начал говорить, вижу: неинтересно им ничего, просто сидят, согнали на встречу со священником. Думаю, ну нужно же что-то сделать, чтобы встряхнуть их. Ну хоть закричать, что ли, сказать что-то яркое. Я попытался — и они встряхнулись!

Пульс нашей с вами встречи, нашего диалога – не монолога, важность того, что мы друг друга именно слышим, а не просто сидим — вот цель. Слышать друг друга здесь, слышать в семье. Ведь много проблем из-за того, что мы не слышим. А почему не слышим? Специально? Нет. Просто не умеем слушать — отвыкли. Слышим только себя, а к тому, кто рядом, человек глух.

Почему на проповедь к Иоанну Златоусту стекался весь Константинополь и даже язычники? Потому что он говорил об актуальных вещах, актуальные темы поднимал, а мог бы говорить отвлеченно. За это его и сослали.

Человек находится на пике страданий, и Бог дает тебе слово к этому человеку, и человек благодарен за это слово. Потом человек уже ждет чего-то иного, но не Божьего слова. В страдании молюсь, а как только стало лучше — всё забыто. И это неизбежно, это природа человека грешная. Получается, надо, чтобы всё время болело? Бог знает нашу меру. Бывает так трудно, силы иссякают, и вот тут надо брать силу Бога. Сила Божия в немощи свершается (ср.: 2 Кор. 12: 9).

 

Монахиня Мария

Монахиня Мария (Яковлева): Я 20 лет подряд не пропускала паломничества на святой горе Грабарка в Польше. Вот и батюшка там тоже бывал с сестрами и мечтал, чтобы на Лысой горе тоже так можно было молиться — всю ночь. А я про себя думала: «Ой, ну что там эта Лысая гора — непонятное место в лесу, — вот на Грабарке — да, храмы, место намоленное, чудотворный источник…»

А когда побывала в первый раз на Лысой горе… Служили тогда там пять часов под проливным дождем! Не было ничего, чтобы скрыться от дождя — приехали налегке. Промокли до нитки, но никто, даже самые болезненные, не простыл. Я тогда была поражена. Стараюсь теперь каждый год бывать на Лысой горе.

Нужно себя постоянно встряхивать к жизни духовной, принуждать даже. Вот Великий пост — такой шанс, например. Хватает на какое-то время, потом проходит тоже. Всей церковью проще и поститься, и молиться. Еще выход — общая молитва. Если ты без сил или желания, но сообща, в единой молитве ты всё равно придешь помолиться. Сам бы не пошел, а вот с другими, у кого молитва искренняя, чистая, пойдешь. Хотела вот и Вас поблагодарить, батюшка, за то, что Вы нас ведете.

Отец Андрей Лемешонок: Это Бог нас всех тянет. Я и сам не знал, как дойду в этот раз — нога начала болеть. Но Бог помогает. Всё в свое время.

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

 

05.09.2023

Просмотров: 60
Рейтинг: 5
Голосов: 5
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать