X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О старце Никите (часть 1)

старец никита валаам

Схимонах Никита (в миру — Николай Евдокимович Евдокимов/Филин) родился в 1832 году. В 42 года он принял решение посвятить себя служению Богу в Валаамском монастыре, куда и прибыл в 1874 году. 23 мая 1879 года Николай Филин был зачислен в братство Валаамского монастыря, а спустя пять лет пострижен в монашество с именем Нифонт. О. Нифонт нес послушание в монастырской гостинице, но душа его стремилась к уединению, и со временем он был переведен на жительство в Коневский скит, находившийся в трех верстах от монастыря. 16 января 1892 года о. Нифонт был пострижен в схиму с наречением имени Никита. Ко времени принятия схимы ему исполнилось 60 лет. По просьбе схимника игумен перевел его в скит Иоанна Предтечи, где старец прожил 13 лет. 21 апреля 1907 года о. Никита отошел ко Господу.

 

валаамский монастырь

Глубочайшее смирение, непрестанное памятование о Боге, выражающееся в постоянной молитве, любовь к ближним — эти качества были свойственны отцу Никите. Если ему случалось заметить между скитской братией вражду друг к другу, он прилагал все усилия для примирения враждующих. В простоте своей он и в других не допускал лжи и простодушно верил всякому человеку. О чем бы отец Никита ни беседовал, всегда его речь кончалась благодарением Господу: «Слава Богу! Благодарение Создателю!» Эти качества, а еще теплота сердечная, светлость влекли к о. Никите монастырскую братию за духовным назиданием, прозорливым указанием.

Сохранился рассказ, иллюстрирующий силу впечатления, производимого старцем:

«Рассказывал нам помощник гостинника о. Петр: "Приехал однажды на Валаам средних лет офицер. Приехал не для богомолья, так как был он человек маловерующий и к религиозным вопросам относился весьма равнодушно. Целью поездки его было поразвлечься, полюбоваться красотами живописного, дивного Валаама. Взяв благословение у настоятеля осмотреть скиты и все достопримечательности обители, он пожелал прежде всего прокатиться на лодочке по заливам, ну а кстати заехать и в скиты. Вот меня и откомандировали провести его и показать всё интересное. Дорогой мой спутник, разговорясь со мною по душе, сознался, что жизнь ему ужасно надоела, цель ее он давно потерял, кругом ему видится только одна ложь и лицемерие. "Ничего отрадного в жизни я не нахожу, — говорил он. — Ко всему стал холоден и равнодушен и смотрю на окружающее с каким-то озлоблением".

 

старец монахи катер

Осмотрели мы с ним Коневский скит и поехали далее в Предтеченский. Выйдя из лодки, поднялись на гору, осмотрели братские келлии, сад и зашли на минутку в церковь, потом пошли ко кресту, где открывшийся чудный вид на озеро и на острова произвел на моего спутника приятное впечатление. Затем мы пошли по дорожке вокруг острова. У меня в душе давно уже составилось желание повидать старца схимонаха о. Никиту и побеседовать с ним на пользу душевную, но, зная, что спутник мой не интересуется этим, я его предупредил дорогой, сказав, что оставлю его на несколько минут, так как предполагаю зайти к одному старцу для духовной беседы.

— Пожалуйста, пожалуйста, говорите, сколько угодно, — ответил он. — Я подожду, только уж меня увольте, я не имею никакой охоты слушать назидательные рассказы.

Круговая дорожка скита, как известно, проходит мимо самой келлии старца. Только мы подошли к ней и я слегка постучался, как старец немедленно вышел, так что офицер не успел еще отойти и, обернувшись, посмотрел на него. О. Никита с обычной своей ласковой и приветливой улыбкой, глядя на нас и кланяясь, сказал:

— Здравствуйте, дорогие мои, добро пожаловать, зайдите ко мне, убогому; посетите меня, грешного.

Офицер растерялся от неожиданности, да и я тоже не знал, что делать. Но старец, как бы не замечая нашего смущения, еще приветливее приглашал нас посетить его. Мой спутник развел руками и в недоумении, не отдавая себе отчета, покорно пошел за старцем в его крошечную первую келлию. Старец посадил нас, сам сел перед нами на низенькую скамеечку и, любовно глядя на нас, начал просто и добродушно с нами говорить. Вижу, что мой спутник чем-то поражен и растроган. Сказав старцу несколько слов, он вдруг неожиданно как зальется слезами (откуда только они у него брались, плакал, как дети маленькие плачут)! Старец стал его утешать:

— Не скорбите, а молитесь Господу и Пречистой Деве Богородице — и Вам отрадно будет.

Но офицер сквозь слезы говорил:

— Батюшка, батюшка, ведь я великий грешник...

— Не отчаивайтесь в своем спасении, дорогой мой, ведь Господь-то пришел на землю грешников спасти, а не праведников, — ответил о. Никита.

Я почувствовал, что мое присутствие здесь излишне, и молча вышел из келлии. О чем они говорили, я не знаю, но только спустя довольно долгое время вышел офицер с лицом, опухшим от слез. Дорогой, возвращаясь в монастырь, он неоднократно и с изумлением говорил:

— Я не понимаю, что это со мной произошло... Я в жизни моей никогда так не плакал, как теперь... Этот старец у вас действительно святой человек, и я чувствую, что в душе моей произошел какой-то спасительный перелом. Теперь и жизнь для меня стала иметь смысл, и я знаю, к чему человек должен стремиться, чтобы найти счастье. Без Бога мы самые жалкие и несчастные люди…»

Продолжение следует…

Источник: Валаам Христовой Руси. — М.: Хризостом, 2000.

16.09.2022

Просмотров: 645
Рейтинг: 5
Голосов: 27
Оценка:
Комментировать