X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Крест повседневности

Протоиерей Андрей Лемешонок о кресте повседневности

Мы представляем, что крест — это когда нас будут вести куда-то на мучения и казнь: «Меня будут истязать, я умру за Христа, и спасусь, и буду мучеником». А крест — это наша повседневная жизнь, где надо терпеть немощи своего ближнего, где надо отказаться от своих желаний и хотений ради мира в семье, где надо забыть о себе, промолчать, не спорить, не доказывать свою правоту. И в этой повседневной жизни тоже можно становиться мучеником или мученицей: смиряться, терпеть, стирать пеленки, готовить обед, хотя плохо себя чувствуешь, голова болит, давление подскочило... Этот крест незаметен и, может быть, не очень нас вдохновляет, но это наш крест. И мы его должны нести. А для этого нужно отвергнуться своего «Я», забыть о себе, распять себя со своим «Я». И добровольцев на такой крест немного, я вам скажу.

Люди мечтают о чем-то, живут в каких-то иллюзиях. А вот о том, что надо делать сейчас ради своего ближнего, забывают. Хотелось бы, чтобы мы трезво смотрели на свою жизнь. Что нужно сейчас? Встать с постели, убрать всё, приготовить покушать, улыбнуться, пусть даже тебе плохо. Кажется, ну какой это подвиг? Для меня это подвиг.

Я увидел человека, который говорил какие-то простые вещи. Но очень здорово говорил, без всякого приукрашивания. Мы же любим всё приукрасить. А когда человек говорит просто, ничего из себя не строит — это такой бальзам, такая красота! Мы забыли об этой красоте. Мы всё время что-то из себя строим, заботимся о своем имидже: «А какое впечатление я произведу? А как на меня посмотрят? Что обо мне подумают?» Надо ли нам это? Бог же знает, какие мы. И Он нас всё равно любит, несмотря ни на что.

Поэтому, дорогие мои, может быть, надо великое искать в малом? Смотреть на свою повседневную жизнь — как я отношусь к своим близким? Считаю ли я себя умнее, лучше всех? Может быть, от моего «Я» кругом все страдают, но я этого не замечаю. И вот весь наш крест сегодня.

Каждый вечер я исповедую очень много людей. И вот ребенок 15–16 лет — никого не хочет признавать, ничего не хочет делать, на всех плюет. И я должен этому ребенку помочь. «Что нам делать? Мы уже помолились, заказали сорокоусты, съездили к психологам. Ну а дальше что? Ничего не помогает…» Умереть надо ради этого ребенка, и тогда ребенок оживет. А так вырастают дети полудосмотренные, полуухоженные… Да, мы купили ему какую-то дорогую игрушку. Да, куда-то отправили. А душа? Где душа? Самое главное — душа, чтобы человек ради ребенка отказался от каких-то своих интересов и посвятил всю свою жизнь тому, чтобы ребенок не стал больным, а преодолел этот свой возраст. А этот подростковый возраст, он, знаете, у всех самый опасный. Здесь надо столько внимания, столько такта, столько любви, столько смирения и терпения! Вот где источник нашей святости, вот где крест. Попробуй его понеси.

Многие понимают брак как просто какую-то прогулку — вдвоем веселее и интереснее, друг друга утешаем и всё у нас прекрасно. А брак — это смерть моего эгоизма, смерть моего «Я» ради спасения моих ближних. Готов ли я к такому кресту? Распять себя со страстьми и похотьми (ср.: Гал. 5: 24)? Или, может, я пока мечтаю о какой-то мученической кончине, чтобы все увидели, какой я герой? А то, что надо делать, я не делаю. Нужно понять, каков мой крест, что я должен нести и ради чего. Ради чего я сейчас отказываюсь от мяса? Чтобы похудеть? Да мне это «до лампочки»! Некоторые благочестивые жены мужьям говорят: «Постись!» А муж не хочет поститься. Конечно, если он смиренный, ему венец сплетается. Но он может сказать: «Я тогда дома не буду есть. Пойду к подруге, она меня накормит…» Поэтому надо всегда иметь рассуждение, всегда понимать: ради чего я вообще здесь? Ради чего я пришел сегодня в храм? По привычке?

Мы молимся за весь мир. Миллионы людей не знают Бога. И могут умереть, так никогда и не узнав Бога. Может быть, сегодня наша молитва очень важна для всего мира — может, так надо рассуждать? А мы боимся…

Я боюсь сказать человеку правду. Себе я могу сказать правду. Сейчас могу. Я понимаю, кто я и что я. Кто бы что ни говорил, а я знаю… А другому человеку скажешь: «Слушай, кончай уже дурака валять» — он обижается, хотя уже 30 лет ходит в церковь… Люди любят притворяться, любят играть во что-то и несерьезно относятся к таким простым вещам. Нести ответственность за кого-то, сделать что-то ради кого-то — это сегодня наша первостепенная задача.

Дети вот эти, красивые дети, смотрят на родителей. Они всё впитывают. И вот один скандал в семье, и это смертельная рана для ребенка. Одно какое-то нестроение в семье, а дети это услышали. А как они будут дальше жить? Они будут повторять это. Да, понятно, мы свободные люди: не сошлись характерами — развелись. Бабушка развелась, мама развелась, уже внучка разводится. Три поколения потеряны... А чем была сильна Святая Русь? Семьями. Не было проблем в демографии. Рожали детей. Это был дар Божий. А сейчас их убивают. Потому что человек — эгоист и хочет жить только для себя. Вот и вся наша сегодняшняя философия. Я очень благодарен тем семьям, в которых много детей. Дай Бог, чтобы их стало гораздо больше. Один-два ребенка — это ничто. Три — тоже маловато. Вот с пяти давайте. У меня двое. А больше жена не могла рожать. Я бы хотел, чтобы десять было.

Священник служит людям. Понимаете, это же непросто. У нас неправильное вообще представление о священстве. Это не то, что ему ручку целуют. Он должен служить, умывать… Священник — это самая грязная работа. Потому что во время исповеди на тебя столько грязи выливается, и это всё надо пропустить через сердце. Я вам скажу, никогда не завидуйте, никогда… Священство — это очень тяжело. Но мы радуемся о Господе, Который сегодня, в Крестопоклонную неделю, нам дает Свой Крест.

Благословение Господне на вас.

Проповедь после Божественной литургии 19.03.2023, в Неделю Крестопоклонную

27.03.2023

Просмотров: 104
Рейтинг: 4.8
Голосов: 34
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать