X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Смиренный избранник Божией Матери

Преподобный Иосиф Оптинский

«Верую в то, что каждый приходящий в Оптину пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение милостию Божией и за молитвы великих наших отец Льва, Макария, Амвросия. Они весьма многих воспитали духовно для небесного отечества. Не престают и теперь духовно воспитывать».

(Прп. Иосиф Оптинский)

«К нему все мои немощи перешли, — вздохнул преподобный Амвросий о своем слабом здоровьем келейнике. — Но зато он смиренный… Да…» К преподобному Иосифу Оптинскому перешли не только немощи, но и духовные дары старца Амвросия, в послушании которому отец Иосиф провел тридцать лет. Живший при Оптиной пустыни блаженный Пахомий говаривал: «Отец Иосиф всё равно, что Абросим». Это был не только близкий по внешним условиям жизни человек, но и по духу, силе послушания, преданности и верности «чадо любимое» старца Амвросия. Убогая «хибарка» преподобного стала для отца Иосифа училищем благочестия, здесь он прошел делом науку из наук — монашество и в свое время сам стал наставником иноков.

В нем жила такая глубокая благоговейность и он всегда так блаженно безмолствовал перед Богом, что одна его необыкновенная небесная улыбка располагала к нему окружающих. Его нельзя было не любить. Старые опытные скитские иноки говорили: «Это истинный монах — понапрасну слов не тратит».

За старца Амвросия отец Иосиф был готов и жизнь положить. Однажды к домику преподобного явился некий посетитель: он был разгневан и в руках держал пистолет. Скитская братия переполошилась, но на крыльцо вышел отец Иосиф и с невозмутимым видом перекрестил вооруженного человека, глядя ему в глаза. Тот обмяк, опустил руки, и в это время кто-то взял у него пистолет. Этот человек был одержимым и пришел убить отца Амвросия.

 

Келья преподобного Амвросия в скиту

Келья преподобного Амвросия в Иоанно-Предтеченском скиту

Путь преподобного Иосифа (в миру Ивана Ефимовича Литовкина) к Богу начался в детстве. Родился он в доброй, благочестивой и верующей семье в селе Городище Старобельского уезда Харьковской губернии. Это был второй сын Ефима Емельяновича, сельского головы, пользовавшегося всеобщим уважением. Мама, Марья Васильевна, строгая, но справедливая, приучала своих шестерых детей к молитве. Родители были милостивыми и постоянно благотворили беднякам, иногда раздавая милостыню даже втайне друг от друга. Любили принимать в свой дом монахов, собирающих на обитель, и всегда жертвовали на храм. Второго сына они назвали Иоанном в честь своего любимого святого — Иоанна Милостивого. Отец нередко выказывал желание, чтобы кто-нибудь из его детей посвятил себя Богу.

Ваня рос необыкновенно добрым ребенком. И отец, и наставлявший Ваню протоиерей говорили: «Из этого мальчика выйдет что-нибудь особенное». Когда ему было 8 лет, он, играя однажды с товарищами, вдруг изменился в лице, поднял голову и руки к небу и тут же упал без чувств. Когда дома мальчик пришел в себя, то на расспросы родителей ответил, что видел Царицу Небесную. На вопрос, почему он думает, что видел именно Ее, он сказал: «Потому что на Ней была корона с крестиком». — «Ну а почему ты упал?» — не унимались взрослые. На это он, потупив глазки, тихо сказал: «Около Нее было такое солнце… я не знаю, не знаю, как сказать!» — добавил он быстро и заплакал. С тех пор Ваня очень изменился, сделался тих, задумчив и стал уклоняться от детских игр, в его детском сердечке загорелась живая вера и любовь к Царице Небесной. Вскоре после этого в их селе случился пожар. «Царица Небесная! Оставь нам наш домик, ведь он совсем новенький!» — взмолился Ваня с воздетыми к небу руками, и его детская молитва была услышана: сгорели все дома, кроме дома Литовкиных.

В 4 года Иван лишился отца, а в 11 лет и матери. Очень тяжело пришлось сироте. Он работал в трактире, в бакалейной лавке, таскал пятипудовые мешки и прочие тяжести, сопровождал обозы с товаром. Мальчик голодал, скитался, бывал бит жестоким хозяином, нанимался на работу к разным торговцам, и ему нередко приходилось жить в весьма неблагочестивой обстановке. Но Господь всегда хранил Своего избранника, и добрый нрав юноши нисколько не испортился: грубая, страшная жизнь не развратила и не озлобила его.

 

Оптина пустынь

Оптина пустынь в конце XIX века

О монашестве он еще не помышлял, но, когда появилось хорошее место у таганрогского купца Рафаилова, желавшего даже выдать за Ивана свою дочь, неожиданно пришло письмо от его старшей сестры монахини Леониды, в котором она советовала брату поступить в скит при Оптиной пустыни, давно славившейся своими духовно опытными старцами. С этого времени у Ивана возгорелось желание оставить мир, и по совету старшей сестры юноша отправился в Оптину. Его по дороге подвезли белевские монахини, на слова которых «С нами приехал брат Иван» окормлявший инокинь преподобный Амвросий ответил: «Этот Иван пригодится и вам, и нам», — явно провидя судьбу будущего старца, к которому станут прибегать не только оптинские иноки, но и сестры женских монастырей, и множество мирян.

15 апреля 1864 года Иван был одет в рясофор, а 16 июня 1872 года пострижен в мантию с именем Иосиф. В 1884 году отец Иосиф стал иеромонахом. К этому времени он уже был старшим келейником старца Амвросия. В 1888 году иеромонах Иосиф тяжело заболел и был пострижен в схиму. Во время этой болезни, которая, как оказалось, была не к смерти, а к славе Божией, Своего избранника снова, как некогда в детстве, посетила Царица Небесная. «Потерпи, любимче Мой, немного осталось», — утешала Она его. Послушник, ходивший за отцом Иосифом, услышал эти слова и заглянул к больному за ширму, но там никого не было. «А батюшка Иосиф, — рассказывал он впоследствии старцу Амвросию, — лежал как пласт, с закрытыми глазами. Меня такой объял страх, что волосы дыбом встали». Старец Амвросий говорил некоторым своим чадам, что отец Иосиф в болезни сподобился видеть Царицу Небесную…

 

Посещение преподобного Иосифа Царицей Небесной фреска

Посещение преподобного Иосифа Царицей Небесной, фреска в Оптиной пустыни

После блаженной кончины преподобного Амвросия в 1890 году оптинская братия, никем не понуждаемая, стала обращаться со своими душевными нуждами к отцу Иосифу. Он был назначен духовником шамординских сестер наравне с преподобным Анатолием старшим. После того, как старец Анатолий в конце 1893 года тяжело заболел, духовничество, а также начальствование над скитом было полностью передано отцу Иосифу.

Преподобный Иосиф удивительно умел соединять в себе свойства, требуемые начальническими обязанностями и долгом старчества. По отношению к братии он был тверд, строг и взыскателен; учил смирению, терпению, нелицемерному послушанию и вообще монашескому поведению. Но делал это не властью начальника, а внушал любовью отца и в то же время как старец умел всех успокоить, умиротворить, привести к повиновению и покорности. Братья говорили про него: «Наш батюшка чего не сделает приказанием, то доделает своим смирением: так скажет и взглянет, что и не хотелось бы смириться, да смиришься».

По смирению преподобный Иосиф плоды своей деятельности приписывал доброму устроению своей братии. Так, он писал своей сестре монахине Леониде вскоре после своего назначения начальником скита: «…Управляю скитом со своими всеми помощниками — братиями; все слушаются и смиряются, только нужно самому себе внимать и заботиться о своей душе, а братия все, слава Богу, мирны».

 

старец Иосиф

Краткие ответы и сжатые наставления отца Иосифа были сильнее самых обстоятельных и продолжительных бесед. Он умел сказать так много в двух-трех словах, что всё сразу становилось ясным и понятным. От него всегда веяло такой небесной тишиной, что в его присутствии самые бурные, неуступчивые и строптивые сердца совершенно изменялись.

Из писем к духовным чадам:

Бог судит о покаянии не по мере трудов, а по мере смирения (Лк. 18; 10–14). Некоторые взяли на себя труды и подвиги, чтобы получить прощение; но человек, не помнящий зла, опередил их, ибо истинно слово: Отпустите мало, и отпустится вам много (Лк. 6: 37 и 1 Кор. 13: 1–8, 13).

Если бы ты хотя немного могла понять, какую пользу душе приносят несправедливости и вообще скорби, то ты поистине радовалась бы, а не печалилась и не роптала бы. <…> Терпение всего и благодарение за это Господа выше милости и милосердия.

Посредством твоей болезни, быть может, Господь зиждет тебе спасение. При болезни и скорбь необходима, вот и выходит-то, что у тебя жизнь теперь не вотще. Посмотришь на себя — ничего доброго не сыщешь ни в одном уголке, так что для всяких гадов: страстей самолюбия, тщеславия, самомнения… места много в нашем сердце, а Сладчайшему Иисусу негде и главы подклонити. И вот Он, Милостивый Сердцеведец, <…> не хочет погибели Своему созданию, хотя и грешному. Посылает болезни и скорби, и тем очищается от грехов всякая христианская душа, но только если при этом благодарит Бога за болезни и кается о грехах, и терпит с покорностью волю Божию.

Старайся помыслами не злоупотреблять, а то за помыслами и дела последуют.

Если будешь осуждать других, да еще и старших, то и без других грехов пойдешь на дно адово.

Гордым нет места на небе.

Ревность, хотящая истребить всякое зло, сама есть великое зло.

Совесть человека похожа на будильник. Если будильник прозвонил, ты сейчас же встанешь, то и после всегда будешь его слышать. А если сразу не встанешь несколько дней подряд, говоря: полежу еще немножко, — то в конце концов и просыпаться от его звона не будешь.

Сильнее всего в человеке действует противоречие. По своему желанию человек иногда и трудное что сделает, а скажи ему легкое что сделать, то сейчас же расстроится. А надо слушаться.

Пример Господа Иисуса Христа показывает нам, с какой кротостью и терпением должны мы переносить погрешности человеческие.

О душе думать всегда полезно, нелишне и на Пасху. А что радости нет совершенной, то, видно, еще грешки препятствуют быть ей.

Без неприятных случаев человек склонен к самомнению.

Бывает, что злом искушается добро.

Спорить не нужно, так как через спор выходят иногда большие неприятности. Тот велик перед Богом, кто смиренно уступает ближнему.

Близок Господь ко всем, призывающим Его. Смотри глубже духовными очами веры на Начальника веры Иисуса Христа — что претерпел Он, будучи безгрешен, а мы-то что? Правда, люта зима скорбей, но что бывает после зимы? Прекрасная теплая весна, майское лучезарное солнце, птички, бабочки, цветы, — всё это радует сердце человека и как бы согласно всё говорит: «Забудь зиму и ее невзгоды…» Старайся, родная, предаваться воле Промысла Божия, который каждого ведет своим спасительным путем.

Почил преподобный Иосиф 22 мая 1911 года. Своего верного раба Господь сподобил блаженной, мирной кончины. На одре смерти его «лицо было озарено таким неземным светом, что все присутствовавшие были поражены: мир и глубокое спокойствие запечатлелось на нем». 16 октября 1988 года состоялось честное обретение святых мощей преподобного Иосифа Оптинского. В августе 2000 года преподобный Иосиф Оптинский Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви был прославлен для общецерковного почитания. Его честные мощи пребывают вместе с мощами других шести старцев в храме-усыпальнице в честь Владимирской иконы Божией Матери. Ежедневно перед ракой с мощами угодника Божия служатся молебны.

«Избранному угоднику Божия Матере и послушания теплому рачителю, богомудрому оптинскому старцу Иосифу похвальная принесем песнопения, яко да избавит нас от всякия беды и напасти и наставит на стези правыя вопиющих ему любовию:

Радуйся, Иосифе, Божия Матере любимиче блаженный».

(Кондак 1 акафиста преподобному Иосифу, старцу Оптинскому)

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

Фотографии из интернета

При подготовке использовались материалы:

  1. Житие иеросхимонаха Иосифа. М.: Изд. Введенской Оптиной пустыни, 1993.
  2. Екатерина (Лебедева), ин. Оптинский старец Иосиф: Жизнеописание и записи. М., 1911.
  3. Преподобный Иосиф Оптинский (pravoslavnaya-biblioteka.ru)

22.05.2023

Просмотров: 54
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
Комментировать