X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Нравственность и доброта — единственно верный путь»

разговор о современной культуре и кино

Александр Васильевич Ефремов — народный артист Беларуси, заслуженный деятель искусств. Когда-то он приехал в Минск, не планируя задерживаться надолго, а сегодня без его имени сложно представить белорусское кино. В интервью нашему сайту известный кинорежиссер и художественный руководитель белорусского Театра-студии киноактера размышляет о современной культуре, театре, работе в кино, затрагивая вечные общечеловеческие темы.

 

беседа с режиссером

— После окончания ВГИКа я приехал в Минск по приглашению Виктора Турова для работы на киностудии «Беларусьфильм». И картина «Большая любовь Чередниченко Н.П.» с Александром Калягиным в главной роли оказалась удачной. На кинофестивале «Молодость» Калягин получил приз за лучшее исполнение мужской роли, а я — за лучшую режиссуру, — вспоминает Александр Васильевич. — После некоторое время я ездил из Минска в Ленинград, когда Глеб Панфилов пригласил меня к себе снимать кино, но не сложилось.

Я вернулся в Минск, стал снимать здесь и ни о чем не жалею. Женился, у меня родилась очаровательная дочь, которую я очень люблю. Всё у меня здесь: семья, театр, кино.

 

вместе с супругой актрисой

Александр Васильевич вместе с супругой актрисой Валерией Арлановой

О мире, Боге и человеке

— Я много снимал в Беларуси, хорошо ее знаю и очень люблю. Озера, леса, поля — я чувствую красоту этой земли.

Задаюсь только одним вопросом: почему на нашей удивительно красивой планете так много злобы, ненависти и жестокости? Две с лишним тысячи лет назад Господь решил защитить людей от себя самих и оставил заповеди, которые должны были водворить на Земле мир, любовь и спокойствие.

С тех пор люди живут с ощущением этой удивительной справедливости, которая была дарована Господом нам всем. И как же слабы оказались люди... Две тысячи лет они воюют и убивают друг друга, жестоко, страшно. И, может быть, только силой веры в Бога удается сохранять мир и периоды спокойствия на нашей планете.

Человек рождается абсолютно безвинным. И главная задача государства и Церкви — с самого начала вкладывать в ребенка все накопленные нравственные ценности, которые позволят ему остаться достойным человеком. Вот почему самая главная война сегодня идет именно в этих сферах — культуры и веры.

Один умный грек когда-то сказал: «Если вы хотите, чтобы ваша страна рухнула — отдайте своих детей на воспитание вашим врагам». Да, мысли очевидны и банальны, но другого пути нет: если мы не займемся своими детьми — мы их упустим и потеряем, а с ними и те принципы и нормы, которые позволяют нам считаться людьми перед Богом. Следом потеряем и страну, и веру.

 Что делать? Каждый человек определяет сам для себя. Но мой рецепт довольно прост: любить, верить, надеяться, воспитывать своих детей. 

Одно из самых главных достижений мировой культуры — гуманизм — сегодня Запад пытается уничтожить, разрушить целиком и полностью. И культура славянской нации, славянской цивилизации — тот самый ковчег, который должен спасти человечество, помочь сохранить установки и ценности, по которым живем мы с вами.

О патриотизме

— Бесспорно, один из основных фронтов борьбы — это культура, которую я представляю, работая в кино и театре.

 Основы культуры нашей страны — это историзм, этика, нравственность, мораль. По сути, все те принципы, которые звучат и в заповедях Христа. 

Патриотизм предполагает самые высокие нравственные и этические категории. После тяжелых 90-х настоящие патриоты нашей страны десятилетиями пытаются вернуть историческую память, нравственность — наши идеалы. Но это длительный процесс, требующий терпения и усердной работы. Невозможно щелкнуть пальцами — и всё станет хорошо.

Когда разрушался Советский Союз, свыше 95% населявших наше государство людей были убеждены в правоте и неоспоримости Победы в Великой Отечественной войне. Сейчас число этих людей резко упало. Победу нашей страны хотят отнять. И делают это точно, жестко и целенаправленно.

 

заслуженный деятель искусств

Мой отец воевал. Он 17-летним мальчишкой сам пришел в военкомат и оказался на фронте. В 21 год вернулся с войны. Я помню обуревавший меня восторг, когда отец в праздник Великой Победы надевал мне на майку свои три ордена и шесть медалей, и майка свешивалась до земли.

В нас живо величие Победы и заслуг наших отцов и дедов. За свою кинематографическую жизнь я снял свыше 20 фильмов, и 5 из них были посвящены войне. Я этим горжусь. И, наверное, если бы Господь дал мне здоровье, я бы еще и еще работал на этом поприще.

 

разговор о культуре

О кино

— Я считаю упущением кинематографа, и белорусского в частности, что мы практически не снимаем кино о том, что происходит с нами сейчас. На экраны выходят мелодрамы, детективы, где героями становятся страдающие девушки и юноши, бегающие от рук милиционеров бандиты. А вот то, что реально происходит с нами, мы как-то забываем.

Сейчас я работаю над созданием фильма «Лист ожидания». Он о врачах: о тех, кто уезжает из страны, и о тех, кто остается. У меня огромное уважение к этим людям, потому что независимо от обстоятельств они служат, служат и служат. К маю 2023 года, я надеюсь, картина выйдет на экраны.

Вообще, каждая законченная картина или поставленный спекталь — уже чудо. Но сегодня мне хочется вспомнить один удивительный случай, который произошел у Элема Климова на съемках картины «Иди и смотри». Я тогда снимал фильм о фильме и увидел человека, для которого не существовало в этот момент ничего другого, только его кино.

Была съемка большого эпизода, как немцы сжигают деревню. На площадку позвали местных бабушек, чтобы они тоже поучаствовали в съемках, и привезли массовку в немецкой форме. И вот когда вдруг немецкая машина остановилась и оттуда посыпались солдаты с автоматами — эти бабушки зарыдали, бросились бежать… Их начали останавливать, успокаивать…

В этом же эпизоде из сгоревшего дома должны были выносить пожилую женщину. А небо низкое, серое, как портянка, — ничего не видно. Контуры, предметы — всё размыто. Все понимают, что съемки не получатся. Но Элем говорит: «Давайте снимать. Внимание, мотор! Поджигайте дома!» И как только камера включилась, вдруг как по заказу серое небо расступилось, появилось солнце и луч света упал прямо на эту женщину, которую выносили из сгоревшего дома… Все застыли. Как будто это была нагарада Элему за его горящее сердце и поразительно правдивое, берущее за душу отношение к военной теме.

 

режиссер Элем Климов на съемках фильма

Режиссер Элем Климов на съемках фильма «Иди и смотри»

О русской культуре и современном театре

— Я поклонник русской культуры, как и белорусской, конечно. Люблю фильмы Тарковского, Кончаловского, Михалкова, Данелии, Рязанова... Как и фильмы Виктора Турова, например «Я родом из детства», Лени Нечаева или Валерия Рубинчика. Это наше. Знаете, чем чаще показывают фильмы советского периода, тем чаще я их смотрю. В них так много настоящего, искреннего! Это то, что следует хранить и на что постоянно следует оглядываться. Там наши идеалы, наши принципы, этика и эстетика.

 Классика потому и классика, что всё, о чем говорили Достоевский, Толстой, Пушкин, Чехов, бессмертно. 

Вопрос только в том, как ты раскрываешь эту вечную классику, трогает ли рассказанная история сидящих в зале людей. Если режиссеру удалось нащупать некий нерв повествования и зрители откликнулись — значит, он сделал то, что нужно, и реализовался в классике. Я, например, с удовольствием сейчас поставил пьесу «Дядя Ваня».

Спектакль «Дядя Ваня» в Театре-студии киноактера, режиссер-постановщик А.В. Ефремов

Мне чужд современный подход постмодернистов, которые пытаются «удивить» классикой: когда в «Трех сестрах» Чехова артисты выходят на сцену с надписями на спине «первая», «вторая», «третья» сестра… И дуэль происходит не из-за одной из сестер, а потому что они оба нетрадиционной ориентации... Ужасная трактовка, отвратительная и безобразная. Этим мы не занимаемся.

 В наш театр можно спокойно приходить на любой спектакль и быть уверенным, что зря время не потратишь. 

Я был приглашен на должность художественного руководителя театра-студии в 1991 году. Это было тяжелое время. Народ почти перестал ходить на спектакли. У меня была контрольная цифра — 12 человек. Если в зале больше 12 зрителей — играем, меньше — спектакль отменяется. Сами актеры переставали верить, что театр выживет.

Но затем в течение года-двух Саша Беспалый и Володя Грицевский поставили «Мы идем смотреть Чапаева» по пьесе Олега Данилова, а мы с Володей Гостюхиным и Аллой Пролич — спектакль «Миленький ты мой» по пьесе Михаила Варфоломеева. И вдруг с радостью начали замечать, что в театр приходит всё больше и больше зрителей. Я периодически выглядывал из-за кулис и радовался, наблюдая, как зал постепенно наполняется.

Одна женщина приходила практически на все спектакли. Однажды я спросил, что же ее так привлекает в нашем театре. Она ответила: «Я смотрю ваши спектакли и понимаю, что, наверное, мы все-таки выживем». Тогда, в начале 90-х, ее слова стали для меня важным подтверждением, что нравственность и доброта — это единственно верный путь для театра.

Подготовила Мария Котова

10.01.2023

Просмотров: 335
Рейтинг: 5
Голосов: 15
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать