X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Тревога: духовные причины и пути исцеления

 протоиерей Сергий Мовсесян беседа о тревоге

Сегодня как никогда часто звучит утверждение, что мы живем в тревожное время. И в этом нет преувеличения. Привычный мир меняется, основы, казавшиеся незыблемыми, начинают колебаться. Мы то и дело смотрим новостную ленту, спорим с друзьями и родными и беспокоимся о будущем своих детей. Каковы причины тревоги и как справиться с этим внутренним фоновым состоянием православному христианину? Ответы на эти вопросы в беседе протоиерея Сергия Мовсесяна, клирика храма Рождества Христова в деревне Большое Стиклево, и психолога Екатерины Михайловны Жогаль, которая состоялась на Покровском фестивале «Радость».

Что такое тревога?

Екатерина: Каждый из нас в той или иной степени испытывает тревогу — состояние волнения, беспокойства, внутренней суматохи. Тело также мобилизуется: учащается сердцебиение, потеют ладошки, краснеет лицо. Как правило, такое состояние вызывают ситуации угрозы, а точнее, то, что мы интерпретируем как угрозу — реальную или вымышленную.

Отец Сергий: Вообще, тревога — это естественная реакция человека на опасность. Проблема начинается, если беспокойное состояние не проходит, когда реальной опасности нет.

Екатерина: В этом случае тревожность сужает восприятие окружающей реальности, «перспективу» жизни. Как только сознание «схлопывается» до одной навязчивой мысли — это знак, что происходит что-то не то.

Причины тревожного состояния

Екатерина: Давайте разберем основные причины тревожного состояния. Первое — это наши мысли, идеи, представления. Тревожность как следствие иррационального, неправильного мышления возникает, когда навязчивую мысль мы «жуем» как жвачку. В этом случае легко перейти от естественного состояния к патологическому. Психологи используют понятие «невротическая тревога», то есть не имеющая под собой здорового основания. В силу особенностей психики нам проще «загонять» окружающую реальность в определенные схемы и рамки. Если я воспринимаю мир как угрозу, я буду вести себя таким образом, чтобы защитить себя от этого мира.

Психологи также различают понятие тревоги и страха. Тревога безобъектна, она ни к чему не привязана. Это такое состояние возбуждения, когда человек беспричинно волнуется и ничего не может с этим сделать. А страх — это тревога, которая нашла свой объект. Со страхом работать проще. Например, если я боюсь интенсивного движения, я не буду переходить дорогу с шестью полосами на красный свет.

Отец Сергий: То есть для начала нужно понять, есть ли реальный объект, вызывающий беспокойство: перевести тревогу из неопределенного состояния в понимание того, чего ты боишься.

Екатерина: Также причиной невротической тревожности могут стать конфликты, неразрешенные проблемы, которые возникли в процессе взросления в детско-родительских отношениях.

Отец Сергий: Когда ребенок растет в семье, где папа пьет и ведет себя неадекватно, а мама живет в постоянном страхе, — ему передается навык тревожного поведения. Он вырастает, а фоновое ощущение, что сейчас на тебя накричат, обвинят, накажут, — остается...

 

отец Сергий беседует о тревожном состоянии

Екатерина: Ребенок заражается тревожностью, состоянием возбуждения. И страдает. В его душе формируется почерпнутый из детства опыт тревоги. И в проблемной ситуации он скатывается в беспокойство и напряжение.

Также тревожность может возникать как реакция на стресс. Если при длительном внутреннем стрессе напряжение не получается снять, проработать, оно остается и со временем трансформируется в невротическую тревожность.

Отец Сергий: Итак, мы рассмотрели несколько причин, почему возникает тревожность. Теперь осталось ответить на главный вопрос: что с этим делать?

Большая проблема — ложь самому себе

Екатерина: Да, причем «делать» именно человеку православному. Ведь нередко приходится слышать утверждение: если ты тревожишься — значит, ты…

Отец Сергий: …грешник!

Екатерина: Причем малодушный и маловерный. Тревожишься — значит, не имеешь веры. И вместо исцеления состояние только усугубляется.

Отец Сергий: Это очень большая проблема — ложь самому себе. Мы получили рецепт: молись и кайся, и всё будет хорошо. И как сложно признаться, что за долгие годы церковной жизни в нас мало что изменилось. Вот и получается, что вместо честного разговора со священником мы становимся жуткими лицемерами из-за страха оказаться устыженными: «Как это так у тебя до сих пор тревога, ты что, брат, совсем неверующий, что ли?» Выходя из храма, снова погружаемся в унылое или, наоборот, возбужденно-тревожное состояние.

Важно быть честным и предельно внимательным к своей душе. Видишь, что после прочтения десяти акафистов и ста поклонов твоя тревожность остается — не нужно вгонять себя в «заплинтусное» состояние, а честно найти его причины, вынести их на свет Божий.

Екатерина: Вовремя не выявленная тревожность тянет за собой целую цепочку греховных состояний: уныние, озлобление, раздражение.

Отец Сергий: Нередко это происходит потому, что средства лечения, данные Господом, используются не по назначению. Тебе говорят: «помолись». Но это не означает побыстрее прочесть 40 акафистов. Получается, мы «вычитываем» молитвы, чтобы прийти и отчитаться перед священником. Но этого мало. Где в этот момент твой ум, твое сердце? Каково твое состояние? Как только мы видим, что предлагаемые Церковью средства не приводят к искомому успокоению, нужно откровенно поговорить со священником, спросить, что такое молитва и как правильно молиться.

Мы часто стесняемся признаться и духовнику, и нашим братьям во Христе, что у нас что-то не получается. Хочется прийти и отчитаться, что всё получилось, и быть зачисленным в лигу «успешных» христиан. Но это лицемерие. Гораздо продуктивнее вынести свою боль на серьезный разговор с самим собой и священнослужителем.

Гефсиманское борение

Отец Сергий: В контексте нашего разговора давайте вспомним эпизод Гефсиманского борения. Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать (Мф. 26: 36, 37). Похоже на тревогу? Не дерзко ли нам вообще говорить о том, что Господь Иисус Христос тревожился?

Но смотрите, Бог стал человеком, и в некоторых случаях Он проживает те состояния, которые свойственны и нам. Он знает, что с Ним произойдет. И не только как Бог, всезнающий и всеведущий, но и как человек. Ведь до этого много раз Он, несущий благую весть и исцеления, уже встречал непонимание, недоверие, вражду и агрессию, которые постепенно складывались в намерение убить Его. И когда напряжение достигло пика, Христос обращается к своим ученикам: «побудьте со Мною». Посмотрите, как предельно насыщены Его слова: …душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною (Мф. 26: 38). Это ведь про нас. Когда тревожно и плохо, мы можем обратиться к близкому человеку и попросить его побыть рядом…

 

священник беседует

Екатерина: Но как часто вместо того, чтобы просто «побыть рядом», выслушать, мы начинаем давать советы!

Отец Сергий: В Евангелии от Марка этот момент описан более рельефно: И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать (Мк. 14: 33). Ему действительно страшно. А что происходит дальше? Христос хочет, чтобы Его ученики были рядом. Это как раз то, что зачастую нужно и нам, чтобы амортизировать, минимизировать боль и тревогу.

Екатерина: Это называется социальной поддержкой. В разговоре с другим человеком происходит осмысление своих чувств и переживаний. В момент вербализации появляется понимание своего состояния. Особенно если слушающий не учит жить, а задает наводящие вопросы: «Что именно тебя тревожит?»

Важно помнить, что в сложных случаях лучше обратиться к специалисту, психологу или психиатру. Особенно если ваш близкий плохо спит, теряет аппетит, фиксирует приступы удушья — всё это признаки классической панической атаки.

Отец Сергий: Такое откровение помыслов, тяжелых внутренних состояний, часто оказывается целительным. Особенно если ты честно открываешься своему духовнику: «Мне плохо, одиноко, тревожно. Я еле до службы дошел, мне кажется, что я никому не нужен, что это всё "не работает"...»

