X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Свободнее, чем на свободе

протоиерей Андрей Лемешонок

«…приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне…» (Мф. 25: 34–36). Каждый год духовник нашего монастыря протоиерей Андрей Лемешонок и монашествующие сестры посещают места лишения свободы, где люди отбывают наказание за совершенные преступления. Из-за пандемии на два года эта традиция прерывалась, и вот в этом году с Божией помощью удалось поехать снова. Вашему вниманию проповедь и беседа отца Андрея с осужденными после Божественной литургии в храме ИК № 14 (п. Новосады) 21 февраля 2022 года.

 

Протоиерей Андрей Лемешонок: Кажется, два года мы не виделись. Всё какие-то обстоятельства, микробы, бациллы… Я вам скажу, в храме самый чистый воздух. На Эльбрусе нет такого воздуха. А знаете почему? Здесь Любовь, она растворена в воздухе храма. Я смотрел, как вы стояли на службе, — у нас в монастыре так не стоят люди, не молятся… Конечно, это заслуга вашего пастыря отца Георгия, который нас позвал на эту вечерю Любви. И это действительно вечеря Любви.

Можно сказать: да, вы не свободны, вы здесь за решеткой. Но я вижу в вас большую свободу, больше, чем во мне. У нас одна сестра умирает, у нее рак головного мозга, и она уже в таком… ну, в безнадежном состоянии… И вот я пришел к ней, смотрю в ее живые глаза — и вижу, что она внутренне абсолютно здорова. Я прикоснулся к красоте и мне не хотелось уходить, потому что сам я не такой, как она. И когда я приехал в монастырь, меня спросили: «Ну что, она умирает?» — «Слушай, — говорю сестре, — это мы с тобой умираем, а она живет!» Вот то же самое и свобода. Свобода заключена не во внешних рамках. В мире людям кажется, что они свободны, у них много денег, у них всё что хотите. А им жить неохота, всё надоело. Всё материальное, всё то, чем приманивает этот мир, всё это, оказывается, как раз и есть тюрьма. Это надо понять. В любом месте, в любом положении у человека есть выбор — быть свободным или несвободным. Вот мое сердце — и его никто никуда не закроет. Везде надо оставаться человеком, везде. И как раз здесь, мне кажется, почти монастырь! И вас охраняют от греха. Чтобы вы не разбежались и ничего не натворили.

Но когда люди выходят из тюрьмы — это проверка. Человек может пойти куда угодно… И часто оказывается: кто ходил здесь в храм, кто здесь нашел и встретил Бога, тот не свободен на свободе. Он не справляется с этим даром. На свободе он идет не туда, где свет, где есть Бог, а туда, где грех. Поэтому, братия, я прошу вас, будьте свободными людьми, свое сердце не продавайте ни за что. Не отдавайте его, оно бесценно, потому что душа человека вечна. Поверьте в свою красоту, поверьте. Ведь вы сейчас очень красивые. Я вижу в вас Бога. Я честно говорю, не обманываю. Вы свободные люди. Не теряйте эту свободу. Одно грязное слово — и всё. Одна даже мысль плохая — и всё, вы уже опять не свободны, вы уже в плену. А дьявол, знаете, как это всё делает, как он человека опутывает и обманывает… И люди, считая себя свободными, оказываются рабами. У них нет опоры в жизни. Что для них опора? Деньги? Они могут обесцениться, сейчас уже пришло такое время. Посмотрите, что делается в этом безумном мире, который обречен на сожжение. Люди забыли о Боге. А вы в тюрьме вспомнили о Боге. Наверное, кто-то и раньше о Боге помнил, но вы же попали сюда за дело, по заслугам. Я вам скажу, бывает и такое: человек ничего не сделал, а его осудили. Но если действительно страдает ни за что, если он это примет как Божий крест, то станет мучеником. Но, я думаю, все здесь находятся по делу, и мы должны это понять. И сегодня у вас есть много времени для того, чтобы исправить свои ошибки. Исправление не в том, что «когда я выйду, тогда и буду думать, как строить жизнь». Сейчас исправляйте свои ошибки. Сейчас. В молитве. Найдите опору в Боге. И молитесь за тех, кто сейчас на мнимой свободе, но на самом деле в рабстве греха. У вас есть, наверное, люди, за которых нужно молиться.

У меня был друг, его посадили. Там был конфликт в высшем эшелоне, не поймешь что, но полгода он просидел в СИЗО КГБ. И там он стал читать Евангелие и молиться. И когда он вышел, я сказал ему: «Тебя не узнать, ты какой-то светлый вышел оттуда, чистый». Ну а потом, знаете, всё это оказалось насмарку. Мне жалко… Я уже, может, говорил это когда-то: Бог ревнует. Некоторые люди у нас были и старостами храма, но не устояли, и Бог их просто забирал. И молодые умирали — не от наркотиков, не от греха, а вот просто. Бог забирал их, видя, что они уже не смогут, потеряют то, что здесь приобрели. Поэтому, конечно же, здесь у вас такая благодать… Отец Георгий, вы нашли золотую жилу духовную! Они ведь не побегут сейчас куда-то там в ресторан, а пойдут работать! И это хорошо. Мне так старец отец Николай Гурьянов сказал: в тюрьме хорошо, потому что там работают. А он много сидел — за веру, конечно, а не за преступления.

Сохраняйте, братия, вот эту свою сегодняшнюю свободу! Я на подворье уже двадцать два года веду борьбу с матерщиной. Двадцать два года! А они, даже те, кто уже десять-двадцать лет на подворье, всё равно ругаются матом. Я говорю: «Вы оскверняете, вы теряете всё, что получили». Не ругайтесь матом, пожалуйста! Вот я вас очень прошу! Не засоряйте места, где вы живете, где вы спите, не превращайте их в помойку. Поревнуйте о чистоте. Ведь сейчас вы можете это, я чувствую. Не надо идти на поводу у дьявола.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Простите, я здесь за десять лет ни разу не слышал…

Протоиерей Андрей Лемешонок: Передо мной тоже на подворье не ругаются, но когда по пальцу ударят молотком, что-то не то вырывается. Но ничего, думаю, мы все будем исправляться, все будем бороться. Если вы действительно верующие люди, вы понимаете: впереди нас всех ждет вечность. Эта земная жизнь — лишь маленькое испытание, подготовка к вечной жизни. Если мы не будем готовы, то попадем в ад. А вы знаете, что ад — это вечное одиночество, вечная темнота, когда человек ничего больше не видит, кроме себя, своего «Я», своего греха. Сейчас есть люди, которые живут только для себя, они слепые и глухие, они никого не видят, никому не помогают, никому не сочувствуют. Им вообще всё равно. Лишь бы поесть, поспать, повеселиться. Но это уже ад…

У вас здесь колония, наверное, большая, сколько человек?

Пономарь: Тысяча четыреста сорок один на сегодняшний день.

Протоиерей Андрей Лемешонок: А сколько в храм ходят?

Пономарь: Ну, около ста.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Вот вы сто, вы — соль этой колонии. Вы должны стать воинами Христовыми. Не просто так: «Ну, пришел: авось поможет, батюшка помолится, может, раньше выпустят…» Нет, в это надо вкладывать совсем другой смысл. Вы здесь свет. Неизвестно, кто свободнее — охранник или вы. Если охранник живет греховно, то он раб. У вас сейчас такие условия, что вы особо не согрешите. Конечно, всё равно какие-то грехи есть. Я знаю, навидался таких вещей, особенно в девяностые годы… Но сейчас немножко другая жизнь.

Друзья мои, я вас поздравляю с принятием Бога. Вы храните Христа, храните. Он сейчас в вас, вы сейчас принадлежите Богу. Не отдавайте себя в рабство греха. Для этого надо бороться. Бороться не один день, а каждый день. За то, чтобы в сердце был мир. За то, чтобы в сердце появилась Любовь. Тогда вы будете везде востребованы, когда выйдете на волю. А когда кто-то выходит и ему всё равно, лишь бы где-то перекантоваться, кому такой человек нужен? Это же всё видно по человеку, чем он живет, не спрячешься. Никакая маска не поможет. Мы все живем в масках! Христианство заключается в том, чтобы эту маску с себя сдернуть, стать свободным, нормальным человеком, не бояться никого и ничего. Чего бояться?.. Верующий человек ничего не боится. Вот сегодня читали жития святых мучеников, они не боялись! Им говорили: «Или смерть, или откажись от Христа». Они не отказывались. Они шли на смерть, потому что знали, за что умирают.

У нас на подворье сейчас около ста восьмидесяти человек. К сожалению, есть потери… И за эту неделю два человека умерло. Один от передозировки. Наверное, он здесь был, да?

Отец Георгий: Пономарил.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Хороший парень.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Замечательный. Я просто удивился. Видел его, во гробе лежащего…

Протоиерей Андрей Лемешонок: Хороший… И всё… Очень больно для нас принимать эти потери. Ведь мы все-таки стараемся помогать там людям, стараемся, чтобы человек твердо стал на ноги.

Отец Георгий: Отец Андрей, благословите несколько слов…

Протоиерей Андрей Лемешонок: Да, конечно.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Я в первую очередь хотел сказать, что точно так же, как и вы, как и многие другие, кто посещает тюрьмы, чувствую, когда сюда иду, какую-то тревогу: не хочется заходить, проходишь через КПП, дергают и прочее…

Протоиерей Андрей Лемешонок: Собачки лают…

Протоиерей Георгий Тюхлов: …Какая-то угнетающая обстановка. А выходишь уже на крыльях. Как после исповеди. Поэтому, действительно, для меня, как и для вас, это радость. Вот пришел сюда, видишь, что кому-то нужен. Наверное, нет больше счастья, братья, когда ты кому-то нужен. На будущее вам это говорю. Это от нас зависит. От нас. Не все же идут в тюрьму. Даже священники, верующие люди, не все идут в больницы.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Не все идут. И даже, я сказал бы, меньшинство.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Не хочу сказать, что я лучше других, просто так выпало мне, посчастливилось, когда владыка Филарет (Вахромеев) в свое время сказал: «Бог тебе в помощь», и я пошел. И не потому, что я здесь настоятель и вы просветлились, а скорее, наоборот.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Мы друг другу помогаем.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Отец Андрей вспомнил про живых и мертвых. Был такой случай, хочу поделиться, может, кто слышал из братии. Один батюшка отпевает усопшего, стоят люди, родственники, на кладбище прямо возле церковки совершается погребение, всё как обычно. А в храм к службе приходит паренек, то ли больной, то ли блаженный, и говорит батюшке: «Батюшка, сегодня молились два человека — священник и покойник, остальные все были мертвыми». Примерно так. И я благодарю вас, отец Андрей, за то, что вы находите время, несмотря ни на что, пускай через год или через два года, неважно, но окунуться в эту среду. Для нас это очень важно, особенно когда люди приезжают из монастыря, замечательное духовное пение… Мы, знаете, варимся здесь в своем соку и поем уже как получается. Хотя я вспоминаю, как первый раз владыка Вениамин приехал сюда, и когда за его спиной грянуло «Верую…» и весь храм запел, все девяносто человек, это было необыкновенно. Дьякон, который стоял здесь, хотел за собой повести, а когда это «Верую…» громыхнуло на весь храм, так он даже присел. Отец Георгий, дай Бог ему здоровья. И это, действительно, всё впечатляет, но нам не хватает свежих людей. Наши лица, наверное, уже настолько приелись, что мы видеть друг друга не можем, правда. Это есть. Просто скажу так: мы не ценим то, что имеем. Это всё обыденно, и мы не ценим.

Протоиерей Андрей Лемешонок: В своем Отечестве пророка не бывает.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Да. Я сейчас обо всех говорю. Мы не ценим. Понимаете, насколько эти же лица оказываются дорогими, если, допустим, люди уходят отсюда и мы видим их через полгода, когда они приезжают в том качестве, как Вадим приехал.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Да, он всё время только и говорит о Новосадах.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Всё время говорит, как будто скучает по Новосадам? Удивительно, что пока человек здесь, мы не ценим, а потом, когда он приезжает, мы видим его лицо, такое дорогое, такое любимое. И только после этого начинаешь понимать, не сразу.

И еще один момент, по поводу того, что отец Андрей говорит о невиновности. Уверен, что и здесь есть люди, которые сидят ни за что. Проходит год, проходит два, и человек говорит: «Батюшка, а все-таки всё было не так…»

Протоиерей Андрей Лемешонок: «…это я не сделал, а сижу за то, другое…»

Протоиерей Георгий Тюхлов: Да: «За то, о чем знает один Бог. И я понимаю, что именно за это». Это большое счастье, что человек понимает, за что именно. Ну, случайностей не бывает. Я вот читал записки одного смертника. Это священник, который оказался в тюрьме. В те времена он действительно преступлений никаких не совершал, но когда попал в тюрьму, то сказал: «Я на своем месте. Я здесь, потому что я здесь нужен». Просто очереди стояли к этому священнику: кто исповедоваться, кто поделиться горем своим, кто радостью своей. Всё происходит в свое время, и сейчас, когда остается кому-то восемь месяцев, кому-то три месяца, кому-то три года, пользуйтесь моментом: вот шикарная библиотека, видеотека, ни у кого дома такой нет. Там более трех тысяч книг, изучайте, читайте, пользуйтесь этой возможностью…

Черпайте эту благодать, потому что это плацдарм, на котором вы должны научиться и прощать, и терпеть. Здесь всё есть, чтобы всё лишнее оставить за этой решеткой — и страсти свои, и немощи свои. Вы выходите на волю — вы чистые. Чем вы наполните сосуд, зависит от вас. Вы же видите: да, ни у кого не бывает так, что тут Бога узнал, вышел туда и там одна благодать. Лишь единицы могут семью завести, детей родить, воспитать их или организовать какой-то бизнес. Единицы способны отказаться от наркотиков. Знайте, что вы там так или иначе столкнетесь с этим. И вот здесь эти три или пять лет — это для того, чтобы вы научились. Передышка, так сказать. Многие говорят сегодня, что оказываются здесь, потому что Бог спас. От смерти спас, от передозировки…

Протоиерей Андрей Лемешонок: Да. Мы одному человеку пытались помочь. Помогли. Ходатайствовали все. А он погиб потом. А так бы был живой. Вот и всё. Вот и вся любовь.

Протоиерей Георгий Тюхлов: Спасибо вам, отец Андрей, за вашу молитву. Спасибо вам огромное за ваше слово доброе.

04.08.2022

Просмотров: 720
Рейтинг: 5
Голосов: 16
Оценка:
Комментировать