X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Как Господь человека возвышает (часть 1)

Сестра милосердия Иоанна

«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут...» (Мф. 5: 7)

Сестра милосердия Иоанна Богуш (18.10.1976–26.06.2023)

Бог собирает под покровом монастыря совершенно разных людей. Он каждому отводит свое место, взращивает, очищает, удобряет человеческое сердце. Сегодня, на сороковой день по преставлении в вечность нашей сестры Иоанны Богуш, мы попытаемся рассказать о том, как Господь бережно и терпеливо вел ее к Себе.

Иоанна почти у всех в монастыре мелькала перед глазами — она напоминала главную героиню из детской повести «Пеппи Длинныйчулок». Иоанна уже издали кричала встречному: «Привет!» Она была большим ребенком в лучшем смысле этого слова — не переставала удивляться, радоваться, верить. Всегда простенько одета, за спиной рюкзак, без косметики. Но на ее лице и в глазах все-таки был виден отпечаток пережитой детской боли. Монастырь она по-настоящему любила, считала своим родным дом.

Иоанна — сирота. Росла и воспитывалась сначала в Пинском доме малютки, затем в Кобринском детском доме и Дывинской школе-интернате. Тогда ее звали Снежаной, и только, уже будучи в монастыре, она крестилась с именем Иоанна.

— В интернате по имени никто не звал. Били, издевались. В целом, шла очень жесткая борьба. И ты сам становился жестоким. Разговоры велись только на уровне силы. Это потом, когда вырастаешь, узнаешь, что можно по-другому (из воспоминаний Иоанны).

Интернатовские дети зачастую совершенно не приспособлены к жизни, даже кашу сами не могут сварить. И ее тренер по велоспорту в Пинске посоветовал поступать в кулинарное училище.

— Окончила училище. Правда, была уверена, что получу четвертый разряд. Цветы купила. А мне дали второй, грубо говоря, разряд посудомойки. Училась я неплохо, но на экзаменах случался ступор — не могла вымолвить ни слова. Просто не могла — и всё. Моя фамилия стояла в самом конце, последняя. Расстроилась, пошла и утопила цветы в пруду (из воспоминаний Иоанны).

Когда Иоанна узнала, что у нее есть сестра и брат, то были двоякие чувства: конечно, радость, но и непонимание, почему в детском доме ей не сказали, что у нее есть родные? Иоанна для Ксении и Сергея стала не просто сестрой, она к ним относилась как мать. Как-то Иоанна рассказывала, что ее,  уже взрослой,  взяла к себе женщина, которая по-настоящему заменила ей мать, а свою настоящую маму она увидела в 25 лет.

До встречи с монастырем Иоанна прошла школу жизни, где ей пришлось в лихие 90-е остаться без куска хлеба и крыши над головой, поработать в интернате для престарелых, в реанимации, в детском хирургическом отделении.

— Когда я пришла в дом-интернат для престарелых, то передо мной открылась картина: стоит какой-то дядя и лущит фасоль. Я ему сказала, что ищу работу — деньги мне не нужны, только бы кушать давали. Дядя оказался директором интерната и принял меня на работу. Позже, уже будучи санитаркой в реанимации, впервые задумалась о Боге. Медсестры удивлялись: «Какая ты сильная!» И я подумала: вот, наверное, если Бог существует, Он же зачем-то мне дал такую силу? Я могла одна повернуть, обмыть даже очень крупного человека, перестелить ему простыню и еще успеть массаж прохлопать.

Однажды, сильно заболев, десять дней была без сознания. Когда очнулась, впервые искренне так, по-детски обратилась к Богу: «Если Ты есть, сделай так, чтобы мне принесли гитару — я бы поиграла. Мне так хочется играть на гитаре…» И что вы думаете, в этот же день мой знакомый принес гитару. Ничего себе! Получается, Бог есть! (из воспоминаний Иоанны).

 

в больнице

В монастырь Иоанна приехала зимой 2002 года. Она сразу и не поняла, куда попала; была очень удивлена, что здесь живут монахини. Для нее всё, что касалось жизни в церкви, было незнакомо, непонятно, чудно. Первая монахиня, которую она встретила, была монахиня Евпраксия. Когда матушка представилась, Иоанна попросила на бумажке написать ее имя. На вопрос Иоанны, во что она верит, мать Евпраксия начала читать Символ веры, и, как потом Иоанна сама призналась, в тот момент ей было стыдно сказать, что она ничего не поняла. Матушка Евпраксия предложила Иоанне остаться в монастыре, отдохнуть. Отвела на беседу к отцу Андрею Лемешонку.

— Отец Андрей меня спросил: «Зачем ты хочешь в монастырь?» Я задумалась и ответила: «Хочу стать лучше» (из воспоминаний Иоанны).

В декабре Иоанну крестили. Крестной стала мать Евпраксия. После Крещения для Иоанны открылся совершенно новый мир. Она буквально «глотала» церковные книги, ей было интересно общаться с монахинями, участвовать в таинствах Церкви, трудиться вместе с братьями и сестрами сестричества.

Через два месяца Иоанна привезла в монастырь свою сестру Ксению, и та тоже крестилась. Как потом вспоминала Ксения: «После Крещения Иоанна мне сказала: "Мы с тобой в монастыре святой Елисаветы, давай поедем по местам, которые с ней связаны". Был пост, денег не было. Батюшка Андрей нас благословил, и мы с такой радостью поехали в Ганину Яму! Три дня добирались автостопом, ночевали в палатках и даже вели дневник». Впоследствии Ксения осталась жить вместе с Иоанной и трудиться в монастыре.

Отцу Андрею Иоанна была благодарна, что он подтолкнул ее к примирению с матерью. Она поехала к ней, познакомилась. У мамы оказалось психическое заболевание. Когда Иоанна начала изучать ее болезнь, то поняла, что мама не так уж и виновата, что оставила их, и она вместе с Ксенией минимум раз в год старалась к ней приезжать.

Вскоре Иоанне дали послушание на монастырском мужском подворье, где в то время старшей была монахиня Тамара (Игнатович).

— Когда я первый раз Иоанну увидела, она мне показалась очень странной. На мой вопрос — когда у нее день рождения? — она начала говорить что-то про смерть Пушкина… Вскоре мне сообщили, что она будет вместе со мной трудиться на мужском подворье. Я подумала: «Мама дорогая, мне конец. Как я смогу трудиться с этим человеком?» А в то время у нас на подворье жили дети — Кирилл со своей маленькой сестрой Александрой (они до этого в буквальном смысле бродяжничали по подвалам города, голодали). Иоанна стала для них нянечкой, у нее отлично получалось. Я занималась братьями и хозяйством. И, как это ни парадоксально, Иоанна стала для меня настоящим другом. Даже не знаю, как это объяснить, она вот какая-то была вся своя, рядом с ней тебе было совершенно спокойно. Бывают люди, с которыми можешь долго находить контакт, долго привыкать, искать подходы, а к ней не надо было. Совершенно.

Целый день Иоанна проводила с детьми. Параллельно могла дрова поколоть — братья были в восхищении от того, как она это делала. Мы с ней много времени проводили вместе: обходили подворское хозяйство, что-нибудь делали…  Даже братья ее уважали. Не могу сказать, что любили, скорее, уважали, потому что она могла за себя постоять. Если ей что-нибудь скажут нехорошее, могла и оплеуху дать. Даже был случай, когда один брат начал меня оскорблять, так она его схватила за шкирку и как шмотанула! Братья за этого брата перепугались, а не за меня и Иоанну. Но чувствовалась в ней и внутренняя сила.

Было у нас и одно чудо на подворье в день Воспоминания явления на небе Креста Господня в Иерусалиме (20 мая). Я занималась домашними делами в домике, а Иоанна с детьми играла на улице. Было тепло, солнечно. Вдруг она как закричит: «Выйди на улицу! Быстрее!» Я говорю: «Мне некогда». И тут уже маленькая Саша заорала: «Матушка, там на небе Христос воскресе!» Я испугалась, что что-то случилось, вышла, глянула на небо — а там Распятие! Я человек не экзальтированный, но, когда это увидела, у меня аж ноги подкосились, и только вымолвила: «Боже, милостив буди нам, грешным!» Если бы был просто крест — это одно. Но там было четкое Распятие — Восьмиконечный Крест с фигурой Спасителя!  Даже подворские братья, вышедшие на крики детей и,  увидев Это на небе, сказали: «В натуре, в натуре Крест!»

Как Господь человека возвышает (часть 2)>>

04.08.2023

Просмотров: 294
Рейтинг: 4.5
Голосов: 62
Оценка:
Комментарии 0
8 месяцев назад
Написано хорошо. А где продолжение?
Комментировать