Но о чем же говорится в Евангелии дальше? И, отойдя немного, пал на лицо Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия… (Мф. 26: 39) Как человек Христос не хочет претерпевать издевательства, пытки, смерть. Но заканчивает Он так: …впрочем не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26: 39). Вот где суть: пока мы находимся внутри замкнутого круга своей скорби, мы никак не можем получить исцеление. Нам нужно выйти за пределы тревожности и опереться на Того, Кто находится в покое, — на Бога, на Христа.

Как опереться на Христа?

Екатерина: Встает вопрос: как опереться на Христа, чтобы эта опора вытаскивала меня из тревоги?

Отец Сергий: Из тревоги, сжавшей меня до забвения Бога… Вы помните, как Христос молился в Гефсиманском саду?

Екатерина: До кровавого пота…

Отец Сергий: До кровавого пота! Переключение себя на мысль о Боге — дело весьма и весьма непростое. Обращаясь в молитве к Богу, мы зачастую надеемся, что мир, тревожащий нас, изменится. Но тревога — это состояние души. Поэтому молитва нужна для изменения себя самого, а не обстоятельств. Да минует Меня чаша сия… впрочем не как Я хочу, но как Ты. То есть Христос от человеческого нежелания пострадать возвращает Себя в послушание Богу: как Ты хочешь. Суть в том, чтобы суметь самого себя так соединить с Богом, чтобы это стало животворящим действием. Не избавиться от тревожащих обстоятельств, а соединить здесь и сейчас ум со Христом. И это борьба с помыслами, друзья.

Вот почему так важно не быстрее «добежать» до конца молитвы и сказать: «Сделано, теперь Твоя очередь действовать, Господи. Меняй мир быстренько...», но понять, к Кому я вообще обращаюсь; что означают слова молитвы; где в этот момент находится мой ум. Да, мы просим, чтобы нас миновала чаша тревожащих обстоятельств, но «Господи, не как я хочу, а как Ты». В этот момент и должно произойти внимательное умное переключение на Бога: когда ты Его помышляешь Источником своей жизни. Не обстоятельства, хорошие или плохие, а именно Господа Христа.

Екатерина: Похоже, это единственный путь настоящего исцеления от тревоги.

Отец Сергий: Нужно искать ресурсы своей безопасности не в мире, а в надмирном, животворящем Источнике. Господь Иисус Христос — Тот, Кто воскрес и победил этот полный опасностей мир. И для мира это безумие.

Благодать исцеления

Отец Сергий: Если говорить о практических вещах, то для того, чтобы вырвать себя из тревожного фона и вернуть к реальности, нужно из пассивного существа, живущего опасениями и беспокойствами «а вдруг», стать активным и деятельным. Начинать можно и нужно с маленьких дел: приготовить вкусный кекс и угостить близкого друга, убрать в квартире, навестить болящего родственника, сделать зарядку или уроки с детьми... Такие, казалось бы, простые действия привязывают к реальности, выстраивают четкие, а не фантастические связи, задают инерцию иного мышления. Так созидается реальный мир, где ты не просто безумная муха, попавшая в паутину тревоги, а действующий человек.

Екатерина: Посредством реалистичных действий мы выходим из тоннеля, в который нас загоняет тревожность. Так мы расширяем сферу восприятия, отношений, действий, мыслей.

Отец Сергий: Дерзайте, с вами молитва, заповеданная Самим Господом, и Он готов приходить на помощь, подавать исцеление. Но это возможно, только если мы, как свободные существа, откроем Богу свою душу. Будьте искренни, честны перед собою и перед Богом. Отслеживайте тревожащие помыслы и ставьте на их место молитву. Это, друзья мои, нелегкое дело, потому не отчаивайтесь, если через пять минут у вас ничего не получилось. Это труд. И если мы упорно и усердно трудимся, тогда Господь в меру нашей веры подает благодать исцеления…

 

священник отвечает на вопрос

Подготовила Мария Котова

Фотографии Максима Черноголова

08.11.2022

Просмотров: 965
Рейтинг: 4.6
Голосов: 23
Оценка:
Комментировать