X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Пап, я уже другой». Как подворье меняет жизнь

истории из жизни братьев

Дмитрий на мужском подворье в деревне Лысая Гора всего два месяца, полтора из них — в свечной мастерской. Занимается всем циклом производства: от растопки сырья до фасовки и упаковки свечи. Он с увлечением объясняет мне процесс, при этом широко распахивая глаза, как ребенок, который первый раз увидел снег…

«К чему ни прикоснись благодать для души»

Вы так улыбаетесь, когда рассказываете о своем послушании… Вам оно очень нравится?

— На подворье на любом послушании чувствуешь воодушевление и вдохновение. Вначале я трудился на ферме, и мне нравилось работать с животными. Я кормил их, менял воду, убирал за ними. Затем на питомнике занимался маленькими козочками, это было очень интересно и здорово. С утра приходишь, смотришь на них — и чувствуешь радость. Они тебя ждут, и это берет за душу.

Трудился на пилораме — и мне тоже нравилось. Если завтра мне скажут идти на трапезную мыть посуду или на ферму смотреть коров, я пойду с огромным удовольствием и радостью.

На подворье к чему ни прикоснись — благодать для души. Особенно для меня — грешного человека с алкогольной и наркозависимостью. Здесь живешь в другом мире, задумываешься, сколько времени погубил, употребляя наркотики, алкоголь.

— А Вы не были верующим человеком, когда попали сюда?

— Веровать я всегда веровал, но вот храмы очень редко посещал. Сам я родился в Беларуси. После дембеля, в 20 лет, уехал работать в Санкт-Петербург. Там вскоре познакомился с девушкой, мы расписались и уехали к ее родителям в Валдай, это Новгородская область. У нас родился сын. Мы собирались его крестить, но когда батюшка узнал, что я некрещеный, предложил и мне подготовиться к таинству Крещения. Так в 22 года я крестился в валдайском Иверском монастыре. После этого первый раз исповедовался и причастился.

Мы с семьей длительное время жили в Санкт-Петербурге, я, конечно, посещал храмы, но делал это просто из интереса.

Затем я развелся, жена с ребенком остались в России, а я вернулся на родину, к отцу в Слоним, и началась моя разгульная жизнь…

— А почему так вышло? Вы чувствовали пустоту после потери семьи?

— Вообще, такая моя жизнь и стала причиной развода. В армии я начал выпивать и уже не мог прекратить. Сначала получалось скрывать это от семьи, потом страсть вышла наружу. Сам я не мог справиться с собой, ребенок рос, видел скандалы. Так я и потерял семью. Сейчас сыну уже 16 лет, мы поддерживаем общение с ним и бывшей женой, они приезжают в гости.

Но после развода я утопал в алкоголе, это было мое спасение. Я переехал из Слонима в Минск, работал на хорошо оплачиваемой работе, у меня были деньги, я снимал жилье и мог себе позволить выпить, употребить наркотики. Отца я обманывал, звонил ему и говорил, что всё нормально, не пью, деньги есть. Когда приезжал к нему, держался трезвым дня два-три, и он думал, что у меня действительно всё хорошо.

Пустота в душе

— Пил я беспробудно, каждый день, в одиночестве, замыкаясь в себе. У меня была одна задача: прийти на работу, отработать, переодеться, пойти «на магазин» — и всё. На выходные вообще не выходил из дома, магазин был в подъезде. Три дня выходных — три дня лежишь. Это страшно.

В какой-то момент почувствовал пустоту в душе. Пробовал жить без алкоголя, без наркотиков, но понял, что уже есть зависимость. Обращался в Новинки (РНПЦ психического здоровья), не раз лежал там в наркологическом отделении, где со мной занимался профессор Иванов, на то время знаменитый нарколог в Беларуси. Но никакого толка не было — я выходил из больницы, и всё опять повторялось. Посещал группу анонимных алкоголиков и тоже безрезультатно.

Я стал пропускать работу, начались проблемы. В итоге меня попросили уйти по соглашению сторон. Я понял, что это край. Я оказался без денег, без жилья.

«Я здесь работаю во славу Господа»

— О подворье я много слышал. Когда попадал на Окрестина в Минске за административные правонарушения, многие мне рассказывали, что на подворье помогают людям с зависимостью. И вот там, сидя «на сутках», подумал, почему не поехать.

Первый раз я приехал в монастырь с запахом, потому что накануне употреблял, и мне охранник сказал, что мать Марфа (старшая монахиня на подворье) меня отправит домой. Я уехал и ровно неделю вообще не пил. Побрился, оделся аккуратно, чисто и поехал в монастырь.

Пока я ждал машину на подворье, мы с охранником чистили снег, беседовали. Он начал мне объяснять, что там работают бесплатно. Я удивился: «А как еще? Я не ради денег».

Я здесь работаю во славу Господа. Отец Андрей Лемешонок говорит, что каждое утро перед началом работы лучше сказать: «Господи, потружусь-ка я сегодня во славу Тебя!» Вот это награда, я считаю, а не деньги. Тем более большие деньги у меня были, и счастья это никакого не принесло — всё уходило на штрафы, оплату жилья, алкоголь, наркотики.

Я ехал на подворье с одной целью — обрести что-то в душе. И я чувствую, что хоть на капельку, но что-то в моей в душе изменилось, здесь случился какой-то толчок.

 

брат дмитрий

— А что здесь стало этим толчком для Вас?

— Раньше у меня не было никакой связи с Богом. Здесь человек меняется. Начинается жизнь с Богом. Я узнал, что такое молитва, что желательно молиться утром, вечером. После моего причастия в 22 года здесь, в 38 лет, я причастился второй раз в жизни.

— Вы почувствовали разницу между тем причащением и нынешним?

— Первый раз я ничего не почувствовал. Просто надо было, и я пошел. Но сейчас было совсем другое чувство. Я готовился, очень ждал этот момент. Пришел в храм за полчаса до начала Божественной литургии с чувством: «Господи, я готов».

Храм здесь всегда переполнен. Братья просиживают в очереди по два часа, пока попадут на исповедь к отцу Андрею, и батюшка готов каждого выслушать. Отец Андрей живет с Богом, мне кажется, ему ничего не надо — ни есть, ни спать, его питает Бог. Когда он идет, просто сияет. Я не видел, чтобы он ругал кого-то, он принимает абсолютно всех. «Бог простит» — и всё.

А еще из сильных впечатлений — окунание в проруби на Крещение. Я окунался первый раз в жизни. Что я чувствовал, вам не передать! Радость, легкость, желание жить, желание приносить добро, помогать всем.

— А как Вы решились на это? Было страшно?

— Я разливал воду на послушании. Окунаться я боялся, но на всякий случай собрал в пакет тапочки, полотенце. Решил, что посмотрю, сколько будет людей и как всё будет проходить. Пришел, вижу, что окунаются девушки, дети. Смотрю, как ребенок выходит из проруби радостный, ему полотенце дают, а он говорит: «Дайте мне так обсохнуть». Мне стало стыдно за свои сомнения. Решил идти и ни в чем не сомневаться. Так и сделал. И это было блаженство.

Как раз на Крещение на разливе воды Руслан Филиппёнок (руководитель свечной мастерской) заметил, что я старательный, здоровья хватает. Он поговорил с монахиней Марфой, чтобы меня перевели на послушание в свечную, и она дала добро. Я тружусь здесь уже полтора месяца.

 

братья делают свечи

И Вы так быстро научились всё делать?

— Вы знаете, при огромном желании всему можно научиться за неделю.

А не тяжело? Это же физически тяжелое послушание…

— Да, надо постоянно следить за процессом, тяжести таскать, но для этого мы и молимся.

Бывает, устанешь на послушании, а нужно идти на молитву. А после молитвы в восемь вечера влетаешь в мастерскую с желанием еще что-то сделать. Даже если всё сделано, можно почистить баки, подготовить следующую загрузку сырья. И это не чудо, так действует благодать. Мы часто работаем здесь до 10–11 вечера. Придешь в келью, помоешься, в 12 ложишься спать. Просыпаешься в 6 утра без будильника, в 6:30 уже молитва.

Я не воспринимаю, что устаю здесь. У меня и в миру была тяжелая работа, я оператор деревообрабатывающего оборудования. Мне к труду не привыкать. Сейчас, перед Пасхой, заказов много, некогда отвлекаться. Каждый здесь занят своим делом. Чем больше работы, тем лучше, я считаю. Ты же служишь.

 

дмитрий на рабочем месте

А сложно быть с братьями в одной команде? Бывают ли конфликты?

— За то время, пока я здесь, не было конфликтов. Здесь все друг от друга зависят. Многие братья умеют делать все операции. Налажена работа команды. Я уверен, что даже если здесь останется 2–3 человека, они смогут выполнить весь процесс.

Общение с братьями помогает Вам укрепиться на пути к Богу?

— Каждый из братьев пережил серьезное испытание, у каждого своя судьба. Люди не замыкаются в себе, общаются. Видно, что им становится легче, когда они делятся, а ты слушаешь, поддерживаешь, в ответ делишься своей судьбой. По своему опыту я понял, что это очень плохо, когда ты остаешься один.

«Будем работать, мы победим!»

Наверное, самое большое чудо — это изменение человека и его встреча с Богом. Та перемена, которая произошла с Вами, для Вас чудо?

— Наверное. Чудо начинается с желания человека. А что будет дальше? Поживем — увидим. Я пока не загадываю, сколько здесь пробуду. Слышал, что есть братья со дня основания подворья. Слышал истории о том, как братья снова обретают семьи, остаются работать в мастерских монастыря. Это дает надежду.

— А у Вас есть надежда на устройство своей семейной жизни?

— Да, конечно. Мне 38 лет, так что я не просто надеюсь, я буду этого добиваться. Но сначала буду добиваться уверенности, что все мои привычки в прошлом.

Находясь здесь, если честно, я даже не вспоминал о них. Это не значит, что я окончательно избавился от зависимости, конечно, надо работать и работать. Ради этого мы здесь. Как говорит отец Андрей, мы — армия Христа, мы боремся с лукавым и обязательно победим. И я буду делать всё возможное, чтобы так было. Чтобы я продолжал радоваться жизни.

 

брат дмитрий с плашкой воска

Вы здесь научились радоваться жизни?

— Да. Не передать, как я себя сейчас чувствую! Чувствую, что только жить начинаю. Сейчас я реально сияю. Ощущения, как в детстве. Вчера я вышел на улицу: морозик, солнце светит, так хорошо, что хочется разорваться от счастья. Сегодня чуть пасмурно, ну ничего, зато весной пахнет, как приятно! Ни эти пьянки, ни шатания, ни «сутки», ни Окрестина… Утром просыпаешься — голова не болит, не надо думать, где что достать, умываешься и идешь на молитву.

Я буду просить Бога, чтобы это чувство радости было со мной постоянно, и пока боюсь идти в мир. И только тогда, когда буду уверен в себе, переступлю порог подворья. Когда? Это Бог решит.

«А впереди первая Пасха»

У Вас растет сын. В молодости люди часто сталкиваются с компаниями и втягиваются в зависимости. Какие слова можно найти, чтобы оградить их от этого опыта?

— Совет один — не начинать. Свернуть с этой жестокой тропинки трудно, это удается единицам. Самое тяжелое в жизни — отряхнуться от этой грязи, начать жить заново. Поэтому лучше не начинать.

Я сожалею, что потерял столько времени. Оказывается, спасение было рядом. Стоило только сделать один шаг, даже полшажка к Богу, и жизнь нереально изменилась. А от нашего внутреннего счастья зависит, как мы воспринимаем жизнь, наши отношения с близкими. Знаете, я позвонил отцу в Прощеное воскресенье. Говорю: «Папа, прости меня». Он спрашивает: «За что?» Говорю: «Сегодня Прощеное воскресенье». Он так удивился, что я об этом знаю! Он доволен и рад, что я здесь. Как-то спросил: «Что с тобой? Я от тебя ни одного плохого слова не услышал». Говорю: «Пап, я уже другой».

Мы никогда с отцом не были так близки, как сейчас. Раньше звонил ему раз в месяц, говорил: «Привет, жив, здоров, всё нормально». А сейчас, если я ему не звоню три дня, он уже спрашивает, куда я пропал.

У меня мама умерла 1 апреля, давно, еще перед моей свадьбой. Я, когда ехал на похороны, вообще не знал, зачем я еду, куда. Ехал и думал об одном, что меня мама встретит. Я не верил, что она умерла, пока не увидел гроб. Говорят, что мужики не умеют плакать. Это вранье, мужики очень умеют плакать. Для меня это была очень большая потеря. Бывшая жена тогда меня очень поддержала.

Здесь я узнал о записках о здравии, об упокоении. Я не подавал их раньше, а теперь знаю, что такое панихида, закажу по маме. Я многое здесь узнал. Пришел сюда как слепой человек: не знал ни одной молитвы, даже простейшую Иисусову. Знал, что есть молитва «Отче наш», но не знал ее наизусть. Узнал о празднике Сретения Господня. Стыдно сказать: на коробке свечей было написано «Сретение», и я думал, что это фамилия заказчика. Вот узнал, что пост начался. Это мой первый пост. Очень строгий. А впереди первая Пасха. Я увидел, как здесь красиво на Крещение, представляю, как будет на Пасху.

Каждый день здесь мне открывается что-то новое. И я с нетерпением жду, что же будет завтра. Я просыпаюсь и говорю про себя: «Господи, спасибо Тебе за пробуждение! Спасибо, что я жив, здоров и меня ждет новый день».

Главное — не забывать Бога, посещать храм, молиться. Я понял одно: с чем бы ты ни обратился к Богу, Он примет, простит, поможет.

 

дмитрий на свечном послушании

Беседовала Ольга Демидюк

Фотографии Максима Черноголова и Руслана Филиппёнка

06.04.2023

Просмотров: 196
Рейтинг: 4.6
Голосов: 36
Оценка:
Комментировать