X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Носитель света небесного

о старце Николае Гурьянове

В день памяти старца Николая Гурьянова мы публикуем воспоминания о нем игумении Елисаветы (Беляевой) (по книге «Игумения Елисавета. Воспоминания духовенства, сестер и мирян о жизни и трудах игумении Елисаветы (Беляевой)», Спасо-Елеазаровский монастырь, 2017).

Носитель света небесного

Удивительно, как Господь плетет кружева чудес, непостижимым образом соединяющих людей.

Старец Николай Гурьянов много лет жил на острове Залит на Псковском озере. У него хранился список чудотворной иконы Божией Матери «Цареградская», которую после падения Константинополя Патриарх Константинопольский Геннадий II передал в Спасо-Елеазаровский монастырь (Россия, Псковский район, Псковская область).

В 1991 году на праздник Петра и Павла отец Николай сказал своей келейнице: «Готовь обед. Сегодня приедет настоятельница Спасо-Елеазаровского монастыря». Келейница на него удивленно посмотрела: все знали, что монастырь давно закрыт, почти полностью разрушен, на его месте только развалины храмов и корпусов да кучи мусора. А когда-то до революции в этот день, 12 июля, из Елеазарова монастыря крестным ходом носили на остров чудотворный образ Спасителя. Келейница подумала, что батюшка чудит, но всё же начала готовить обед. Через некоторое время старец спрашивает: «Ты готовишь обед, ведь игумения скоро приедет?»

Когда настало время прибытия катера на остров, отец Николай сказал: «Иди на пристань, встречай настоятельницу Спасо-Елеазаровского монастыря и приведи ее ко мне». На пристани келейница увидела только одну паломницу, но это была не монахиня, а обычная мирская женщина, как оказалось, директор художественной школы из Хотьково 35-летняя Татьяна Ивановна Беляева. Тогда о том, что она будет настоятельницей монастыря, не знала ни она сама, ни кто-либо другой. А прозорливому старцу уже был известен Промысл Божий о ней. Он знал, что этой молодой женщине, учительнице по образованию, после чудесного исцеления от рака Господь открыл духовный мир, и ради него она жила, пламенела душой любовью к Богу.

 

розовый цветок

Побывать у старца Николая Татьяне Ивановне посоветовала блаженная Любушка из Сусанино, которую она часто навещала. Тогда Татьяна усомнилась, надо ли ей это, ведь у нее еще со студенческих лет был духовник в Троице-Сергиевой лавре, да и больших проблем в ее жизни не было. Но Любушка настаивала, и Татьяна поехала за послушание.

Передав старцу на словах поклон от блаженной, она посчитала, что выполнила поручение, и ни о чем больше его не спросила. И отец Николай ей ничего не сказал: святые люди очень деликатны, никогда ничего не навязывают, ждут, когда человек сам проявит интерес.

На следующее утро Татьяна, по настоятельному совету встреченных на острове знакомых, вновь оказалась у домика старца. Сидит на камне у калитки и вдруг слышит из-за двери слабый голосок отца Николая:

— Кто там?

Татьяна встрепенулась и виновато ответила:

— Батюшка, простите, что беспокою. Мне надо всего 10–15 минут.

Отец Николай вдруг распахнул дверь и радостно, прямо как ребенок, говорит:

— Да хоть сорок!

В беседе старец сразу поразил Татьяну, ответив на ее жизненный вопрос, который раньше никто из священников не мог разрешить. Она расплакалась, да так сильно, словно река слез открылась. Тогда отец Николай стал ее веселить — читать на память стихи, много стихов, причем на разных языках. И всё смеялся над Татьяной: «Это какой язык? А это?» Батюшка пытался открыть ей Промысл Божий о ее спасении стихами, прибаутками и всякими фокусами, каждый раз спрашивая: «Ну, ты понимаешь?» А как же ей было понять, если раньше она не имела дела с такими людьми?!

Последнее стихотворение было на латинском языке, потом батюшка его перевел, и оказалось, что всё оно было о Татьяне, о ее жизни. Заканчивалось стихотворение откровением, что, сколько ни учись (а Татьяна всё время чему-нибудь училась), сколько ни познавай, это не то делание, не та наука. Всё это надо оставить и поступить уже в академию — не мирскую, а духовную. Татьяна догадалась, что речь шла о монашестве.

Уже тогда, в 1991 году, отец Николай открыл Татьяне Ивановне весь ее путь: сказал, что она закончит богословский институт и придет в монастырь, даже сказал в какой — в Спасо-Елеазаровский, лежавший в то время в руинах.

Ровно через сорок минут постучали в окошко, и батюшка сказал:

— Ваше время истекло.

Когда предреченное отцом Николаем стало сбываться, Татьяна Ивановна с благоговейным страхом и благодарностью вспоминала свою первую встречу со старцем. Отец Николай был человеком высочайшей духовной жизни, и в то же время в нем была простота и необозримая глубина. При общении с духовными людьми вся наша земная жизнь воспринимается как суета, земное бытие освещается совсем другим светом. Ведь старцы — носители света небесного, который высвечивает Промысл Божий в нашей жизни.

 

лампадка перед иконой

«На тебе рыбу!»

И стала Татьяна Беляева ездить на остров к батюшке каждый год, стараясь попасть на праздник Преображения, когда можно есть рыбу. А рыба на острове вкусная! Однажды приехала она со знакомыми. Утром, как положено, пошли на литургию, но в голове — мечты о рыбе: где достать, как пожарить? После службы они купили рыбу, только что привезенную рыбаками, принесли домой, а строгая хозяйка, у которой остановились на постой, сказала: «Никакой рыбы! Пойдем к батюшке, коль приехали к нему!»

Батюшка паломникам очень обрадовался и говорит: «Ой, как хорошо, что пришли! Сейчас я вас угощать буду!» Взял из кастрюли большой кусок рыбы и, ребячась, — хлоп в миску Татьяне: «На тебе!»

Та была на седьмом небе! Старец даже такие мелочи знал, и мелочи эти показывали, насколько он прозорлив и любвеобилен.

 

портрет отца Николая

Благодарность за чудо рождения

С 1991 года, когда еще часто можно было посещать отца Николая, Татьяна видела, сколько было рядом с батюшкой чудес, сколько исцелений по его молитвам, сколько духовных прозрений. Целую книгу об этом можно было написать. Например, вот что произошло со знакомой Татьяны. Жила эта молодая женщина в Германии, у них с мужем долгое время не было детей, но по молитвам батюшки родилась дочка, которую отец Николай благословил назвать Марией. Девочка росла в верующей семье, при церкви, часто причащалась Святых Христовых Таин. Когда ей исполнилось полтора года, ее привезли в Россию, к батюшке на остров. У домика старца лежат два больших валуна, и вот малышка без посторонней помощи забралась на один из них, встала там, перекрестилась и положила земной поклон. Потом она обернулась к стоящим и серьезно, даже строго на всех взглянула: мол, что же вы, не понимаете, где и у кого находитесь? Получается, ребенок всей своей чистой детской душой кланялся батюшке за тайну своего рождения. Все были изумлены, ведь никто Машеньку этому не учил! Так по молитвам батюшки рождались дети с уже возвышенной душой.

 

девочка у порога храма

Как у древних святых

Отец Николай был очень простой, по-детски радостный, с очень тонким чувством юмора. Любовь его распространялась на всё живое, как у древних святых. И живая тварь его слушалась. Однажды Татьяна принесла в дом отца Николая подобранного на улице котенка. Батюшка сразу назвал его Липой, взял на руки, погладил и ласково попросил: «Липушка, поцелуй батюшку!» И этот Липушка протянул свою мордашечку и выполнил просьбу. Котенок остался жить у батюшки и потом поражал всех своим послушанием. Раз Татьяна наблюдала, как кот вышел во двор, а там ходили куры. Батюшка увидел и говорит: «Коток! Ты куда, коток, пошел? Возвращайся ты назад!» Липа постоял немножко, как бы поразмыслил — развернулся и ушел.

Потом Татьяна встречалась с благословленными батюшкой котиками в разных городах, даже в Петербурге, и все они удивляли своей похожестью: были серьезны, основательны, послушны.

Батюшка часто показывал такие «фокусы», даже с курами, казалось бы, совсем неразумными птицами.

 

монахиня гладит кота

Деликатное воспитание души

Величайший Божий дар — общение с такими духоносными людьми, как отец Николай. Каждая встреча обозначалась как судьбоносная веха на жизненном пути. Человек после такой встречи начинал видеть: оказывается, это пространство гораздо шире, многое из того, что ценится в земной реальности, несущественно, а то, мимо чего проходишь, не придавая значения, как раз важно.

Батюшка бывал и строгим, и обличительным, хотя при этом очень деликатным. Он вслух не называл ни одного порока, обличал своими действиями, но каждый человек, если он не совсем безнадежен, понимал, что урок именно для него. Однажды приехала к батюшке одна из его духовных дочерей. Она шла за ним среди толпы приезжих и всё пыталась забежать вперед — то с одной стороны, то с другой, чтобы видеть и слышать батюшку получше. И вдруг он резко остановился и говорит скромно идущему вместе со всеми священнику: «Батюшка! Вы меня простите! Я никогда вам дорогу не перешел?»  Эта женщина встала как вкопанная и сразу всё поняла. С тех пор, по ее словам, она не только боялась перебежать дорогу кому-то, но еще и оглядывалась, как бы кому не доставить неудобства.

 

с иконами на крестный ход

Множество случаев говорило о том, что батюшка, даже находясь в домике, знал, что и с кем из приезжих происходит там, на улице. Он провидел их мысли и при этом воспитывал души этих людей. Воспитывал ненавязчиво, тактично, лишь одним легким прикосновением к душе человека мог сразу открыть ее ранку, немощь и указать лекарство, уврачевать, он просто показывал человеку направление пути.

Воля Божья

Татьяна Ивановна старалась приезжать к батюшке не реже одного раза в год, всё спрашивая, каков для нее путь спасения. Она работала с детьми, но чувствовала, что Промысл Божий о ней иной. И вот в середине 1990-х годов встал вопрос об открытии на Псковщине монастыря, вернее, о восстановлении древнего Спасо-Елеазарова, разрушенного в годы безбожия. Вокруг руин — глушь, в ближайшем лесочке полно змей.

Отец Николай благословил на этот подвиг Татьяну. Когда же она со страхом начала упираться, старец грозно посмотрел на нее и сказал: «Ты если возьмешься, то величайшее сделаешь дело!»

Домик старца стоял напротив монастыря, через озеро, и батюшка повел Татьяну к «дорожке Спасителя» (по ней в старину носили из обители на остров чудотворный образ Спаса) и сказал: «Помолимся, там Спасо-Елеазаровский монастырь».

В тот день с Татьяной случилось еще одно чудесное событие. День клонился к вечеру, и они со знакомыми стали волноваться, кто же их отвезет с острова, ведь в такое время перевозчиков не найти. Вдруг видят — идет такой тихий и смиренный дедушка. Они нерешительно спрашивают:

— Вы нас не перевезете на ту сторону?

— Что ж, пойдемте.

И повел их, но не к причалу, а на «дорогу Спасителя»: там у него была лодка.

Плывут они по тихому озеру, оглядываются — а остров такой красоты! Кругом синее пространство, солнце. Остров сияет в солнечных лучах, как в сказке. И вдруг радуга в одном месте зажглась.

«Что там за радугой? — спрашивают у перевозчика. — «Да там Елизарово», — отвечает он.

Так Татьяне было дано знамение, которое еще раз показало волю Божью.

 

красивый закат

Искушения

Сначала Татьяна Ивановна не была готова оставить Москву, столичную жизнь, преподавательскую работу, множество разных интересных общественных дел и ехать в неизвестность, в «дремучий лес», в «пустыню», но раз благословение получено, она внутренне начала готовиться.

Прошел год, другой, а территорию монастыря власти не хотели отдавать Церкви, искушения росли, и Татьяна решила, что старец ошибся. Она поехала на остров просить, чтобы батюшка снял с нее это послушание, чтобы больше не переживать и жить спокойно. Но отец Николай, окруженный множеством народа, посмотрел на нее и, ничего не спросив, сказал, как отрезал: «Не отказывайся!» Татьяна — за ним, чтобы объяснить положение, а он, словно убегая от нее, на ходу жестко бросал: «Не отказывайся!» Так и раз, и другой, и третий… И только когда Татьяна внутренне согласилась, смирилась, батюшка сам подошел к ней и на ушко тихонечко сказал: «Не отказывайся! Там хорошо будет».

И вот Рождественским постом снится ей сон: она увидела местность, похожую на Елизарово, и храм, в котором шла литургия. Служил отец Николай. А храм неустроенный, вроде бы передан батюшке для восстановления. Во сне Татьяна подумала: «Батюшка такой старенький, зачем же на него еще такое — возрождение храма?» А после литургии отец Николай сказал: «Я каждому из вас написал, каков ему путь спасения». В записочке для Татьяны было написано: «Читай житие преподобной Евпраксии и из этого уразумеешь свой путь».

Святая Евпраксия была пустынножительницей, а Спасо-Елеазаровский монастырь раньше был пустынный. Еще раз старец дал ответ на постоянный вопрос Татьяны Ивановны: где спасаться? Она окончательно успокоилась, смирилась и стала ждать, когда же Господь переселит ее на место спасения.

 

колокольня

Крест — это спасение

За открытие монастыря молились в Троице-Сергиевой лавре архимандрит Кирилл (Павлов), архимандрит Наум (Байбородин) и много других монахов, а также блаженная Мария Ивановна из Самары. И в 2000 году их молитвами отдали монастырь Церкви. Но Татьяна опять засомневалась, ее ли это крест, уж слишком тяжел. И поехала она снова к батюшке. Батюшка увидел ее и сам вдруг говорит: «Матушка, а крест-то мой!» Татьяна заплакала: «Батюшка, он такой тяжелый, такой тяжелый! У меня нет сил его нести». И он тогда говорит: «Ой, матушка, снимите-ка мой крестик». Татьяна, в то время уже игумения Елисавета, сняла свой игуменский крест, батюшка повесил его на себя и стал приговаривать: «Мой крестик! Дорогой крестик! Золотой крестик…» А потом строго сказал: «Крест — твой до гроба, чтобы его с тобой в гроб положили».

Потом он снял крест, возложил на новоиспеченную игумению, выстроил всех, кто был в келье, и благословил петь тропарь Кресту Господню. Так он воспитывал, так укреплял, показывая, что свой крест нужно нести с благоговением, страхом Божиим, любовью и благодарностью. Ведь крест — это спасение.

 

изображение царственных мучеников

Перед уходом в вечность

Последний раз игумения Елисавета видела батюшку перед началом Великого поста 2002 года — и не узнала его. При их встрече присутствовал отец Борис (Николаев) из Малой Толбы, сомолитвенник батюшки. Отец Николай говорил о спасении души, о том, как нелегко, как непросто попасть в Царство Небесное. Оказалось, что говорил он это в преддверии своего перехода в мир иной. В конце разговора батюшка предложил: «Давайте споем тропарь Успению Божией Матери».

Ему уже было о себе всё открыто, ведь отошел он ко Господу уже через полгода, Успенским постом, 24 августа.

Ночь перед погребением старца была необыкновенной. Псковское озеро в ту ночь представляло собой какой-то громадный международный порт. Будто изменилась география. Столько было огней! Плыли суда, множество разнообразных лодок. И при этом — необыкновенный, густой-прегустой туман, какого раньше здесь никто не наблюдал. Было ощущение, что это вовсе и не туман, а таинственная Божественная дымка. В природе был покой, была благодать, буквально — благорастворение воздухов, настолько всё было благостное, тихое, спокойное. Да еще мерцающие и плывущие в этой Божественной дымке огни…

 

крест

Нужно только благодарить Бога, что Он посылает нам таких светильников, как батюшка Николай, чтобы они становились для нас примером. Нам остается лишь с благоговением взирать на наших наставников, удивляться их вере, учиться ей и носить их пример в своей душе.

24.08.2023

Просмотров: 191
Рейтинг: 5
Голосов: 39
Оценка:
Комментарии 0
5 месяцев назад
Дивен Бог во Святых Своих,Бог Израилев
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать