X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О понимании и принятии

Беседа с батюшкой-иконописцем о понимании

— Как научиться говорить с человеком на одном языке и нужно ли вообще стремиться к взаимопониманию? Или нужно научиться человека просто принимать?

— По благодати возможно понять и принять другого человека. В благодатном состоянии нам открываются и радости, и горести другого человека во всей полноте, даже, может быть, в гораздо большей полноте, чем человек сам может это чувствовать. В этом состоянии мы можем понять не только ближнего, но и того, кто уже ушел из этого мира, и вообще можем всё понять.

Понимание происходит не от обилия информации, не от какой-то заученной теоремы или формулы, а от внутреннего проникновения благодати в сердце человека. Мера благодати дает ту меру понимания, с которой мы живем. Коснулась благодать — и ты стал понимать своих ближних. Пришла большая благодать — ты стал понимать не только ближних, но и дальних. Коснулась еще большая благодать — к тебе придет медведь, и ты найдешь с ним общий язык, как преподобный Сергий Радонежский. Вот иллюстрация. Ведь преподобный Сергий не был профессиональным дрессировщиком медведей, и его контакт с лютым зверем произошел не потому, что он был из партии «Зеленых» и любил животных, а от той меры благодати, которая наполняла его сердце, — даже медведь почувствовал, с кем имеет дело.

А у нас происходит обратное: отсутствие даже толики благодати создает проблемы непроходимого непонимания не то что с медведями, а с самыми ближними, с теми, с кем мы взаимодействуем с утра до вечера. И мы бьемся, приводим какие-то аргументы, выслушиваем какие-то советы, друг другу что-то говорим, можем часы проводить в диспутах, беседах и объяснениях друг другу, а понимание всё равно не приходит. Это реальность нашей жизни. Конечно, нужно разговаривать, я не за то, чтобы рассесться по углам и ждать, пока придет взаимное согласие. Оно само не придет, нам надо делать попытки. Но, делая эти попытки, надо всякий раз осознавать, что одна из главных причин — отсутствие связующего мостика.

Духовная жизнь — это не изоляция, не самозамкнутость, это попытка преодолеть хаос и разделение этого мира. Она, может быть, часто и не приводит к такому результату. Иногда мы смотрим на верующих людей и видим даже обратный эффект: человек, бывает, в своем духовном стремлении заходит в такие дебри, что запутывается еще больше. Но все-таки первичное движение — когда человек должен почувствовать эту перемену. И она чувствуется. Если каждый из нас мысленно перенесется в те минуты, в те мгновения, когда благодать Божия жила в нас ощутимо, то почувствует, что в этот момент даже люди, которые не вызывали у нас ни симпатии, ни уважения, ни интереса, вдруг становились какими-то близкими, родными, понятными. Мы легко могли отделить грех от человека, мы легко могли любить человека, несмотря на какие-то некрасивые стороны его души, и это получалось само собой. Не потому, что нам что-то объяснили или мы что-то поняли, а просто в силу благодатного состояния.

А если на данный момент отсутствует это состояние, что делать? В муках ждать его, в отчаянных попытках что-то предпринимать, чтобы вернуть его?

— Я думаю, что такие отчаянные попытки мы регулярно в своей душе осуществляем. Нельзя сказать, что мы сидим просто у разбитого корыта. Это же не тупик. Это одна из возможностей увидеть проблему несколько шире. Каждое наше обращение к Богу, приход в храм, исповедь, Причастие — это всегда попытка вернуть благодать.

 

иконописец отец Сергий Нежборт с дочкой

А если говорить о полноте понятия и принятия человека, тут такой момент неоднозначности присутствует. Есть то, что какие-то люди близки нам не в силу набора качеств, а таинственным образом, на каком-то уровне, не всегда объяснимом. Вдруг какой-то человек поворачивается к нам стороной личности, своего существа так, что нам это становится близко. Иногда это может быть краткий период, иногда длительный, иногда раз — и на всю жизнь. А другой человек, может быть, более близкий и с лучшими качествами, так не открывается нам и не становится близок. И это не потому, что в нем есть какой-то недостаток или что мы недостаточно постарались. Тут есть элемент тайны. Мне кажется, именно таким образом создаются семьи.

Иногда смотришь на людей со стороны и думаешь, как интересно происходит: при таком многообразии выбора человек почему-то останавливается на конкретном человеке.  Задаться бы таким вопросом: что конкретно есть в этом человеке того, чего нет в другом? Но наша душа как-то внутренне, сокровенно, интуитивно чувствует, что это именно то. Иногда этот выбор не делает человека безоблачно счастливым, не делает его жизнь безмятежно радужной, как в сказке, где жили долго и счастливо и умерли в один день, может быть, наоборот. Но тем не менее есть внутреннее чувство души, что это именно тот человек. И я прекрасно понимаю тех, кто не может найти свою половинку — не потому, что вокруг никого нет, а потому, что они в душе не испытывают этого чувства. И это серьезная проблема. Потому что людей хороших можно поискать, но какого-то таинственного компонента не хватает.

Лично для себя я решаю этот вопрос так: я не смущаюсь тем, что какие-то люди мне не совсем понятны и близки. Я прекрасно понимаю, что это не от меня зависит: даже если я изо всех сил буду тужиться и пыжиться, всё равно ничего не произойдет и такой близости не наступит. Хотя попытки делать надо.

Человеческая жизнь в алгоритм не вписывается, поэтому и присутствует этот элемент тайны.

Мне кажется, что надо немножечко доверять себе (доверять в хорошем смысле), своему внутреннему чувству и иногда на свое внутреннее чутье полагаться. И не пытаться жить не своей жизнью. Ошибка многих верующих людей, что иногда они себя загоняют в лабиринт не своей жизни. Они начинают пытаться себя перекраивать по лекалам, вроде бы верным и выстроенным по нужным правилам, но это не всегда именно то, что необходимо мне лично. Мне нужно для меня, для моей внутренней устойчивости найти что-то уникальное, что-то такое, что на поверхности не лежит. И в этом есть сложность жизни, даже в пределах одной семьи. Вроде люди и похожи друг на друга, а всё равно в них есть какая-то разность. И человек иногда поступает как агрессор, империалист: он всех хочет подстроить под свой стандарт, всех загоняет в какую-то схему, которая ему внутренне органична и которая в его воплощении работает, дает какие-то результаты. Пользуясь этим опытом, он искренне пытается помочь другому и начинает эту схему насаждать. Но не всегда это является пользой для другого. Это такой противовес… Надо отдавать должное тому, что это тоже присутствует и какие-то вещи нам в жизни объяснит, позволит легче понять другого. А, может, даже не понять, а принять таким другим.

Но это всё степень нашего желания: чего мы хотим. Если ситуация нас с этим человеком так близко соединила и нам необходимо быть рядом в силу разных причин, то, конечно, нам нужно научиться вместе уживаться. Это будет союз не то что идеальный, гармоничный, но нам надо научиться не задевать ближнего, не травмировать его, дать ему какую-то степень автономности, чтобы не вызывать постоянную конфронтацию. В этом есть надежда на будущее, что в какой-то момент благодать коснется — может, не меня, а ближнего моего, — но коснется с такой силой, что и меня, как медведя, это убедит.

Подготовила Ольга Александрова

Полную видеоверсию беседы можно посмотреть на страничке иконописной мастерской нашего монастыря в Instagram

25.05.2023

Просмотров: 38
Рейтинг: 4.7
Голосов: 23
Оценка:
Комментарии 0
1 год назад

Анастасия

1 год назад
Спаси Бог, за глубокие слова, батюшка! Есть над чем подумать, о чем помолиться. И снова прочитать...
Комментировать