X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

На палочках в Царствие

о брате Сергии с подворья

Месяц назад на 62-м году жизни упокоился подворский брат Сергий Сей (Сергей Анатольевич Сей, 04.07.1961 г. – 05.05.2023 г.). Он жил тихо, незаметно. Ушел тоже тихо, и останется тайной, почему, будучи глухим, он любил посещать литургию, где он — физически слабый — находил силы терпеть сильнейшую боль, и как его утешал Господь.

13 июня исполнится 40 дней со дня кончины брата Сергия. Мы собрали воспоминания людей, которые его знали.

— На подворье я замечала маленького человека, который ходил, сильно прихрамывая, опираясь на две палки, — рассказывает инокиня Елена Ткачёва. — Он был молчаливый и приходил ко мне несколько раз, жалуясь на боли в суставах. Брат Сергий мог говорить, но не слышал: потерял слух после болезни и лечения антибиотиками. Меня в нем зацепили его глаза — очень красивые, как у ребенка. Сам он был щупленький, а глаза большие и голубые.

 

брат сергий с костылями

Я иногда угощаю братьев конфетами, какими-то простыми карамельками, и говорю: «Это у нас лекарство от депрессии». Когда я предлагала ему эти конфеты, у него глаза были полны благодарности — он смотрел на меня так, как будто я сделала для него что-то потрясающее. Общалась я с братом мало, но всегда читала в его глазах признательность.

Он родился в поселке Большевик под Минском. Жил там с родителями и с детства мечтал стать моряком. Поступил в мореходную школу и по окончании ходил по всему миру. Потом влюбился, женился и, чтобы быть ближе к дому, перешел в речной флот. Жил в Мурманске. У них с женой родились две дочки. Семейная жизнь не сложилась. Он говорил, что по его вине они с женой развелись. Он вернулся на родину. Трудился на птицефабрике. Жизнь пошла под откос: он стал пить, родители умерли, родственники от него отказались. Так он оказался на подворье. Сестры рассказывали, что его, неходячего, привезла скорая. На подворье брат прожил около 10 лет.

Незадолго до Пасхи Сергий перестал ходить. Сам он говорил, что у него всё хорошо, но стали болеть тазобедренные суставы. Он очень хотел поехать на пасхальное богослужение в монастырь. Так как ходить брат не мог, его привезли в инвалидном кресле. Полчаса в дороге, длинная ночная служба, обратная дорога… Через три дня после Пасхи мы поехали к врачу. Сделали снимки тазобедренных суставов, и оказалось, что у него с одной стороны застарелый перелом шейки бедра, а с другой — свежий. Такие переломы — тяжелое заболевание, оно вызывает очень сильные боли. И, если человеку не обеспечить неподвижность сустава или не сделать операцию, он ходить не может. Но этот человек ходил. В остром периоде боль просто невыносимая. А брат с переломами, опираясь на палки, приходил к м. Августе (это около 50 метров) и просился на богослужение. Для меня это равносильно подвигу. Криком кричать при таком заболевании — это нормально, а ездить на ночную службу — из разряда чудес. Когда диагноз был установлен и Сергию прописали постельный режим, он всё равно захотел поехать в коляске на литургию, которая служилась здесь, на подворье. Через неделю он попросил, чтобы его причастили в келлии.

Мне говорили, что, возможно, у Сергия был другой, чем у большинства людей, болевой порог, а я понимаю, что у брата был другой уровень благодати. Когда человек смиряется с тем, что Бог дает, он может с Божией помощью, с благодатью это нести. Как мученики, которые переносили запредельные страдания. И раз человек смог с такими переломами поехать на пасхальную литургию, значит, благодать просто зашкаливала.

 

Причастие в Державном храме

Когда боль стала такой сильной, что брат не смог ее терпеть, его забрали в областную больницу. Врачи-травматологи хотели протезировать сначала один сустав, а потом второй. В среду, 3 мая, я зашла к нему в палату, он улыбался. Мы пообщались. Я спросила, что ему привезти. Сергий ответил, что ему ничего не нужно, хотя у него была совершенно пустая тумбочка. В пятницу позвонили из больницы и сказали, что он упокоился. Причиной смерти стал оторвавшийся тромб. При травмах такое бывает.

Когда этого человека я видела последний раз, у него было сияние славы Божией на лице. Я думаю, что он перенес страдание, которое привело его к Богу.

У него были маленькие иконочки, вырезанные из газет, которые он бережно хранил и относился к ним с благоговением.

Я у него спросила: «Утешает тебя Бог?» Он улыбнулся и кивнул. Его лицо просияло.

Это был совершенно тихий человек, скромный и незаметный, а дух в нем был мощный и потрясающая любовь к литургии. Он был очень благодарным человеком, когда говорил «спасибо», было видно, что благодарность идет из глубины души.

 

молитва за людей

При жизни я успела расспросить его немного. Я записывала вопросы на бумаге, а он читал и отвечал вслух. Вот его рассказ:

«Отец мой был фельдшером в амбулатории в Большевике, мать работала начальником отделения связи. После школы я поработал на птицефабрике, заработал себе денег на дорогу и поступил в мореходную школу в Кронштадте. По ее окончании меня направили в Мурманск для работы на судах вспомогательного военно-морского флота. Отработал три года, там женился. Чтобы получить жилье, пошел работать на стройку. Сначала дали общежитие, родились две дочки. Через пять лет получил квартиру. Поступил в мореходную школу Мурманского морского пароходства. По окончании начал работать на судах загранплавания. Я был в 15 странах. Везде неплохо, не понравилось только в Африке. В Греции очень много русских. Там познакомились случайно с одним старичком, у него жена русская. Рассказывал о себе. В других странах говорили на английском. Из-за своих грехов потерял семью. Не знаю, что на меня нашло. Начал пить, связался с одной дамой. Жена, когда узнала, подала на развод. Дочки на тот момент были подростками. Я всё оставил детям и вернулся. Когда я приехал в Большевик, моя мать была еще жива. Она была уже старенькая и любила выпить. Вскоре мать умерла. Я работал на птицефабрике в кормоцехе. Потом попал в больницу. Из больницы меня привезли на скорой домой, но квартира была уже занята, тогда меня завезли на подворье».

Монахиня Августа (Король):

— Для брата Сергия самыми родными и близкими были его жена и дочери. Когда семья распалась, он очень переживал — ему было только 60 лет, но он был уже как старик. Осознание, что семья для него была самым дорогим и останется до конца дней, у него появилось не сразу, а когда он ее потерял. Сергий понял это, когда осознал свои ошибки…

Есть такие люди, которые любят одного человека и преданы ему. Это большая редкость. Мне было удивительно, что он с таким теплом вспоминал о семье.

 

сестра милосердия

Отец Андрей Лемешонок:

— Часто мы не видим настоящих героев, обманываемся, кем-то восхищаясь, кого-то превознося, а потом приходится разочаровываться. Но вот, к примеру, у нас на подворье человек есть* больной, с двумя палками еле ковыляет; разговаривает, но не слышит ничего. Оказалось, что у него сломана шейка бедра. А потом он снова упал и вторую ногу повредил. Ходит через боль, но говорит: «Мне надо в храм!» Казалось бы, вот человек никому не нужен, бомж, но в нем такой дух!

 

свечи на церковном подсвечнике

---------------

* Отец Андрей сказал эти слова, когда брат Сергий был еще жив.

06.06.2023

Просмотров: 50
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
Комментировать