X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Господь отнимает на десять единиц, а дает на сто» (ч. 1)

Господь отнимает на десять единиц, а дает на сто

«Что Вы, такая молодая и красивая, здесь делаете?» — этот вопрос Татьяне Антоновой задают довольно часто. Односложно ответить на него невозможно. О больничном служении, промыслительных встречах с людьми и чудесах исцеления в истории сестры милосердия, которая несет послушание в отделении реанимации 2-й ГКБ.

— Знаю, что моя прабабушка была православной христианкой, ходила в храм, много молилась, — рассказывает сестра Татьяна. — Я была совсем маленькой и знала ее недолго, но очень ее любила и, когда приезжали в деревню, проводила с ней много времени.

Семья не была воцерковленной, но иногда с мамой мы заходили в церковь подать записочки, поставить свечу и освятить куличи. Она же меня научила молитве «Отче наш», которую я каждый день читала. Я всегда знала, что есть Бог и духовный мир, что нужно жить правильно, по заповедям, хотя тогда, конечно, этих слов еще не слышала.

В жизни были ситуации, когда Господь явно вмешивался и сохранял мне жизнь. В пять лет я упала со второго этажа, но, как поется в 90-м псалме, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою (Пс. 90: 11, 12). А однажды в тридцати сантиметрах от меня упало гигантское стекло — люди с балкона уронили. Стекло разбилось вдребезги, а на мне ни одной царапины. Я даже испугаться не успела. Вот так с самого детства Господь продолжает нести меня по жизни как нечто драгоценное и важное для Него.

В детстве я была необщительным ребенком. Общаться хотела, но не умела. Но хорошо помню, как разговаривала с Богом. Детская молитва иная, она идет от сердца. Когда заболела моя собачка, взрослые убеждали, что она жить не будет, а я очень просила Бога помочь, и Господь подарил ей несколько лет.

Когда я впервые пришла в храм в тяжелом духовном состоянии, то почувствовала полноту. Поняла, что здесь настоящая жизнь, здесь мое место. Я стала ходить в церковь. Причащалась тогда каждый день без благословения — просто потому, что была внутренняя жажда по Богу. Когда нужно было за кого-то помолиться, то подолгу молилась своими словами и, к удивлению, почти не было никаких помыслов. Это был особенный, благодатный период, за который я благодарна Богу. Именно тогда я поняла, какими должны быть отношения с Богом.

Вспомнился один случай… Была сложная ситуация, и я не знала, как поступить. Несколько месяцев молилась, но ответа не было. И вот наступил тот самый день, когда нужно принимать решение. Я стала у икон и от сердца попросила: «Господи, дай мне ответ, как для тупой», — вот прямо такими словами. И в тот же день ко мне пришел совершенно незнакомый человек (как выяснилось потом, тоже верующий и воцерковленный) и сказал, что надо делать: «Знаете, Татьяна, если у Вас будет такая ситуация, то нужно поступить так и так». Не было сомнений: вот он, явный ответ от Бога.

 

— Надо сказать, что мне никогда не было интересно просто жить и зарабатывать деньги, это не мое. С самого детства внутри было желание кому-то помогать. Началось всё с того, что маленькой девочкой я тащила домой бездомных животных. Как сейчас помню, принесла несчастного маленького котенка домой, а мама наотрез отказалась его оставлять и сказала отнести назад. Уже стемнело, а я сидела на лавочке с этим котенком и плакала, потому что не могла оставить его одного на улице.

Повзрослев, ездила в хоспис, к деткам в интернат, продолжала спасать животных. Но мне хотелось чего-то большего.

Однажды мы с подругой поехали к святителю Николаю в Бари. Это была какая-то удивительная, благословенная поездка, сотканная из любви и заботы Бога, несмотря на то, что мы обе заболели и несколько дней пролежали с высокой температурой. К слову, лекарства в Италии практически невозможно купить, разве только леденцы от кашля. Помню, как мы грызли корень солодки, а хозяйка гостиницы, где мы жили, приносила нам чай с имбирем в своем фамильном фарфоре. Там мы познакомились с удивительным русским священником, который всячески нас опекал. Все скорби и неприятности в поездке были с лихвой покрыты любовью Бога. На своем примере я не раз убеждалась: Господь отнимает на десять единиц, а дает сверху на сто.

Мы пробыли в гостях у святителя Николая несколько недель, и домой я вернулась совершенно другим человеком. Мир воспринимался иначе: все казались такими красивыми, внутри была любовь, благодатное и мирное состояние.

И вот по приезде я открываю ноутбук и захожу на сайт Свято-Елисаветинского монастыря. Надо сказать, что до этого я посещала его от силы пару раз. Про монастырь я знала, периодически приезжала на службы, но не более. И вот я открываю сайт (сама не понимаю зачем) и первое, что вижу, — большой баннер «Ищем сестер милосердия во 2-ю больницу». Сердце сразу откликнулось: «Вот то, что я искала». Я только приехала от святителя Николая, буквально сутки прошли, поэтому восприняла эти слова как указание к действию и набрала телефон матушки Ларисы Нежборт: «Вот увидела объявление, хотела бы прийти, помочь». — «Ой, как замечательно, — обрадовалась она. — Вы знаете, у нас как раз на этой неделе ежегодное собрание с батюшкой. В пятницу прийти можете?» Представляете, собрание проходит раз в год, и я на него сразу попала!

Честно говоря, на собрании я ничего не поняла. Сидела с круглыми глазами, но где-то в глубине души мне было близко всё происходящее. Потом матушка Лариса сказала подойти к батюшке и взять благословение. Я так и сделала, по-прежнему не понимая, что на самом деле происходит. Вот так я и пришла на послушание во 2-ю больницу.

Спустя некоторое время, когда я поняла глубину послушания сестры милосердия и осознала ответственность, начался период борьбы. Я пошла на попятную. Помню, мы ехали с сестрой Фотинией, а я плакала: «Не могу быть сестрой милосердия, у меня ничего нет, какая из меня сестра…». И тогда мудрая сестра Фотиния после всех аргументов, уговоров, бережных объяснений, что всё придет в свое время и только Господь может дать силы и слово, сказала: «У тебя есть благословение, назад пути нет». И именно эти ее слова помогли мне смириться. Сейчас я понимаю, как мудро Господь всё устроил: я не осознавала, какое беру благословение у батюшки, куда иду и на какое послушание. А так всё уже было сделано за меня, и мне ничего не оставалось, как принять волю Божию.

 

— В больнице довольно часто приходится слышать такой вопрос: «Зачем Вам это послушание? Вы такая молодая, красивая, можете гулять, проводить время как нормальные люди. Что Вы тут делаете?» А я не знаю, что ответить, потому что сложно объяснить словами действие Божией благодати: на послушании Господь дарует нечто такое, что не идет ни в какое сравнение с мирскими благами. Я при этом ничего не делаю, разве только прихожу на послушание, и то на это Господь Сам дает силы, а мне остается лишь собирать плоды благодати. Бывает, приходишь в больницу уставшей, опустошенной, а после послушания как будто лампочку внутри зажгли, и ты весь светишься изнутри. Вот она, пасхальная радость.

Удивительно, что раньше я совсем не могла заходить в больницу. Было какое-то необъяснимое неприятие этого места. Даже,  когда мой крестный папа лежал в больнице, для встречи со мной ему приходилось спускаться в холл, так как я не могла зайти в палату. При этом я стала сестрой милосердия и не просто хожу в больницу, но сама попросила направить меня в отделение реанимации.

В реанимации совершенно иной мир, там прикасаешься к вечности, потому что двери на Небеса открыты. Люди стоят между двух миров, и, соответственно, ценность присутствия, слова молитвы сестры милосердия необычайно велики. И поэтому у меня бывает страх, что из-за моего состояния человек не сможет увидеть Бога. А мне очень хочется, чтобы Господь протиснулся сквозь мои греховные глыбы и коснулся души человека.

 

— В начале моего служения мне казалось, что стоит только произнести слово от сердца, как человек тут же обратится и станет православным христианином. Казалось, что всё зависит от меня. А сейчас я понимаю, что всё иначе. Нужно сделать максимум для человека, то есть Господь через меня должен сделать этот максимум, и я не должна Ему помешать. Всё остальное — тайна спасения. Мне, как сестре милосердия, важно быть чуткой, находиться в постоянной связи с Богом.

Я всегда молюсь об упокоении Анны, хотя ни разу ее не видела. Я тогда еще несла послушание в другом отделении, а она лежала в реанимации. Обычно у нас исповедь вечером, Причастие утром. Но тут отец Валерий после исповеди срочно поехал в монастырь за Дарами — настолько она была в плохом состоянии. Я помню, как мы с сестрами молились, чтобы он успел, доехал. Батюшка был уже на подходе к реанимации, когда она отошла. Вот насколько здесь важны каждая секунда и каждое слово…

Ты должен чувствовать ситуацию, как хирург. Нужно слышать Бога, а не себя, свою гордость и свое «я». Это тяжело, потому что постоянно примешивается грех. Вот и идешь каждый раз как по минному полю. Но важно хотя бы семечко посеять. Возможно, от того, что я здесь и сейчас скажу, каким будет мое внутреннее состояние, что-то произойдет в душе человека, он примирится с Богом, захочет обратиться к Нему. Бывает наоборот, человек может прогнать, наговорить неприятных слов. В таких случаях важна ответная реакция сестры, которая может повлиять на восприятие человека. Например, он увидит, что сестра смиренно, без раздражения приняла его состояние, и уже через это он может измениться, задуматься. Каждый приходит к Богу разными дорогами…

Продолжение следует…

Беседовала Мария Котова

Фотографии Никиты Провлоцкого и Максима Черноголова и из личного архива сестры

01.08.2023

Просмотров: 196
Рейтинг: 4.6
Голосов: 29
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать