X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О духовности и принятии воли Божией

Сестрические собрания

Как построить Царствие Небесное внутри себя? Что такое духовность? Как понять и принять волю Божию? Примерами из своей жизни на эти и другие вопросы отвечали сестры нашей обители на собрании с отцом Андреем Лемешонком.

Отец Андрей Лемешонок: Что такое внутренняя культура человека? Это бережное обращение со словом, с мыслью. Духовность же — это когда уже всё одухотворяется, это другой мир, где мы не замыкаемся в своих узких рамках, подстраивая всё под себя, но где мы познаем. И каждый человек — это возможность открытия Бога, так как Он есть в каждом из нас.

У нас сегодня меняется понимание Православия и духовности, понимание молитвы и покаяния, участия в Тайной Вечере, потому что мы уже не хотим этого школьного богословия, где по полочкам разложено и расписано. Хотелось бы, чтобы мы все росли, в меру.

Понимаешь, в каком ты убогом и примитивном состоянии. Можно, конечно, сказать: «Ну а что, все так живут». Ну и плохо, что все. Человек не умеет слушать. Он на своей волне, которую не теряет.

Когда воспринимаешь свою жизнь не как набор каких-то впечатлений и чувств, а целостность пути, на котором душа должна вырасти до размера вечности, то всё меняется и становится совершенно другим. Начинаешь открывать глубину своего греха, потому что ты не понимал и не видел, жил без Бога. Начинаешь понимать глубину человека. И для этого нужна Божия любовь. А это — самый тяжелый груз.

Я недавно приехал на подворье и был в недоумении. Сестры уехали отдыхать, а братья начали пить, драться, милицию вызвали. А ведь человек уже почти 20 лет на подворье. И такое от этого недоумение...  А как же дальше развиваться? Приняли решение (да, жесткое): выпил — уходи. Если дорого подворье — не пей. Если эгоист и никого не видишь — уходи!

Время бежит, летит. И в этой гонке есть какие-то маленькие эпизоды, когда время останавливается. И нет его уже, а есть Бог во всем. И это очень дорогого стоит. Такие маленькие секунды и минуты, которые превращаются в Вечность. Ищите это духовное золото! Это будет давать силы бороться с грехом.

Можно всё построить — и «Ковчег», и еще храм. А вот построить Царствие Небесное внутри себя — это вопрос… Я не забуду, когда у нас болела монахиня Варвара, тяжело болела. Лежит человек, ну почти уже святой. И тут — приняла одну плохую мысль, и я вижу — ну прямо бес на меня через нее смотрит, понимаете? Такой диапазон внутри человека!.. Бес ждет своего часа, когда можно выйти и что-то внушить человеку. Вот тут-то и нужно уметь увидеть истину, успокоиться. И потом уже Бог откроет — правда это или нет.

Не хочется душе смириться и сказать, что отдает себя в руки Божии. Внешне мы такие смиренные, хорошие. Но очень гордые. Душа горда, ищет лазейки, как бы увильнуть, не смириться.

Не знаю, как будет дальше развиваться наш монастырь и сестричество. Но будет развиваться. Я думаю, мы только у истоков какой-то правильной нормальной духовной жизни. «Кто больше любит — тот больше и смиряется». А нет любви — это чувствуется за километр, хоть обвешайся крестами — всё будет пустышка.

Думай о себе, о том, что рано или поздно будешь просвечен «рентгеном любви». Суд Божий — рентген любви. И будет видно, какие плоды ты принес.

Будем внимательны к тому, как проживаем день. И о тех ошибках, что ранили нашу душу, обязательно надо проговаривать в таинстве Покаяния. И чем ближе конец земного времени, тем интенсивнее борьба, тем опаснее каждая ошибка. Поэтому ни в коем случае никого не осуждайте. Это смертельно. Бог — судья.

К сожалению, сейчас есть много духовно больных людей. И спасти их может только любовь, а они ее не получают. Спасти их может только чудо. Будем верить в него.

О чем сегодня будем говорить?

О зависти

 

Сестра милосердия Анна Ляхович

Сестра милосердия Анна Ляхович: Решила я как-то отчистить свои старые сковородки. Сутки чистила! Нашла специальные рецепты. Замучилась, если честно. Потом дело завершила, легла и думаю — так эти же сковородки как моя душа. Вся эта копоть, грязь, которую не отмоешь «на раз». И мы настолько срастаемся с грехом, что трудно сверкать становится. Да и грязь уже родная, не хочется, чтобы ее очищали.

В качестве примера вспомнила такую историю. Как-то задумалась о том, какие за собой грехи нахожу. Много нашла. А вот зависти — нет. Потом как-то смотрела передачу православного психолога, где шла речь о зависти, — тоже ничего не откликнулось. Чуть позже пришла за советом к батюшке нашему, были вопросы. И стала очень внимательно анализировать свое состояние — что-то мне не нравилось. И поняла, что это же зависть, которую я не вижу абсолютно! И ее очень много.

Или вот еще случай. Было больше года назад, на послушании. Приходили беженцы. Остановились невдалеке, один из них очень сильно кашлял. И у меня промелькнула мысль: «Ну вот, заражает тут всех». И эта мысль меня же саму устрашила. Вскоре я сама заболела, довольно сильно, словно в наказание за такой греховный помысел.

Однажды с сыном разговаривали о сложностях в учебе. И сын мне сказал: «Мама, ну вот ты всем недовольна!» А я в ответ: «А чему мне радоваться?» И что вы думаете? Через неделю я заболеваю! Да так, что Господь полностью отнял у меня радость, какая-то богооставленность. И это настолько невмоготу! Было глубокое покаяние перед Богом. И яркое чувство, что во всех этих событиях есть и моя доля греха, что я во всем этом почти и виновата, за мой ропот на то, что мне нечему радоваться. Слава Богу, Господь утешил меня, и радость вернулась. Хочу попросить молитв у всех в помощь о моих грехах тщеславия и самомнения. Самой избавиться от этого не по силам.

 

Сестра Светлана

Сестра Светлана: Батюшка, у меня вопрос к Вам. Вот построен монастырь. Какие качества нужны, чтобы пойти на такой шаг?

Отец Андрей Лемешонок: Я тут ни при чем вообще! Я по своей природе ленив, и эти беседы, в частности, для меня мучение. Просто всегда было желание помочь людям. Нашлись сестры, которые откликнулись. Мы не хотели никакого монастыря делать, а просто хотели помогать людям. Желание было, и от этого появлялись огонь и рвение. Было Божие благословление. Стали служить Божественную литургию. Начали строить храм. Когда видишь, как Бог действует, то пытаешься не оплошать.

Если человек хочет исполнить волю Божию и готов для этого отдать свою жизнь, то Бог даст. На другое времени уже не оставалось, без передышек. Но Бог давал силы. Были люди, которые нуждались в этом, и Господь призрел на это.

Я не хотел быть священником. Да кто я такой — козявка! Но Бог всё равно дает и не оставляет нас. Я это чувствовал и чувствую. Хотя очень многим не нравится, как мы живем, — не по стандарту. Порядка, правда, не получается. Пять лет лежала подушка — всегда думал, а зачем она лежит? А потом раз и пригодилась — по болезни. И даже это не случайно. Огонь нужен, но важно не перегореть и не расплавиться.

С ленью нужно бороться. Иногда бывает такое состояние, что всё через силу, ну просто всё себя заставляешь делать — и ходить, и говорить. И вот приходит выходной и решаешь: всё, сегодня вообще ничего не буду делать, ни-че-го! Внутренний протест. Такая греховная пауза. А потом выдохнул — и пошел дальше.

Сестра Светлана: Как поддерживать внутренний огонь своего личного храма?

Отец Андрей Лемешонок: Бог не дает заснуть. И надо принять то, что Бог хочет, и смириться. Вижу и хорошее, и плохое. Конечно, хочется, чтобы было больше хорошего. Но когда живешь на грани, то много думать некогда. Я так считаю: когда человек устал, то ему уже некогда о чем-то думать и додумывать. Нужно просто поспать и жить дальше. О том, что у меня внутри, я не думаю и не хочу думать. Надумаю так, то всё, пропал, конец. Хотелось бы, чтобы были иные отношения с Богом, более глубокие. И с ближними тоже. Сейчас они очень примитивные. Нельзя жить только по книжке. Нельзя отчаиваться, нельзя унывать. Бог может всё. Но не переводи стрелки на себя: «Вот у меня хватит сил самому!» Да не хватит!

В моем случае молиться можно только в лесу. Литургия требует внимания, и это трудно — сохранять его.

 

Сестра Любовь Коваленко

Сестра Любовь Коваленко: Был один момент, когда мне сказали, что сестра, собиравшаяся ехать в Австралию, не смогла, и мне нужно было оперативно собраться и ехать. Я просила Бога, чтобы мне не дали визу и не пришлось ехать. Я уже в возрасте, для чего мне это всё? Так я просила Бога три дня. В итоге мне сделали визу за сутки, в то время как другие сестры ждали месяцами. И я поняла, что Бог от меня чего-то хочет и нужно ехать. Я видела, как через сестер действует Бог, и смирилась. На два с половиной месяца в Австралию! Ну, и полетели. Программы не было, графика не было, английского я не знала, лететь очень долго… Предала себя в руки молодой сестрички, с которой летела, язык она знает и моложе меня. По прилету побывала я на симпозиуме православной молодежи Австралии, где решали вопрос, как привлечь в храм молодежь.

Рассказывали мы и о нашем монастыре всем, кто интересовался. Было 40 священников из Австралии. Интересовались нашей продукцией, знают ее. Знают о нашем монастыре! Все очень приветливые, добродушные. Посещали несколько приходов — и русские, и нет…

Слава Богу, всё прошло благополучно. Да, в Австралии красиво, и океан, и ухожено всё. Правда, вот храм трудно найти. Не хватало нашей природы, монастырского парка, наших людей. Всё равно ищешь своих, не хватает русского духа…

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

08.08.2023

Просмотров: 21
Рейтинг: 5
Голосов: 8
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать