X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О покаянии

сестрическое собрание о покаянии

Что такое покаяние? Каким оно может быть? На сестрическом собрании с духовником обители протоиереем Андреем Лемешонком монашествующие и белые сестры и братья поделились личным опытом переживания покаянного чувства.

Отец Андрей Лемешонок: Сегодня мы пытаемся понять, как нам жить, строить отношения, куда идти. И, проживая очередной период нашей жизни, испытания, мы понимаем, что по трафарету, по готовому маршруту мы не пройдем. Нужно всё время смотреть на обстоятельства, смотреть внутрь себя, искать правильное решение и правильный путь. А у нас один путь — за Христом. Сама жизнь — это Божий дар. Мы спасаемся через ближнего.

Мы все очень зависимы друг от друга. Люди говорят: как мне помочь тому или иному человеку, поменять обстановку, что-то изменить в жизни другого? Измени себя, найди мир в себе. И, если в тебе будет Дух Святой, то он коснется и близких людей. А если нет этого духа, а только самолюбие, амбиции и пустота, то что тогда? Ничего.

Меня радуют слова опытных монахинь, которые уже несколько десятков лет в постриге и говорят, что только сейчас начинают что-то немножко понимать. Через сердце, глубинно, не поверхностно.

Хочется, чтобы мы были едины. Единство во Христе — это сила, конечно. Вроде бы мы все и верующие, но если копнуть глубже, то веры нет, и любви к Богу-то особо нет. Это уже не ново. Это проживали до нас многие поколения — трагедию разрыва с Творцом.

Наша идеология сегодня — сделать свой выбор, сказать Богу: «Да, я люблю Тебя!» Могу ли я так сказать по-честному? Хочу ли я так сказать? Задайте эти вопросы. Хорошо говорить красивыми умными церковными словами. Но надо быть честным по отношению к себе. Что сейчас занимает твою жизнь? Как служишь Богу? Что думаешь дальше делать, как жить дальше? «Хочу не оставить службу Богу, пусть плохо, но служить. В этом вижу спасение, остальное в руках Божиих» — так я отвечаю.

Вот я исповедую. Разговоры о чем угодно — о квартирах, о детях, о наследстве, о соседях. Одни жалобы. Какое отношение это имеет к исповеди? Понимаю для себя, что надо смириться и понять: какой поп, такой и приход. Но Бог любит тем не менее и помогает.

Мы должны говорить о христианстве, о Христе, о Его любви, несмотря на то, что творится вокруг и внутри тебя. И это уже — высоко. Сегодня мы в бедственном положении, но оно дает нам и большую привилегию — не мнить о себе.

Как можно сострадать Богу без Его же благодати? Есть фантазеры, которые всех любят. Но это неправда. Если мы остаемся в монастыре, в сестричестве, если идем за Христом, то мы непотопляемы для врага. Враг может только тогда довести до отчаяния, когда мы сами своими руками разорвем всё, что Бог нам дал. Но мы должны помогать друг другу, не отчаяться.

Вот вопрос серьезный задан: «Расскажите случай, когда покаяние или случай покаяния приносили большую радость, и случай, когда хочешь покаяться сердцем, а внутри сухость». Первая — монахиня Тавифа. Расскажи, было ли у тебя чувство покаяния?

 

духовник и монахиня Тавифа

Монахиня Тавифа (Бирюкова): Сложно, батюшка, вспомнить яркий случай, впечатляющий. Была радость от встречи с Богом, чувство благодати, но такого вот сильного покаянного чувства не было еще…

Отец Андрей Лемешонок: Поделись тогда радостью от встречи с Богом.

Монахиня Тавифа: Это тот период, когда я пришла к вере, ощущение во время Причастия. Я сильно переживала это ощущение, что в тебе Господь, ты должен нести это внутри, хранить, бережно к этому относиться. Было чувство благоговения. Сейчас это стало жизненной необходимостью — Причастие. Но уже по-другому ощущается. Наверное, это неизбежность.

Я на самом деле побаиваюсь сильных эмоциональных переживаний, стараюсь ограждаться от этого. И на службе хочется меньше сильных впечатлений, хочется тишины. Я расстраиваюсь, когда ее не нахожу. Нет некой сокровенности, что ли…

Отец Андрей Лемешонок: Мне очень это понятно. Но мы не должны путать эмоционального, чувственного человека с человеком, который по-настоящему переживает встречу с Богом. Это совсем иное — это другой мир, это уже совсем другое состояние. В этом состоянии нет массовки, нет разделения, тогда люди становятся все в одном мире, во всех ты видишь Бога. Единство во Христе! Этот опыт, эти драгоценные минуты мы должны собирать до самого конца, чтобы войти с ними в будущую жизнь.

 

отец Андрей Лемешонок и монахиня Таисия

Монахиня Таисия (Яковлева): Что такое покаяние? Это — изменение. И чтобы это произошло, должны быть какие-то предпосылки. Или какая-то боль.

Вот вспомнила случай такой. Мы ездили из монастыря по строительным вопросам к мощам прп. Александра Свирского. И вот когда я приложилась, то начала так плакать, такая была внутри боль, прямо как живая рана! От чего конкретно — не могла даже объяснить. И вот эти слезы от боли и вместе с тем радость от того, что я с Богом, — настолько это состояние, внутреннее состояние души, обжигало! Помню, когда причастилась, вышла — вроде всё как всегда, но потом я поняла, что Бог меня изменил. Не сразу я это почувствовала. Но у меня стали другими ценности. До этого момента было много всего, трагедии были. Но вот тот самый момент стал переломным. Бог коснулся меня тогда. Вопросов не было больше потом.

Бог не в рамках человеческого ума, любовь Божию никогда не поймешь. Покаяние — это когда я смиряюсь по-другому.

 

монахиня Екатерина Ломонос

Монахиня Екатерина (Ломонос): Вспомнился случай в миру. Приехала я к маме и, как всегда, начала что-то высказывать ей, обличать ее поведение. Даже не поняла, как сделала ей больно. Потом вышла, по-моему, в магазин, и всё шла и дорогой анализировала разговор наш. И вдруг Господь прикоснулся ко мне, я осознала, как больно ей сделала, осознала свою вину. Стала просить у Бога прощения и возможность исправить эту ситуацию. Внутри было такое сокрушение, смирение!.. Когда пришла домой, еще не успела ничего сказать маме, а она сама стала просить прощения. Мы обе просили друг у друга прощения, так Бог победил тогда. Мама стала рассказывать о своей жизни — тяжелой, без отца, в многодетной семье... Было много горестей и трудностей. Я поняла, что нельзя упрекать никого.

 

отец Андрей и Сестра милосердия Леонилла

Сестра милосердия Леонилла Утехина: Что касается покаяния, то у меня лично оно было очень сильным в начале пути, 31 год назад. Вот это было покаяние! Столько слез!.. Сейчас уже всё иначе. Всё сухо, по-деловому, восприятие уже не такое.

А вот что касается состояния, то мне кажется, что после какой-то победы в покаянии — а они бывали — попадаешь в другое измерение. Например, я очень долго прямо ненавидела одного человека — своего отчима. Не любила его всю жизнь. Но ни одну душу нельзя не любить, нельзя ненавидеть. Я каялась в этом, буквально заставляла себя молиться о нем. И вот когда случилась победа — как же свободно стало на душе! Душа оказалась в другом измерении, душа не помещалась в груди, летала! И вот с тех пор вспоминаю отчима — и радость от этой моей маленькой победы с помощью Господа.

Ну как научиться любить врагов? Ну не люблю я их, а надо полюбить. А мне 75, времени же нет. Как себя перевоспитывать, батюшка, я не знаю. У Бога прошу — научиться любить врагов, а не люблю. Как полюбить — пожалеть только?..

 

батюшка и брат Алексей

Брат Алексей Тормышев: У кого много грехов, тот знает толк в покаянии. Без него ни жить, ни дышать. Удержать это сложно. Послушание помогает сохранить покаяние. Я пришел к вере в 17 лет. Был живой труп. Осознавал это и удивлялся, что до сих пор жив. Жил равнодушно. К тому времени дома все книги перечитал. И вот случилось мне взять «Братьев Карамазовых». Читал и в героях узнавал себя, все темные стороны. Но на этом же фоне стало видеться и добро. Я тогда не мог его коснуться, но знал, что свет есть...

Отец Андрей Лемешонок: Есть выбор. Выбор между светом и тьмой.

Вот я о себе могу рассказать такой случай. Был я сторожем в кафедральном соборе. Тогда уже был у меня надрыв духовный, внутренний, потерял благодать. И вот отдежурил я как-то долгий день и после работы выпил. Очень сильно. А наутро надо идти снова трудиться. Еле пришел в храм, служба идет, а мне так было больно и стыдно, что не могу поднять глаза. Но удивительно, что в этом состоянии была такая близость к Богу… И больше того: я много лет молился о том, чтобы моя мама покрестилась, и смотрю — в это время моя мама входит в храм! Я уже отчаялся ей говорить, а она пошла и крестилась. И в этом я увидел такую любовь Божию к себе! С одной стороны, тебе стыдно, но любовь Божия еще больше к тебе проявляется в этот момент. Это было очень удивительно для меня.

С отцом Николаем Гурьяновым тоже был момент. Через него было столько любви, а я чувствовал себя таким нечистым! Но это не мешало Богу любить меня, я чувствовал это, моя душа тогда воспринимала эту любовь. Это не значит, что нужно грешить, чтобы была благодать. Это значит, что нужно понимать: в моменты отчаяния Бог тебя всё равно любит. И нельзя отчаиваться до конца. Что бы ни случилось, Бог ждет, чтобы все были в Его любви. Только мы сами можем отлучить себя от любви Божией.

Подготовила Ирина Кругликова

Смотреть видеозапись собрания>>

 

31.01.2023

Просмотров: 2
Рейтинг: 5
Голосов: 19
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать