X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Служение в храме — это милость Божия» (ч. 1)

Сестра милосердия Наталья Бельтюкова

Сестра милосердия Наталья Бельтюкова около 20 лет несет послушание в Церкви. Ее голос звучал в разных храмах Минска, но вот уже полтора десятка лет она не просто поет на клиросе, а служит регентом, организуя ответственный процесс. В Сестричество во имя преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Наталья пришла вслед за мамой — сестрой милосердия Валентиной Рудик, однако в нашей обители ей пришлось нести другие послушания. О Божием Промысле, храмовом служении и трудах в монастыре — в истории сестры Натальи.

«Ты слышала о Христе?»

— Росла я в интеллигентной семье. Папа — преподаватель, писал научные работы, мама трудилась в системе снабжения. Мои впечатления из детства очень яркие. Помню, как маленькой стояла у окна, а внутри было чувство тоски, одиночества и безысходности, словно меня оторвали от чего-то важного, и я спрашивала: «Зачем я здесь?» Вместе с тем было понимание, что я обязательно вернусь обратно, в ту атмосферу любви и счастья, которая где-то есть, просто сейчас нужно преодолеть испытание и пройти какой-то путь. Я хотела поделиться этим с родителями, но поняла, что еще не умею говорить…

Папа очень любил книги, в нашем доме была хорошая библиотека. Больше всего мне нравились издания с репродукциями, в них я впервые увидела распятого Христа. Передо мной были боль и страдание, я переживала за Человека на Кресте, чувствовала Его необыкновенность, но не знала, кто Он. Впервые услышала о Христе в пятом классе. На лето меня возили в Крым к бабушке, а по соседству жила верующая девочка.

 Однажды подружка у меня спросила: "Ты слышала о Христе?" — "Нет! Кто это?" — "Спаситель". — "Это как?" Она удивилась, что я не знаю о Боге, а я не понимала, почему должна Его знать. Неужели Христос — это какая-то знаменитость?.. 

Тем же летом, когда состоялся разговор с подружкой, моя бабушка помогла одной женщине. Та пожелала ее отблагодарить и предложила: «Давайте я покрещу Вашу внучку».

Крестили меня в Ялте. Женщина, которой помогла бабушка, стала моей крестной мамой и в день Крещения подарила мне складень с образами Спасителя, Божией Матери и преподобного Сергия Радонежского. Это было удивительно, поскольку рядом с Христом и Богородицей обычно помещали икону святителя Николая. Интересно, что еще до рождения родители хотели назвать меня Сережей, а крестили в день памяти игумена всея Руси преподобного Сергия Радонежского.

храм

Крещение ничего в моей жизни не изменило. В церковь мы с семьей по-прежнему не ходили, разве что мама с соседями красила на Пасху яйца, но и в храме их не освящали. Это были лишь отголоски народной традиции.

«В храме я умывалась слезами, словно солнцем»

— Мама начала меняться после поездки в лавру святого Александра Невского. Там состоялся ее первый разговор с монахом. Беседовали целый час, но мама не помнила, о чем говорили: «Передо мной были только глаза монаха, я не могла от него отойти».

Из лавры мама привезла образ Божией Матери «Троеручица». Икона стояла в книжном шкафу, и мне всегда казалось, что Богородица смотрит на меня. Когда мама уезжала в командировку, я переживала за нее, становилась перед образом, плакала и просила: «Матерь Божия, помоги моей мамочке».

мама

Я уже была на 4-м курсе института, когда крымская подружка повезла меня на богослужение в Массандру. Возле императорского дворца был парк и небольшой белый храм. Я не очень понимала, что там надо делать, подруга подсказала: «Что батюшка будет делать, то и ты делай. Только если руки будет поднимать, ты не поднимай».

 На богослужении я ничего не понимала, просто крестилась вслед за батюшкой. Лучи солнца проникали в храм, и у меня по лицу катились слезы, я умывалась ими, словно солнцем, на душе было светло и радостно. Так меня впервые посетил Господь... 

Мы вышли из храма, и подруга спросила: «Наташ, тебе плохо?» — «Нет, мне хорошо…»

«Мне хотелось трудиться при храме»

— Вернувшись в Минск, я начала ходить в храм. Ставила свечи, слушала проповеди священников… А мама меня контролировала.

Однажды субботним вечером я собиралась в церковь, и мама сказала: «Пойду с тобой». Богослужение закончилось, я прикладывалась к иконам, а мама ждала в притворе. Мимо шел пономарь (сегодня он уже священник). Мама решила ему пожаловаться: «Что это — обязательно подходить ко всем иконам?» — «А кто подходит?» — «Дочка моя!» Мама осталась в притворе, а пономарь подошел ко мне: «Здравствуйте. Вы приходите к нам, приходите…» Спустя время мы подружились, тот самый пономарь стал крестным отцом моего старшего сына.

Сестра милосердия Наталья Бельтюкова

Окончила я институт, нужно было устраиваться на работу. Как-то в храме познакомилась с семинаристом, вместе мы шли до трамвайной остановки, и он рассказал мне, что в Минске есть духовное училище, где преподают церковное пение.

По образованию я химик-технолог в сфере нефтепереработки. Я должна была идти на собеседование к генеральному директору предприятия и начинать трудиться по специальности, но вместо этого мы с мамой поехали за советом к нашему духовнику (к тому времени уже осознанно ходили в храм и исповедовались у одного священника). Батюшка сказал: «Наташенька, я хотел бы, чтобы Вы учились в духовном училище».

Поступила я в училище, окончила и всю жизнь трудилась при церкви, ни одного дня не работала по основной специальности. Был период, когда уезжала из Минска, но вернулась. К тому моменту в семье уже было двое детей — четыре и два года. Я не хотела идти работать в мир, пела в храме и просила у Господа вырастить детей и трудиться при церкви. Так всё и сложилось.

Сестра милосердия Наталья Бельтюкова

Одно дело быть регентом в деревне, другое — в городском храме. В духовном училище до отъезда из Минска я отучилась всего год (такая была программа), а поскольку музыкального образования не было, пришлось вновь поступать на регентское отделение, где уже давали более основательные знания. Окончила училище в 2002-м и стала регентом.

Первое послушание в монастыре

— Впервые я попала в монастырь в начале 2000-х. Дружила с Юлей Круковской, она мне и предложила: «Наташа, пойдем в монастырь! Там так интересно!» Юля была регентом хора в детском интернате и навещала больных деток. Уже тогда я поняла, что такое служение не для всех. Чтобы идти к детям, нужно быть чутким и открытым человеком. Мне это казалось недосягаемым…

В 2013 году, после смерти бабушки, моя мама пришла в сестричество. Надев облачение сестры милосердия, она ожила и преобразилась, радовалась, словно ребенок.

мама

В 2017-м каким-то чудом пришла в монастырь и я. Мое первое послушание — колядки в Польше. Подруга, которая меня порекомендовала, переживала: «Бывают походные условия. Может случиться так, что и ночевать будет негде». — «А ты дай мне туристический коврик». Спальник дала другая подружка…

Люди смотрели на меня, мягко говоря, с удивлением: куда я еду зимой с ковриком и спальником? А я радовалась. Не знаю, как сердце выдержало эту радость...

елка

В Польше условия были прекрасные: мы жили в доме, утром вставали, завтракали и ехали по деревням с рождественской звездой и колядками.

Люди в Польше верующие. Встречали нас тепло, накрывали стол, угощали сладостями. Многие говорили: «Вы были у нас в прошлом году. Мы вас очень ждали! Боялись, что не приедете!»

хор на клиросе, елка

Рождественская звезда

— В Польше приключилась с нами забавная история. Сестры должны были внимательно смотреть за рождественскими звездами. Какая ты коляда без звезды? Водитель каждое утро говорил сестрам: «Пересчитайте наши звезды!» Убедившись, что все они на месте, мы отъезжали.

на клиросе, елка

Едем мы колядовать на хутор, где всего несколько домов, и в одном из них живет почти лежачая одинокая бабушка. Долго мы ей пели рождественские песни, разговаривали. Важны ведь не только колядки, иногда с человеком надо просто поговорить и побыть рядом. Уходили от бабушки со слезами и… я забыла звезду.

Пропажу обнаружили в машине, когда уже порядком отъехали от хутора. Пришлось возвращаться. Звезду забрали, но я уже была «на карандаше»: «За этой сестрой нужен глаз да глаз…»

Сестра милосердия Наталья Бельтюкова со звездой рождественской

Вечером праздник. В тот день в Польше принято всей семьей ходить в ресторан или кафе. В одном из ресторанов мы спели колядки, едем обратно, и я понимаю, что вновь забыла звезду.

«Сестры, простите, я забыла звезду…» В ответ слышу: «Все звезды на месте!» А я точно знаю, что свою не забрала. Смотрю, а одна звезда отличается: «Одна звезда чужая! Наша была позолоченная и блестела!» Водитель категоричен: «Нам выдали четыре звезды? У нас четыре звезды. Всё!» — А я тихонько настаиваю: «У нас была золотая звезда…»

Сестра милосердия Наталья Бельтюкова, Рождество

Инокиня Александра говорит: «Я верю тебе». Водитель сдается: «Ладно, вернемся, мне уже самому интересно». Возвращаемся за звездой, поднимаемся наверх, подходим к диванчику, где я оставила звезду, а ее там нет… И тут выходит хозяйка: «А вы за звездой?» И выносит нашу золотую звезду. Откуда взялась пятая рождественская звезда, так и осталось загадкой…

Сестра милосердия Наталья Бельтюкова

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Игоря Клевко и из архива сестры Натальи Бельтюковой

02.08.2022

Просмотров: 1021
Рейтинг: 5
Голосов: 20
Оценка:
Комментировать