X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Милостивая Матерь (часть 2)

престольный праздник в интернате

— Я всегда хотела, чтобы храм для ребят был именно в честь Матери Божией, потому что больше всего в жизни им не хватает мамы, — говорит сестра Нина. — Это всегда чувствовалось. Они называли мамами и сестер милосердия, и персонал.

В самом начале, когда мы приезжали навещать своих ребят, то молились в актовом зале, читали акафист. Так продолжалось некоторое время, но при этом идея устроить здесь храм была всегда.

В детском интернате храм по воле Божией освятили в честь святителя Нектария Эгинского (день памяти — 22 ноября). А так как мы связаны с детским интернатом, то хотели, чтобы престольный праздник этого храма был рядом. Я посмотрела в календарь и оказалось, что ближайший день памяти иконы Божией Матери — 25 ноября. Это был образ Божией Матери «Милостивая», а Ей молятся за болящих.

А потом одна сестра приехала с Кипра и привезла мне подарок — икону Киккской Божией Матери. Это одна из наиболее почитаемых чудотворных икон Богородицы на Кипре. Она получила свое название от горы Киккос. В честь нее на Кипре возведен монастырь. Для меня это был незнакомый образ. И оказалось, что другое название этой иконы — «Милостивая». Я поняла, что это Промысл Божий, подтверждение от Бога, что мы приняли правильное решение.

 

Причастие в интернате

И вот 25 ноября 2013 года в интернате был создан домовой храм в честь иконы Божией Матери «Милостивая». Так мое тайное желание реализовалось. А икона сейчас находится на аналое храма.

Колокольня

В утренней темноте небольшую резную беседку с колоколами практически не видно, поэтому колокольный звон как будто рождается из темноты. Почти во всех окнах интерната еще нет света, горит он только на первом этаже, где сейчас идет служба. Окна интерната в каплях дождя, один из насельников протирает окошко рукой, как будто так будет лучше слышно, и, оборачиваясь, кричит кому-то: «Послушай колокола!» Постепенно в некоторых окнах загорается свет, и насельники подходят ближе. Сегодня не их очередь быть на службе, поэтому они припадают к окнам и слушают звон. Один из насельников кричит брату Ивану через открытое окно: «Привет! Доброе утро!» А затем совершенно по-детски: «А у меня день ангела скоро, 21 ноября!»

 

освящение колоколов

Колокольня здесь три года. Брат Иван — ее постоянный звонарь.

— Когда решили строить звонницу на территории интерната, сначала думали купить минимальный набор колоколов, сделать стоечку, выкатывать ее на крыльцо и звонить перед богослужением, — рассказывает Иван. — Но отец Родион сказал: «Если делать, то добротную звонницу».

Вопросов тогда было много: как оборудовать стационарную колокольню? Где взять деньги? Сестра Нина Сандович подключила сестер, начали собирать деньги на строительство. Откликнулось много людей, и задуманное удалось осуществить.

Перед евхаристическим каноном Иван идет на улицу, чтобы звонить в колокола. Перед богослужением — благовест. Перед евхаристическим каноном — трезвон.

Колокольню установили на престольный праздник в 2019 году. Когда во время пандемии в интернате ввели карантин, Иван три раза в неделю приезжал звонить. Колокольный звон был единственным контактом с насельниками и утешением для них.

 

колокольня

Колокольный звон для них как надежда?

— Да, — говорит Ваня. — Знаете, мы уже с ними подружились. Когда я их вижу, у меня появляется радость, даже если до этого было плохое настроение, какие-то свои болячки. И они к нам привыкли и, когда видят нас, тоже радуются. То есть дело даже не в самом звоне, а в общении. Когда я звоню, как будто говорю им: «Привет! Как дела?»

«Какие они дети? Они уже взрослые»

— Это чудо, что здесь служат Божественную литургию, что люди, проживающие в интернате, могут причащаться, — говорит сестра Нина. — Всё Промысл Божий, абсолютно всё, и только спустя годы понимаешь, что ты просто орудие в Его руках. Сам, даже если бы очень захотел, никогда в жизни это не сделал бы.

 

сестры милосердия

Вспоминаю тот день, когда одна сестра попросила меня пойти вместе с ней к директору, потому что мы должны были официально оформить наши посещения. Мы записались на прием. Я приехала чуть раньше и к этой встрече никак не готовилась, ведь должна была просто сопровождать. А в городе в этот день стал транспорт. И вот я сижу в вестибюле, жду, а сестра звонит и говорит, что доехать никак не сможет. А нас уже вызывают на прием. У меня холодеет спина: я понимаю, что нужно идти одной…

Директор хотел нам отказать. Он совершенно не понимал, зачем нам это нужно. Помню, он сказал мне: «Почему вы постоянно говорите "дети", "дети"? Какие они дети? Они уже взрослые». А я же к ним отношусь как к своим детям. Мы их столько лет окормляли в детском интернате, а после перевода во взрослый получалось, что мы их бросаем…

Я точно знаю, что в этот момент через меня творил Господь, Он дал мне какие-то правильные слова. В итоге директор изменил свое мнение. Мы ему благодарны. Господь через него совершил Свое действие, и нам разрешили посещения.

С тех пор, как мы стали ходить в интернат, здесь сменилось уже три директора. У нынешнего руководителя трепетное отношение к церковным праздникам, на Пасху и престольный праздник вокруг интерната совершается крестный ход, в котором участвуют сестры, насельники, персонал.

 

священники окропление святой водой

К слову, персонал интерната тоже принял участие в благоустройстве храма: к престольному празднику они пошили хоругви.

Райский сад

За окном уже рассвело. Прямо под окнами интерната — яблоневый сад. Насельники вышли на территорию и метут опавшие листья. Под окна подходят несколько из них, сестра Нина и брат Иван узнают их, машут рукой.

— У нас тут очень красиво, особенно весной, осенью. Когда тепло, мы на улице служим молебны, — говорит отец Родион.

— Представляете, цветет сад и звучит колокольный звон! — произносит Иван.

— И когда на деревьях висят румяные яблоки… — добавляет сестра Нина.

— Это настоящий райский сад, — говорит отец Родион.

— В этом интернате у нас нет возможности общаться с болящими отдельно, — рассказывает сестра Нина. — В те времена, когда не было пандемии, помимо богослужения, мы организовывали для них поездки по святым местам, где много общались, устраивали общую трапезу, проводили дни именинников. Но в отделение мы ходить не можем, то есть личного общения нет. Не знаю, хорошо это или плохо. Нет однозначного ответа. Когда ты оказываешь приблизительно одинаковое внимание всем, когда нет каких-то личных предпочтений, никому из них не обидно.

Было такое, когда сестры по-хорошему любили отдельных девочек. Одна из них брала девочку к себе домой, а сейчас этого не делает, не может и не хочет. А та девочка страдает неимоверно.

Или вот еще одна сестра начала ходить и сблизилась с одной девочкой. А потом перестала. И девочка очень долго не могла пережить это, постоянно спрашивала, где эта сестра, что с ней, очень долго отходила. Поэтому я понимаю администрацию, они таким образом оберегают болящих от лишних травм. Потому что с этими травмами один на один остаются насельники и они. Мы в ответе за тех, кого приручаем…

 

сестра милосердия обнимает проживающую

— Вот Таня, мы называем ее пророчицей, — сестра Нина через окно показывает на фигуру девушки, которая машет сестрам. — Всё, что она говорит, случается. А вообще, они все удивительные.

В интернате есть мастерские. И эти болящие люди, которые никогда раньше не рисовали, в этих мастерских создают шедевры. У них даже выставки бывают. У нас есть Вера, она не ходит на службы, но причащается. И у нее такие картины потрясающие! Ты смотришь на них и понимаешь, что у нее настолько глубокий внутренний мир!

Они нас видят, они всё понимают, просто не могут это выразить. У них у всех действительно огромный внутренний мир, а мы его не знаем и не понимаем. А он есть, он существует!..

Мы выходим на улицу, утренний осенний сад пахнет свежестью, яблоками и прелыми листьями. И если сказано, что «кто не примет Царство Божие как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10: 15), то, глядя на неспешные фигуры насельников, думаешь, что эти, как их упорно называет сестра Нина, «дети» знают об этом Царстве больше, чем мы.

— Сестра Нина, в тую пятницу у нас будет молебен? — к сестре Нине подходит Таня, та самая «пророчица», что махала нам под окнами рукой.

— Да. Заболела твоя Любушка, она должна была быть сегодня. У нее вечером поднялась температура 38, и она не смогла.

— Бедная, — огорчается Таня. — Ты ей скажи, чтобы она помолилась. И Боженька ее спасет.

— Конечно, — говорит ей сестра Нина и обнимает.

 

на богослужении в интернате

Подготовила Ольга Демидюк

Фотографии Максима Черноголова

Милостивая Матерь (часть 1)>>

25.11.2022

Просмотров: 30
Рейтинг: 4.7
Голосов: 18
Оценка:
Комментировать