X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Я тебя всё равно вымолю» (ч. 2)

юбилей Елисаветинского общества трезвости

«Ты еще живой?!»

— Миша? Ты еще живой?! — мужчины крепко обнимаются, садятся на лавочку возле иконы «Неупиваемая Чаша» и шепотом расспрашивают друг друга о жизни, делятся новостями.

На юбилей Елисаветинского общества трезвости приехали участники других православных групп: гродненской «Покровское» и мозырской «Преображение». После обеда все собираются в монастырском храме во имя святителя Николая Чудотворца и ждут отца Дионисия, который должен приехать на собрание. Священник в это время причащает онкологических больных и потому задерживается. В храме почти никого. Редкие посетители подходят к чудотворной иконе Николая Чудотворца и с некоторой опаской и любопытством смотрят на группу собравшихся мужчин.

 

общество трезвости люди

 «Из глубины сердца взываем Ти…»

Наконец тишину и ожидание прерывает уверенное приветствие: «Как я рад всех видеть!» Отец Дионисий обнимает и благословляет каждого из мужчин. Он похож на доброго великана: высокий и широкоплечий, с добрыми, даже немного озорными глазами. «О, гродненцы!» От приветственных движений пламя свечей перед иконой слегка покачивается.

Протоиерей Дионисий Пясецкий — руководитель отдела Белорусской Православной Церкви по противодействию алкоголизму и наркомании, настоятель прихода храма в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша». При храме тоже действует несколько групп поддержки для зависимых людей и их родственников. А сегодня батюшка приехал к «елисаветинцам», чтобы вместе помолиться и поздравить их с юбилеем.

 

священник дионисий

Начинается акафист, и перед братьями стоит уже совершенно другой отец Дионисий. Он выпрямляется, набирает в грудь воздуха и сосредоточенно произносит каждое слово: «Ко единому же от сих образов, Неупиваемая Чаша именуемому, припадающе, из глубины сердца взываем Ти…» Храм наполняется глубокими мужскими голосами: «Радуйся, Владычице, Неупиваемая Чаше, духовную жажду нашу утоляющая».

 

общество трезвости священник

Собравшиеся по очереди подходят к аналою и читают кондак и икос: «Радуйся, скорби нашея в радость претворение», «Радуйся, страсти молитвами Твоими укрощающая», «Радуйся, матерей скорбных укрепление…»

Каждый из этих мужчин уже хорошо знает слова молитвы. Миша, а точнее Михаил Григорьевич, после прочтения своей части аккуратно снимает очки и становится рядом со мной. Ему 68, но выглядит он гораздо моложе. Аккуратная седая борода, светлый свитер, джинсы, синяя дутая жилетка. Уже немолодого мужчину в нем выдает, пожалуй, только боль в спине: он опирается на стенку, и, хотя тщательно пытается скрывать боль, она всё равно отражается на его лице. «Миша, давай присядь», — предлагает товарищ. Михаил Григорьевич отрицательно качает головой, но после второго настойчивого предложения все-таки садится…

 

Михаил Григорьевич

— Господь нас призывает не просто к трезвости, а к радостному состоянию трезвости, — после молитвы отец Дионисий снова говорит добродушно и по-свойски, и оттого проповедь звучит как дружеское слово. — А тот, кто встретил Христа в своей жизни, от чудес не отвертится. Но фундаментом любого чуда является труд — труд самого человека. Чудо — это не магия, но многодневный, многолетний труд со стороны человека. И Господь, видя с нашей стороны усилие, дает особое состояние: не просто неупотребление меняющих сознание веществ, но состояние радостной, благодатной трезвости, когда уже на земле мы соприкасаемся с Царствием Небесным. Это та радость, которую дает Господь. Будем проявлять усилия, и Господь будет с нами.

 

свечи батюшка братья

 «Ты сам по себе ничего не сделаешь»

Михаил Григорьевич вот уже 16 лет проявляет это усилие.

— Получается вот так (Михаил Григорьевич берет салфетку и кладет на нее нож, разделяя тем самым на две части, и ведет вверх невидимую черту). Выпиваешь — и ты идешь вверх: ушла совесть, ушли проблемы, тебе хорошо, приятно, эйфория, кайф. Не пьешь — идешь вниз, где страхи, нервозность, злоба, агрессия, бессонница. Еще чуть вниз — алкоголик может сойти с ума и даже умереть. Вот и получается, что алкоголики не могут жить в этой реальности. Для них каждый день — стресс, который постоянно накапливается. Поэтому, к несчастью, нередко случается, что бросившие пить заканчивают жизнь самоубийством. Они не выдерживают этого напряжения. Здесь важно понимать, что ты сам по себе ничего не сделаешь. Только духовная жизнь, благодать Божия, Дух помогают, избавляют от этого липкого страха.

Михаил Григорьевич знает это не понаслышке. В его семье случилась трагедия: на фоне алкоголизма отец покончил жизнь самоубийством. Мама тоже вскоре умерла, не выдержала горя. Их, троих детей, воспитывали «воцерковленные тетки».

До армии Михаил Григорьевич не пил. А после дембеля устроился на мозырский завод, где стоял бидон спирта.

— Работа была хоть и очень ответственная, но мы там пили постоянно. Я даже в теннис умудрялся играть выпившим: вдарю стакан спирта и играю (Михаил Григорьевич смотрит на меня открыто и дружелюбно и говорит это всё так, как будто рассказывает анекдот, а не историю своей жизни). Поехали в командировку и допились до того, что ночью меня всего побила судорога. Как я не умер, не знаю. Прошла всего неделя, а на Новый год мы с соседом выпили еще трехлитровую банку самогонки. На работу я уже не пошел. Но это были только цветочки. Начались дикие ломки, белая горячка. Тигр за мной гонялся. Закрою глаза — его нету. И так десять часов! Черти за спину кусали... Я плакал и чего только не делал: десятки раз «капался», лежал в наркологии, а потом снова наступал на те же грабли.

— А когда за Вами тигр гонялся, Вы понимали, что это галлюцинации?

— Ну, если бы алкоголики это понимали, не вешались бы и не выбрасывались бы из окна... Это всё очень реалистично. Дикий страх. В общем, допился я до ручки, из дома сбегал. Жена меня спасла. Я когда возвращался через пару дней домой грязный, страшный, она собирала детей, накрывала праздничный стол и встречала кормильца.

Когда в свои 52 года Михаил Григорьевич понял, что спасения на земле найти не может, он отправился в храм. И вот уже 16 лет исповедуется, причащается. На группах читают и разбирают Евангелие, святоотеческую литературу, по воскресеньям — акафист. Сейчас Михаил Григорьевич увлекся еще и классической литературой: перечитал всего Достоевского, на очереди Чехов.

 

священник дружеские объятия

— Это даже на моих отношениях с женой отражается, — делится он. — День, два, три — и я уже начинаю видеть плохое, появляется холодный взгляд. А потом прихожу с группы — вот моя красавица, самая добрая и любимая. Группа преображает, обновляет, избавляет от дурных мыслей. Я возвращаюсь домой другим человеком.

— А почему сегодня Вы встали в 3 утра, чтобы первой маршруткой отправиться в Минск?

— Душа радуется, когда я встречаюсь с православными. Понимаете, мы в Духе одном! Ребята более воцерковленные, они глубже поняли суть Православия, потому что ими занимался отец Евгений. Когда я в Минск приезжаю, у меня отдыхает душа: от группы, от Кости, от монастыря. Мы действительно подружились и стали как братья.

 

праздничная трапеза

Окончание следует…

Беседовала Мария Котова

Фотографии Никиты Провлоцкого

«Я тебя всё равно вымолю» (ч. 1)>>

20.10.2022

Просмотров: 42
Рейтинг: 5
Голосов: 19
Оценка:
Комментарии 0
3 месяца назад
Божьей Помощи вам и не все всем!???????
Слава Богу за всё
Комментировать