X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Величие человека не в достижениях и должностях»

интервью c искусствоведом о митрополите Филарете

С 11 по 18 декабря в духовно-просветительском центре «Ковчег» нашего монастыря пройдут дни памяти митрополита Филарета (Вахромеева) «Когда душа с душою говорит…». На открытии выступит Мария Нецветаева — искусствовед, заведующая Церковно-историческим музеем Белорусской Православной Церкви, который во многом был создан благодаря вкладу владыки. А в преддверии события Мария Валентиновна поделилась с нами яркими и трогательными историями из своей жизни, связанными с личностью первого Патриаршего Экзарха всея Беларуси.

«Ребята, вы ЖЕ-НИ-ТЕСЬ!»

— С митрополитом Филаретом семью моего мужа связывает давняя дружба: дедушка мужа, протоиерей Дмитрий Нецветаев, много лет работал с владыкой в Отделе внешних церковных связей, — рассказывает Мария Валентиновна. — Отец Дмитрий Нецветаев был одним из первых студентов, кого отправили учиться за границу еще в 60-е годы. Такую практику заграничных стажировок и командировок владыка сохранил и активно поддерживал, когда сам стал митрополитом Минским и Белорусским. Когда по поручению патриарха владыка вел переговоры с грекоязычными Православными Церквями, переводчиком при нем всегда был дедушка мужа.

Личное знакомство с владыкой Филаретом у Марии Валентиновны состоялось, когда они с супругом пришли к нему за благословением на брак. И хотя встречи пришлось ждать несколько месяцев, без его одобрения они не начинали готовиться к свадьбе.

— Мужу позвонили и сказали приехать в понедельник, как раз в тот день, когда у него был назначен экзамен у ректора, а у меня — у завкафедрой, — вспоминает Мария Валентиновна. — Мы даже никого не успели предупредить: он ехал из Жировичей, я из Москвы, и к положенному времени были в епархии. Я думала зайдем, представимся, владыка нас благословит, и всё. Но когда мы к нему зашли, он усадил нас в кресла и начал подробно обо всем расспрашивать: про дедушку и бабушку и родителей мужа, потом про нашу учебу, темы научных работ и, наконец, про свадьбу.

Мы объяснили, что денег на свадьбу у нас нет. Рассказали, что уедем в Тунис, где нас повенчает дядя мужа, и на время его отпуска останемся жить там при храме. Владыка внимательно слушал, а потом спросил: «А торжество?» У него не сильно укладывалось в голове, что это за свадьба такая — без гостей и всех праздничных атрибутов. А потом задал вопрос лично мне: «А какое платье будет?» И я начала ему рассказывать, как буду шить платье, про ткань, про орнамент.

 Я с большой теплотой вспоминаю этот момент. Окружающим тогда не было дела до нашей свадьбы, а ему, Патриаршему Экзарху, было! 

 

в день Венчания в храме в Тунисе

В день Венчания в храме Воскресения Христова в Тунисе. Фото из личного архива М. Нецветаевой

Мы провели у владыки около часа. А потом он встал и подозвал к себе. Я хотела пропустить будущего мужа, но владыка раскрыл руки в объятьях и кивнул, чтобы мы подошли одновременно. Он нас крепко-крепко прижал и на всё епархиальное управление провозгласил: «Ребята, вы наконец-то женитесь! ЖЕ-НИ-ТЕСЬ!» Он сделал всё, чтобы мы не упустили в повседневности торжество, и своим возгласом заменил нам гостей, шумный стол, красивые цветы... Он устроил нам торжество!

А потом, когда мы уже уходили, он вдруг спохватился, заговорщицки позвал супруга и вручил ему конверт с деньгами. Для нас и тогда, и сейчас это была достаточно серьезная сумма денег. «На свадьбу!» — тихо сказал владыка. Это еще одна его особенность: поддерживать во всем и благодарить за всё.

Увидеть того, кому сильнее болит

Через два года Марию Валентиновну пригласили для работы над созданием Церковно-исторического музея Белорусской Православной Церкви. Трудиться, по ее словам, было непросто: на тот момент она училась параллельно в двух магистратурах и по выходным прилетала в Минск, чтобы описывать коллекцию. Работа была техническая, и поэтому с владыкой в то время они встречались нечасто. Официально музей был сдан 24 декабря, а на следующий день Синод отпустил митрополита Филарета на покой.

— Мы увиделись через полгода, на день памяти белорусских святых, когда владыка Филарет с митрополитом Павлом рукополагали моего супруга в дьяконы. Я опять летела из Москвы, но уже с вещами на первое время жизни в Минске. Мы очень хотели вернуться в Минск и отказались от многих предложений по работе, потому что образование получили благодаря владыке и чувствовали, что должны вернуться в Беларусь и послужить Церкви именно здесь. Мы не пожалели ни разу.

 

в день диаконской хиротонии супруга

В день диаконской хиротонии супруга Дмитрия Андреевича Нецветаева, когда владыка встретил его словами: «О, Нецветаев!». Фото из личного архива М. Нецветаевой

Так вот в день рукоположения я стояла в коридоре рядом с женщиной, у которой ребенок оказался прикован к коляске после несчастного случая. Владыка шел мимо толпившихся людей, которые пытались что-то передать ему или взять благословение, а мы прижались к стене, чтобы дать ему пройти. Но вдруг он остановился и посмотрел на эту женщину. Она не знала, как сложить руки под благословение. Тогда он сам положил ей на голову свою большую мягкую руку. Она посмотрела ему в глаза и увидела его уставший взгляд: «Здоровья Вам!» — «Деточка, тебе сил!» И так они простояли несколько минут.

 Для меня до сих пор остается загадкой, какой должна быть душа человека, чтобы в толпе увидеть того, кому сильнее болит, и утешить. Утешить прикосновением и взглядом. 

Мемориальный кабинет

— Владыка передал 412 предметов — книги, иконы, его личные награды и облачения. Хочется пафосно сказать, что музей основан на коллекции митрополита Филарета, но это не совсем корректно. Коллекция — это то, что собирают целенаправленно. Но это не про владыку.

 Владыке в руки попадало огромное количество старинных вещей, но он не прилагал к ним сердце. И если какая-то из них могла послужить в храме, он легко передавал ее. 

У каждого предмета в коллекции своя эстетика, и вместе они показывают разнообразие Церкви, церковного искусства и традиций. Наверное, это тоже про владыку Филарета: он поощрял это разнообразие в Церкви. В его эпоху было принято очень мало документов, которые призваны регламентировать жизнь Церкви.

Когда владыка приехал принимать музей, я должна была провести экскурсию. Конечно, я сложила руки под благословение, но когда владыка опустил свою руку, то уже не убрал ее. У меня были очень холодные руки, и мы с ним так и простояли, пока он их не согрел. «Согрелась? Ну, пойдем посмотрим, что ты сделала».

Мария Валентиновна проводит экскурсию для владыки Филарета в Церковно-историческом музее Белорусского Экзархата, октябрь 2015 г. Фото Александра Мизея

При создании Церковно-исторического музея в нем уже был предусмотрен зал, в котором экскурсантам рассказывали о митрополите Филарете. Там были представлены его многочисленные награды, государственные и церковные. В 2019 году начался ремонт епархиального управления, и в том числе кабинета Патриаршего Экзарха всея Беларуси. При участии отца Владимира Долгополова мебель оказалась в Церковно-историческом музее.

— Нужно отметить, что у музея нет финансирования на создание новых экспозиций, и мы с мужем всегда делали это за наш личный счет или за счет небольших пожертвований, что оставляли люди после экскурсии, — продолжает рассказ Мария Валентиновна. — Но в этот раз надо было подготовить целое помещение! Муж с нашим другом поставили мебель из кабинета митрополита Филарета. Также мы заказали мебель, чтобы выставить часть облачений владыки, его награды. И нашелся человек, который, узнав про ситуацию, взял все расходы на себя…

Еще до официального открытия мы проводили экскурсии в мемориальном кабинете, потому что там находился Туровский крест, в который по благословению митрополита Филарета была вложена частичка Креста Господня. Там и состоялась наша последняя встреча.

 Помню, как я была поражена, когда владыка, уже немощный, взял в руки Туровский крест, чтобы поцеловать его. Это еще одно яркое впечатление от владыки: Христос на первом месте, даже тогда, когда уже совсем нет сил. 

В дни памяти первого Патриаршего Экзарха всея Беларуси в «Ковчеге» будут представлены рабочий стол и кресло, на котором до владыки сидел митрополит Антоний, а после него — митрополит Павел. Только подумать, что владыка пришел и не переделал всё под себя, а сохранил то, что досталось ему от предшественников. Вот такое уважительное отношение к наследию мы и хотим показать на выставке.

В день 55-летия архиерейской хиротонии митрополита Филарета в Туровский крест была вложена частичка Креста Господня. Фото Татьяны Амелиной

Владыка и эклер

В мемориальный кабинет митрополита Филарета посетители попадают в самом конце экскурсии. У Марии Валентиновны есть любимая история, которой она заканчивает рассказ о владыке.

— У владыки был сахарный диабет. Мало кто знает, но это профессиональная болезнь священников советского и постсоветского времени. Священник служит натощак, а потом к нему потоком идут прихожане со своими важными проблемами…

Так вот однажды на приеме, где присутствовали высокопоставленные чиновники, официант задел митрополита Филарета подносом, и по темной мантии скатился эклер… Я всегда прошу гостей представить: «Вы — потомственный дворянин, почетный доктор многих вузов, да и целый Патриарший Экзарх всея Беларуси, а ваша одежда вся в белых масляных пятнах на таком высоком приеме. Представили свою реакцию? А теперь представьте, что Вы официант! А теперь представьте, что Вы начальник официанта! А владыка со своими больными ногами и сахарным диабетом присел, поднял с пола эклер и спокойно сказал: "Не поваляешь — не поешь". Подул на эклер и съел».

 

открытие памятника митрополиту Филарету

Мария Валентиновна с супругом иереем Дмитрием Нецветаевым в день открытия памятника митрополиту Филарету у Свято-Духова кафедрального собора. Фото из личного архива М. Нецветаевой

Жить так, чтобы на первом месте был Христос

— Я стараюсь, чтобы приходящие на экскурсию люди поняли, что ни одно звание не имеет значения без любви к ближнему. И величие человека заключается не в достижениях и должностях, а в том, как ты светишь светом Христовым. А владыка умел светить.

На той встрече у владыки, когда он благословил нас на брак, мой будущий муж рассказывал ему о своей учебе, о теме диплома и кандидатской. Владыка внимательно слушал, что-то комментировал, а потом повернулся ко мне: «Ты понимаешь, какой он умный? Помогай ему во всем!» Я не из церковной семьи, а из светской, и эту фразу не совсем поняла. Со светской точки зрения умного надо слушать, а не помогать. Но за годы супружества я поняла, что имел в виду владыка.

По линии бабушки и дедушки мужа с XVII века не прерывалось духовенство. Среди прадедов и прапрадедов мужа почти все прошли лагеря, а многие были убиты. Отец Дмитрий с матушкой Еленой (так звали дедушку и бабушку моего мужа) родили 16 детей, и это в советские годы! Все восемь мальчиков стали священниками, а девочки — матушками. Их дети тоже продолжают служение Богу у Престола. И вот я начала проводить небольшое исследование о потомственных семьях священников: меня интересовали именно матушки, которые вышли из семей священников. Я два раза в месяц начала ездить во Владимир в гости к Нецветаевским тетушкам и наблюдать, как устроен их быт, как они себя ведут, когда домой приходит муж-священник. Оказалось, всё совсем не похоже на хорошую светскую семью.

Я начала учиться у тетушек, как организовать быт таким образом, чтобы помочь своему супругу, истощенному человеческой болью, наполниться любовью. Но уже тогда, 10 лет назад, даже от потомственных матушек я слышала о необходимости их заработка. К сожалению, это не потребность в сепарации, а необходимость. Сейчас батюшка должен и храм построить, и благоукрасить его, и общину организовать, и воскресную школу, еще какой-нибудь социальный проект реализовать... Как на всё это найти средства? Наше поколение священников, как правило, имеет второй источник дохода. А когда у священника есть и работа, и семья, и служение — что-то из этого становится хобби…

Мне один священник рассказывал, как попросил у прихожан козу. Они отказывались ему ее дарить: «Батюшка, не доводите нас до греха. Мы Вам козу подарим, а потом отравим!» Батюшка стоял обескураженный, а прихожане объяснили: «Мы позовем умершего отпевать, а Вы будете думать, привязали ли козу, а не молиться. И что толку от Вашей молитвы?» «Ну, у меня же маленькие дети!» — возразил им священник. «Так Вы, батюшка, так бы и сказали, что Вам нужно молоко!» И с этого дня у него на веранде регулярно появлялась банка с молоком.

В своей жизни матушки я стараюсь следовать словам владыки и помогать мужу в его служении. Я работаю, чтобы у мужа не было выбора: заработок или служение. Мы живем в коммунальной квартире с бетонным полом недалеко от места его служения и моей работы, чтобы обедать вместе, час смотреть друг другу в глаза и разговаривать о том, как проходит наш день. Я стараюсь организовать быт так, чтобы даже жизнь в ремонте не была тяготой: переодеваю наш дом на праздники, посты и будние, чтобы вся домашняя обстановка вторила его ритму церковной жизни.

 Если вам хочется сохранить память о владыке — заботьтесь о своих священниках, потому что он всегда заботился о них, решал их вопросы с жильем, поддерживал в послушании. 

Одна из моих любимых новозаветных цитат апостола Павла: Подражайте мне, как и я Христу (1 Кор. 4: 16). Вот и митрополиту Филарету надо подражать. Это не про длинную бороду и степенную походку, это про жизнь для Христа. Владыка нам своей жизнью показал, что можно и в современном мире со множеством искушений, неведомых 2000 лет назад, жить так, чтобы пожалеть того, кому сейчас больно, позаботиться о том, кто служит для тебя, трепетно сохранить то, что сделано до тебя… Жить так, чтобы и в силе, и в немощи для тебя на первом месте был Христос.

Подготовила Мария Котова

07.12.2022

Просмотров: 135
Рейтинг: 5
Голосов: 26
Оценка:
Комментарии 0
1 месяц назад
Благодарю автора статьи, написанной от сердца. В конце мне показалось, что Свет Владыки наполнил меня и стал разливаться вокруг. Даже глаза шире открылись (такое ощущение было). После молитвы за упокой, последовало прошение молитв у Владыки. Сла?ва Тебе Боже, Сла?ва!
Комментировать