X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Воспитание — это любовь, твердость духа и вера» (ч. 2)

Матушка Виктория Кржижановская о воспитании

Матушка Виктория Кржижановская — супруга протоиерея Александра Степанова, благочинного города Гороховец Владимирской области России, многодетная мама, регент, а еще — руководитель военно-патриотического клуба «Воскрест», и мы продолжаем нашу беседу о семье, воспитании и патриотизме.

 

— Детям очень сложно преодолевать трудности, и часто в какой-то деятельности они не доходят до конца, потому что сталкиваются с неудачами. Как можно мотивировать детей не отступать?

— Мне кажется, мама должна действовать с любовью, а папа являть пример твердости духа. «Лечение» таких случаев часто наблюдается в нашем лагере. Дети находятся в лесной зоне, далеко от родителей и благ цивилизации, и иногда у ребят случается некий надрыв, слом: «Я ничего не хочу, хочу домой». Мы всегда связываемся с родителями и спрашиваем: будем работать дальше или ребенок едет домой? Чаще всего родители хотят продолжать работать. Тогда мы начинаем с ребенком разговаривать: «Понимаешь, тебе нужно дойти до конца. Если ты сейчас сломаешься и уйдешь, это будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь. А если ты сейчас, будучи ребенком, в лагере дойдешь до конца, ты начнешь себя уважать и в дальнейшем в любом деле будешь преодолевать трудности».

Тут еще важен коллектив единомышленников, которые готовы поддержать ребенка в переломный момент. Немаловажен и фактор изоляции, в том числе от родителей, которые очень любят своих детей и, как правило, очень быстро соглашаются на то, чего требует ребенок. А так нельзя, если мы хотим вырастить действительно крепкого духом человека.

— Каждый раз это происходит по-разному. Но есть один рецепт, который батюшка приводит как пример. Воспитать духовно ребенка — это как солить огурцы и помидоры. Нужно взять воду, добавить в нее соль и необходимые ингредиенты (сделать рассол). И когда он готов, в него можно положить любой овощ, и он станет соленым. Если он мало полежал в рассоле, то он малосольный, а если достаточно долго, то полностью осолится. Об этом говорит и Господь Своим ученикам: Вы — соль земли (Мф. 5: 13). Как мир осолится, если вы не будете солью? Общение православных христиан — это и есть тот рассол, который может сформировать духовную базу молодого человека.

— А что такое патриотическое воспитание, на Ваш взгляд?

— Это воспитание внутреннего стержня, когда человек готов пожертвовать своей жизнью и встать на защиту, в первую очередь, своих родных; человек с глубоким чувством ответственности. В среде молодежи этого очень не хватает, особенно среди юношей. Они не готовы взять ответственность даже за женщину и создать семью. А защищать Родину — это еще более серьезный уровень.

Я уверена, что именно православные клубы и лагеря могут помочь вырастить настоящих патриотов, готовых встать на защиту и Отечества, и веры. Особенно ценно их общение со священниками, которые дают образец духовной чистоты и нравственности. Есть, конечно, священники с проблемами, но в основной своей массе они являют собой пример духовности. И, приходя в такие детские сообщества, православные батюшки становятся ориентиром для детей. И слава Богу, что у нас есть возможность воспитывать наших детей в православной вере.

Мужчины, особенно бывшие военные, должны инициировать создание таких клубов и лагерей и приглашать батюшек для общения с молодежью.

— А в Вашей семье были военные?

— Родословная моей семьи известна до восьмого колена и начинается, как это ни странно, с адъютанта короля Людовика XVI, который во время французской революции переехал из Франции в Россию. Здесь у него родились сыновья, один из которых стал известным музыкантом и вместе с Рубинштейном открывал музыкальную консерваторию в Москве. А вот его сын стал военным, генералом, и его отправили служить во Владимирскую область. Вот так мои предки оказались на этой земле. Моя родословная имеет французские, немецкие, польские и украинские корни. Династия педагогов и военных. Много кандидатов наук, профессоров.

 

матушка виктория

— Вы многодетная мама, и после рождения четверых детей решились взять в семью еще троих приемных деток. Как созрело такое решение?

— Из-за той самой операции на мозге каждые последующие роды давались с большим трудом. Четвертые были на грани жизни и смерти. Стало понятно, что больше я родить не смогу. А душа уже многодетная. Мы с отцом Александром приняли решение: если Господь пошлет кого-то в семью, мы примем. И Господь привел в семью подростков. Первыми появились Ваня и Катя, брат и сестра. Мама у них пропала, папа выпивал. К девочке начали приставать собутыльники отца. Она выбежала на улицу, позвонила дяде. Он приехал из Москвы, искал, куда пристроить ребят на лето, потому что сам работал вахтовым методом и не мог постоянно находиться с ними. Один из батюшек рассказал ему про отца Александра, а тот вспомнил, что ребенком занимался у него в спортивной секции. Вот так ребята впервые оказались у нас.

Спустя два года папу осудили за то, что где-то в заброшенном доме он срезал батарею и сдал на металлолом. И чтобы ребята не попали в детский дом, мы их взяли под опеку и сопроводили до совершеннолетия. Катя окончила педагогический факультет в Свято-Тихоновском университете, а Ваня окончил училище по иконописи, но работает высотным альпинистом, чтобы зарабатывать и содержать семью.

У еще одного мальчика не сложились отношения в приемной семье. Сотрудница опеки очень переживала за мальчишку и пришла к нам, попросила взять его под опеку до совершеннолетия.

Конечно, когда детки приходят подростками, накладывается серьезный отпечаток на отношения и внутри семьи, и со своими детьми. Ребята приходят со своими устоями, и повлиять на их внутренний мир крайне тяжело. Поэтому тут тоже нужно действовать только с любовью, показывать личный пример. Надо много разговаривать, вразумлять, строить добрые отношения. Самое главное — должно быть внутреннее желание помочь ребенку, а не просто «дотащить» его до совершеннолетия. Если такое желание у папы и мамы есть, то всё обязательно получится. Тут главное — положиться на Бога, и всё будет хорошо.

— Назовите, пожалуйста, основные правила воспитания семьи Степановых.

— Нужно идти навстречу детям. Обязательно уделять им время, выслушивать и как можно больше общаться. Если их слушать, тогда они будут и нас слышать. Это единственный лайфхак. В ребенке нужно видеть своего ближайшего друга, а не объект воспитания.

— Ваш старший сын стал военным. Он тоже прошел через клуб «Воскрест»?

— Да, его духовный стержень тоже возрастал в клубе и в лагере. В какой-то момент стало понятно, что нашего авторитета для воспитания сына не хватает. Отец Александр — замечательный пример, но это же свое дитя, и он был слишком мягким. Вот поэтому мы решили отправить его в кадетский корпус ВДВ. Ломка была тяжелейшая, но мы его поддерживали. И он справился.

После кадетского корпуса сын пошел по военной стезе. Имеет медаль «За возвращение Крыма». В настоящее время находится на передовом рубеже специальной военной операции. Награжден правительственными наградами.

Вы не представляете, насколько там нужна наша молитва. С моим сыном не раз случались настоящие чудеса. Однажды прилетел снаряд, который не издавал звука, и ребята не успели на него отреагировать. Всё случилось молниеносно, снаряд взрывается, а солдаты даже лечь не успели. В них тучей полетели осколки. Они просто простились с жизнью… А потом смотрят с напарником друг на друга: рядом все деревья посечены, а на них ни одной царапины. Как будто перед ними кто-то стал и защитил. Они тогда просто дар речи потеряли, как сын рассказывает.

Еще был случай, когда их броневик наехал на противотанковую мину. Мина против танка! У броника отрывает колесо, но ребята остались живы, только контузия. Они вываливаются из машины, расходятся, а затем решают стащить машину на ремонт. Прицепили к какому-то транспорту и стали стаскивать. Оказалось, что броневик стоял на еще одной противотанковой мине… Сын получил сильную контузию, потеря слуха была на 70%, его лечили два месяца. Но как только поправился, опять вернулся к своим ребятам.

А когда получил вторую контузию, тоже чудом остался жив. Боевые действия прекратились, и он сел, чтобы поправить носок. Снял шлем, стал развязывать берцы. Напарник сел около него на корточки. И тут прямо за спиной напарника произошел взрыв… Его шлем, броник на спине и сидюшка внизу прикрыли сына, в него не попало ни одного осколка, всё застряло в обмундировании напарника, но поскольку взрыв был рядом, их отбросило и полностью закопало землей. У обоих тяжелая форма контузии. Но если бы товарищ не сел рядом, нашего сына не было бы в живых… Теперь он опять в строю. И по тем историям, которые нам рассказывает сын, мы просто уверены, что Бог на нашей стороне и победа будет за нами.

Мне часто говорили: «Что ж ты его отправила, что ты ничего не сделала?» А я всем отвечаю: «Давайте всех под юбку спрячем…» Кто нас защищать будет? Наши семьи, нашу землю, нашу веру. Именно это ребята сейчас защищают — возможность нам жить и воспитывать детей в православной вере. Это сейчас самое главное. И если кто-то этого еще не понимает…

— Говорят, на войне нет неверующих…

— По словам отца Александра, именно духовной помощи священников на передовой не хватает. Батюшка сам старается как-то участвовать, помогать ребятам, ездит в зону СВО, возит гуманитарку, проводит духовные беседы, исповедует, причащает. Ребята очень ждут батюшку, спрашивают, когда приедет. За один раз по пятьдесят солдат подходит на Причастие. Многие из ребят становятся верующими именно на фронте, и им нужно помочь в их воцерковлении.

Для мужчин на фронте очень важно знать, что в тылу их поддерживают. Знать, что они кладут свои жизни за тех, кто их любит, уважает и ценит. И детские письма, которые им присылают на фронт, они носят около сердца…

 

матушка в храме

— В начале разговора Вы упомянули, что поехали в наш монастырь к отцу Андрею Лемешонку посоветоваться насчет дальнейшей судьбы лагеря «Парус». А почему именно сюда?

— Поскольку мой супруг — подвижник в различных проектах, в какой-то момент в Гороховце появился ежегодный фестиваль «Под Покровом Пресвятой Богородицы», а также Рождественский фестиваль. Конечно, мне приходилось подключаться, готовить концертную программу. Во время поиска музыкальных композиций я открыла для себя два замечательных хора: хор Свято-Елисаветинского монастыря и Санкт-Петербургский хор при храме Владимирской иконы Божией Матери. Эти два коллектива стали для меня двумя мощными певческими примерами. Потом вышел фильм «Инокиня», где я впервые увидела отца Андрея. И то, как батюшка разговаривал, его манера общения запали в душу. В сложный момент с «Парусом» я решила, что мне стоит поехать в Минск и попытаться узнать волю Господа через отца Андрея. И, действительно, тогда я получила четкие ответы.

Кроме того, я прониклась монастырской атмосферой, молитвенным покоем, меня тянуло в обитель. Несколько раз возвращалась в монастырь, один раз даже с моим батюшкой. А сейчас вот приехала на концерт «Своих не бросаем», с радостью откликнувшись на предложение здесь выступить.

Сейчас как никогда нам нужно объединяться. Объединяться по принципу Христоцентричности — вокруг Христа, молитвы и веры. Потому что только наша вера сохраняет традиционные ценности. Только так мы сможем сберечь и нашу землю, и наш народ. И семьи наши станут многодетными, и все решатся на третьих деточек… Но мы должны поддерживать друг друга, вместе молиться. Господь слышит все наши молитвы, любое наше дыхание, все наши мысли знает. Молитвенные объединения очень помогают: и тем, кто объединяется в молитве, и тем, за кого молятся.

Беседовала Мария Котова

Фотографии Максима Черноголова и из личного архива матушки Виктории

«Воспитание — это любовь, твердость духа и вера» (ч. 1)>>

15.06.2023

Просмотров: 1070
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать