X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Помощь свыше (часть 2)

сестра милосердия Елена о служении

Портрет Елисаветы Феодоровны

— В 1981 году крестная принесла бабушкам, папе и мне картину, которую сама написала маслом, — рассказывает сестра Елена. — Это был портрет прмц. Елисаветы Феодоровны в белом облачении. Не знаю, откуда Елена Львовна знала про Великую княгиню Елисавету. Известно, что она часто ездила в Москву, возможно, кто-то из ее знакомых помнил святую матушку. Увы, тогда я ее не расспросила об этом, просто любовалась красотой портрета.

Году в 1998-м мне приснилась крестная: молодая, красивая и одета как фея. Она меня звала к себе. Я сначала быстро согласилась, а потом вспомнила, что у меня маленький сын, и отказалась. Когда проснулась, то подумала, что, видимо, крестная упокоилась. И вскоре ее соседи написали мне, что, действительно, Елена Львовна умерла.

Семья

— Родилась я в обычной советской семье. И мама, и папа работали с шестнадцати лет и учились в вечерней школе. Папа окончил Московское высшее техническое училище им. Н.Э. Баумана, мама — минский институт народного хозяйства. Всю жизнь родители проработали в Академии наук.

Благодаря маме и папе у нас с братом было счастливое детство. Семья была дружной. Почти все каникулы мы проводили в Гомеле. Бабушки нас любили и баловали. К ним часто приходили и приезжали гости и знакомые из разных городов и даже республик.

 

старое семейное фото

Иногда мы ходили в Никольский храм, еще в 70-е годы. Ездили в гости к отцу Андрею Поповичу, который меня крестил. Туда же приезжала моя крестная Елена Львовна. Когда я подросла, то сама навещала ее, уже старенькую.

Семья у нас была не то чтобы неверующей, а, скорее, невоцерковленной. Все понимали, что Бог есть, что детей надо крестить, что Богу можно и нужно молиться. Иногда ходили в церковь, но не исповедовались и не причащались. Я вообще не знала и не понимала, что такое Причастие.

«Что будет, когда я умру?»

— В 15 лет у меня заболели почки. Мне поставили неправильный диагноз, и я задумалась о том, что будет, когда я умру. Поскольку про вечную жизнь и Царствие Небесное я то ли не знала, то ли не верила, то думала, что всё закончится могилой... От этих размышлений как-то очень тяжело было на душе. И пришла мысль, что надо так жить, чтобы о тебе вспоминали добрым словом.

Воцерковляться я начала в 28 лет. В тот период, в лихие 90-е, на меня навалилось много всяких проблем, искушений, болезней. Я не видела просвета в этой темноте. Кроме того, хоть я и знала, что Бог есть, но не чувствовала Его помощи или не замечала ее. На душе было как-то пусто, холодно и тяжело оттого, что я ничего в духовном и душевном плане не могу дать своему сыну. Наверное, в такой ситуации человек начинает понимать, что нужна помощь свыше, что, видимо, стена греха разделяет его с Богом, Который есть Любовь.

Добрый человек

— Вопросов духовного плана было много, но некому было их задать, обсудить. На мое счастье, я увидела, как к сестре в переходе на вокзале подошел мальчик и бросил монетку ей в скарбонку. Она его от душа обняла, приласкала. «Ну, — думаю, — значит, она добрый человек. Пойду спрошу совета у нее». Это была сестра Галина Буэль. Потом я к ней частенько подходила после работы. Это давало силы жить.

 Сестра Галина привела меня в Петро-Павловский собор на беседу с о. Андреем Лемешонком. Я как будто очутилась в другом измерении. Как будто я зашла в знакомый дом, где мне светло, тепло. 

 

священник Андрей Лемешонок

Помню, как пришла на исповедь в Петро-Павловский собор к о. Андрею. Но почему-то к тому, что он лично мне говорил, я сначала относилась с недоверием. И так стала ходить в храм, исповедоваться, причащаться. А на душе еще долго было тяжело, но уже по чуть-чуть, потихоньку росли вера и доверие к Богу и к духовнику.

Стать сестрой милосердия

— Я общалась с сестрами милосердия нашего монастыря (с кем-то мы сблизились, подружились) и тоже захотела стать сестрой милосердия. Пошла просить благословение у о. Андрея. Батюшка сказал подождать, пока сыну не исполнится 14 лет. В 2008 году я уволилась с филфака БГУ, где работала секретарем на кафедре, и пришла в монастырь в керамическую мастерскую. А в 2009 году меня благословили стать сестрой милосердия и ходить в РНПЦ психического здоровья.

 

сестры Свято-Елисаветинского монастыря

Когда я первый раз пришла в 10-е отделение, мне было, честно говоря, боязно. Как там? В каком состоянии люди? Отделение это тяжелое. Оказалось, что прихода сестер и священников в таких отделениях очень ждут и очень радуются молебнам, исповеди, Причастию, походу в храм на литургию.

 После Причастия в отделении атмосфера как-то менялась, обычно день проходил спокойно, мирно. 

Сестры заметили: чем тяжелее отделение, тем больше людей идет на исповедь, Причастие. И я видела, как Бог помогает.

Однажды подошла девушка. Она очень страдала. Говорила, что верит в Бога, но не определилась, какую конфессию ей выбрать. Когда мы собирались помолиться, она приходила к нам в комнату реабилитации. Видимо, человек отчаянно искал опору в жизни. И однажды она сказала такие слова: «Христианство — это единственная религия, где Бог умирает за человека». Меня эти слова поразили. Ведь правда.

Через пару лет мы встретили ее в храме.

«Я благодарна Богу»

— С 2011 года я стала трудиться в церковной лавочке в городе. Много людей, много судеб прошло передо мною. Я благодарна Богу за то, что на жизненном пути мне повстречались сестры, у которых я могла спросить совета, просто поговорить по душам, чей пример веры и жизни с Богом укреплял и вдохновлял.

 

сестра в церковной лавочке

 

 Сейчас, когда я сама несу послушание сестры милосердия, вижу, как людям важно и необходимо, чтобы их кто-то выслушал, посочувствовал. 

Иногда им надо даже просто поговорить, на любую тему, чтобы хоть на минуту отвлечься от тяжких дум, например об операции. Почувствовать в собеседнике доброжелательность, сострадание. Я думаю, сестры частенько слышат от людей: «Я постояла, поговорила, и мне как-то легче стало». Конечно, это действие Бога. Без Него человек никого не сможет полюбить.

«Нельзя категорично осуждать поступки людей»

— Сейчас я стою в церковной лавочке РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Здесь лечат не только взрослых, но и деток. Детки иногда с очень тяжелыми болезнями. Я вижу, с какой любовью и с каким терпением о них заботятся их мамы и папы. На таких родителей я смотрю как на святых.

На какой бы точке ни стояла сестра, ей всегда есть чему поучиться у людей. Иногда поучиться, как надо делать, а иногда — как не надо.

 

сестра милосердия Елена

А еще хочу поделиться своим жизненным опытом: на своем и чужих примерах я убедилась, что нельзя категорично осуждать поступки людей. Мы не знаем, какие жизненные обстоятельства, испытания этому человеку посылает Господь, какое самочувствие у этого человека, какие душевные, духовные силы ему дал Бог. Иногда говорим: «Вот я же могу (я — молодец), почему он не может?» А затем, через какое-то время, с осуждающим гордецом случается или болезнь, или беда. И он понимает, что всё от Бога — и здоровье, и силы, и разум.

Беседовала Елена Романенкова

Фотографии Игоря Клевко и из личного архива Елены Кункевич

Помощь свыше (часть 1)>>

25.01.2023

Просмотров: 446
Рейтинг: 5
Голосов: 14
Оценка:
Комментировать